В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Урок-спектакль "Роковая ошибка Жана Батиста Ламарка" (Г.П. Евдокушина)

Массовые внеклассные мероприятия

 

Цель: используя художественно-эмоциональный подход к изложению научной деятельности Ж.Б. Ламарка, помочь учащимся разобраться в сложнейших проблемах биологической науки по становлению и развитию эволюционных идей.

Вступительное слово предоставляется учителю биологии.

 

Учитель биологии

Неумолимое время тихо бросает секунды, века сменяют века: уходят в небытие блиставшие когда-то вельможи, а теории нищих ученых обретают бессмертие, как и их имена...

Музыка.

 

Один из таких ученых – Жан-Батист-Пьер-Антуан де Моне, шевалье де Ламарк. И мне бы очень хотелось, чтобы вы не только запомнили основные положения его эволюционной теории, но и благородный облик этого человека, чтобы на уроке вы пережили вместе с ученым все его взлеты и падения, прожили на уроке его жизнь... И его боль стала вашей болью....

Ведь только это поможет нам избежать поспешных и высокомерных суждений типа “Ламарк недопонял”, “Линней не учел” и т.п., которые увы, столь часты в устах наших современников, привыкших постигать науку только разумом. Но ведь процесс познания – это не только работа ума, мозга, но и души...

Готова ли твоя душа прочувствовать и понять грустную и прекрасную историю Ламарка, историю непризнанного, но несломленного гения, пережившего бедность, насмешки, несправедливые гонения невежд, страдающего и ошибавшегося, боровшегося, умершего в нищете и ... победившего! Победившего, спустя столетие после своей смерти...

Итак, тема урока: “Роковая ошибка профессора Ламарка...”

Учитель переводит стрелки на циферблате у доски до отметки XIX век. Франция. XIX век. 1803 год. Париж. Комната в доме Ламарка. Входит его дочь Корнелия, зажигает свечи. С улицы доносятся голоса: “Шарлатан! Сумасшедший!”. В комнату входит сестра Корнелии.

 

Cестра Корнелии

Кажется, отец опять допустил ошибку в своем метеорологическом бюллетене. Неблагодарное это дело – предсказывать погоду. У отца появилось столько врагов.

Корнелия

Еще бы! Отец во всем полагается на луну при составлении метеорологических сводок. А она, кажется, только и думает, как бы получше подшутить над доверчивым стариком. Вообрази, отец предупреждает парижан: “Ждите бури”. И все, плотно закрыв ставни, сидят по домам. А на улице – прекрасная погода. В окна смеется солнце. Но все боятся выйти на улицу и ждут, что вот-вот начнется буря.

Cестра Корнелии

Или, наоборот, отец предрекает: “Ясно”. Парижане наряжаются и устремляются на улицу. Сады и парки, бульвары и предместья кишат праздничной толпой. И в самый разгар гулянья небо вдруг заволакивается тучами, гремит гром, и потоки воды льются на расфранченных обывателей. (Смеются. Входит огорченный Ламарк.)

Ламарк

Да, все именно так. Метеорология – не мое призвание! Лучше уж мне заниматься естественной историей.

 

Корнелия

(уговаривает отца). Отец, но ведь ты ошибался не всякий раз, но так уж всегда бывает: никто не запоминает верных предсказаний, но все поднимают крик при ошибке.

Входит Кювье и господин в цилиндре.

 

Кювье

Что, опять луна подвела?

 

Ламарк

(грустно). Не Луна, а... звезда! Та самая “несчастная звезда”, под которой я родился. Мне отчаянно не везло всю жизнь.

Кювье

Ну, полно, старина! В нашей жизни, как мне помнится, ведь были и звездные часы... Вашей “Флорой” не так давно зачитывалась вся парижская знать. Все боготворили вас.

Ламарк

О да! Но этим я обязан Руссо.

 

Корнелия

Расскажи, отец. Это очень интересно.

 

Ламарк

Жан-Жак Руссо был в большой моде в те годы. И, как всегда бывает, его поклонники подражали ему не только в одежде, – они захотели заниматься тем же, чем занимался Руссо, “Наш Жак”, как его называли. И вот они принялись гербаризировать. Я учел все это и засел за книжку. Так появилась моя “Флора” – простейший определитель растений, который оказался настоящим подарком для поклонников Руссо. Теперь им не надо было перелистывать толстые малопонятные научные книги, – по моей “Флоре” легко можно было определить любое растение. А так как среди поклонников Руссо были именно скучающие графы и баронессы, маркизы и герцогини, то у меня оказалось немало высокопоставленных покровителей.

 

Корнелия

Отец, а помнишь как сам Людовик XVI подписал твое назначение адъюнкт-академиком?

 

Ламарк

О, только благодаря Бюффону! Он – благородный человек.

 

Кювье

(ехидно). Но не бескорыстный.

 

Ламарк

Что вы имеете в виду?

 

Кювье

Да хоть бы то, что он отправлял вас в Европу в качестве гувернера своего сына – этого легкомысленного повесы.

 

Ламарк

Неправда! (Менее уверенно.) Я осуществил эту поездку с официальной миссией: осмотр ботанических садов, музеев; покупок всякого рода предметов для естественно-исторических коллекций. С научной целью.

Кювье

(передразнивает). “С научной целью”! Вы – наивный чудак, неисправимый идеалист. Ведь весь научный мир знал, что основной вашей работой в этой поездке было гувернерство. И все жалели вас: сыночек у графа Бюффона далеко не подарочек: вот уж, наверное, помотал вам нервы... Признайтесь честно!

Ламарк

Да, признаться, много неприятных минут доставлял мне этот юноша своими проказами.

 

Кювье

(смеется). Да уж! Кончилось тем, что папаша Бюффон приказал нашим путешественникам вернуться в Париж: ему надоели бесконечные письма – жалобы Ламарка на сына и сына на Ламарка.

Господин в цилиндре

Да, господин Ламарк имел все основания для осуждения великовозрастного вельможного сынка. Сами ведь вы в свои 16 лет...

 

Ламарк

(прерывая его). Не надо, прошу вас...

 

Господин в цилиндре

Ну вот, как всегда скромничает.

 

Корнелия и ее сестра

Расскажите! Расскажите!

 

В продолжении всего рассказа Ламарк чувствует себя смущенным, не раз пытается остановиться. Но господин в цилиндре, не обращая на него внимания, продолжает рассказывать. Все восхищенно слушают. На протяжении всего повествования звучит музыка.

 

Господин в цилиндре

Дело было в 1760 году. В фиссингаузене, в Ганновере, стоял большой отряд французской армии. Шестнадцатилетний худенький юноша верхом на ободранной лошади въехал в лагерь и начал расспрашивать, где ему найти полковника. “Не знаю, на что вы годны, – сказал полковник, прочитав рекомендательное письмо и пройдясь взглядом от запыленных башмаков до лба юноши. – У меня война, и детям здесь не место!”.

Юноша заплакал, и полковник сжалился над ним, оставил переночевать. На рассвете начался бой, и когда полковник вышел к своему отряду, то увидел в первом ряду гренадерской роты вчерашнего юношу.

– Ваше место в обозе! – закричал он.

Но юноша и ухом не повел. Французы пошли в атаку. Один за другим выбывали из строя офицеры. Когда ни одного офицера не осталось а живых, солдаты – старые служаки, привыкшие подчиняться офицеру-дворянину – предложили юноше:

– Командуй нами!

Тем временем французы отступили и впопыхах забыли про гренадеров.

– Уходим! – закричали солдаты, – нас забыли!

– Ни с места! – остановил их юноша-командир. И они сражались до тех пор, пока не пришел приказ отступать. За этот подвиг юноша сразу же был произведен в офицеры.

Кювье

А что с мальчиком? Он остался жить?

 

Господин в цилиндре

(улыбаясь). Спросите об этом у господина Ламарка.

 

Корнелия

(взволнованно). Но какое отношение к этому военному эпизоду имеет отец?

 

Господин в цилиндре

Самое прямое. Ведь юноша-герой и твой отец, Корнелия, – это одно и то же лицо!

 

Корнелия

(бросаясь к отцу и обнимая его). Как?! Отец, но почему же ты никогда не рассказывал нам об этом?

 

Кювье

Но почему, в таком случае, вы не остались в армии? Ведь, судя по всему, вас ожидала прекрасная карьера.

 

Ламарк

(грустно). После окончания Семилетней войны наш полк был расквартирован в Провансе. От скуки я начал собирать растения, и вскоре так пристрастился к этому занятию, что увлекся ботаникой всерьез.

Корнелия

Ботаникой?! Отец, но ведь ты – профессор зоологии!

 

Ламарк

Увы, дитя мое. Но об этом – чуть позже.

 

Кювье

Продолжайте, профессор.

 

Ламарк

Довольно грустные воспоминания. Дело в том, что мое увлечение растениями вызвало страшное недовольство у моих товарищей-офицеров.

 

Господин в цилиндре

Вы называете это “недовольством”?!! Да ведь ваши однополчане, всячески отравляя вам жизнь, устраивали против вас заговоры и вовлекли в них даже самого полковника. Вы ни за что получали выговоры, назначались вне очереди на дежурство. Доносы сделали свое черное дело: вас хотели уже исключить из полка, и все из-за зависти. Офицеры ненавидели вас за то, что вы предпочли книгу бутылке и поля – кабаку!

Ламарк

(улыбаясь). Да, вы правы. Трудно сказать, чем бы все это кончилось, если бы не одно обстоятельство.

 

Корнелия

Какое же, отец?

 

Ламарк

У меня на шее появилась опухоль. Болезнь долго не проходила. Я ходил от одного врача к другому, и все без толку. Наконец попал к хирургу Теннону, который взглянув на меня, произнес только одно слово: “Резать!” Я выздоровел, но у меня на шее остался огромный безобразный шрам. Этот шрам так ужасен, что я вынужден всегда носить высокий галстук, скрывая эту памятку о хирурге Тенноне. И так как я по состоянию здоровья не мог больше служить в армии, я решил заняться своей любимой ботаникой и посвятить этой науке всю оставшуюся жизнь.

Корнелия

Отец, ты обещал рассказать, как ты стал профессором зоологии?

 

Ламарк

О, это особая история. Началась революция. Казнили короля. Летом 1793 года конвент постановил преобразовать наш Королевский ботанический сад в Музей естественной истории. В музее было создано шесть кафедр: три по ботанике и три по зоологии. Ботанические кафедры заняли главные ботаники из королевского ботанического сада. И я остался ни при чем.

Корнелия

Но разве тебе не могли помочь твои поклонники – ботаники из высшего света?

 

Ламарк

Увы! Одни из них после революции бежали из Франции, другие сложили свои головы кто в гражданской войне, а кто на гильотине...

 

Корнелия

Ужасно!

 

Ламарк

(продолжая). Мне, 50-летнему ботанику, должно быть в насмешку, была предложена кафедра насекомых и червей. Изволь начинать все с начала. Ведь я совершенно не знал зоологии, не мог отличить земляного червя от пиявки!

Корнелия

И ты согласился, отец?

 

Ламарк

А что мне оставалось? Правда, я потребовал один год на подготовку. И вот всего за один год я превратился из ботаника в зоолога!

 

Кювье

Да еще в какого! Ведь именно профессор Ламарк навел наконец порядок в “червях”. Он разделил всех животных на позвоночных и беспозвоночных. Предложенная им классификация оказалась самой удобной. Думаю, что ей будет пользоваться не одно поколение ученых. Как видите, никогда не поздно начать все с начала – даже в 50 лет.

Господин в цилиндре

Если ты – Ламарк!

 

Корнелия

Я восхищаюсь тобой, отец!

 

Ламарк

(скромно). О, Корнелия...

 

Корнелия, Кювье и остальные уходят. Ламарк, оставшись один, погружается в работу.

Учитель

(переводит стрелки часов). Франция. 1809 год. Ламарк заканчивает главный труд своей жизни – знаменитую “Философию зоологии”. Написанная на закате жизни уже полуслепым ученым, эта книга обессмертила его имя.

В ней представлены основные положения эволюционной теории. Но, к сожалению, книга была встречена современниками Ламарка “в штыки”. Ламарк охотно вел научные споры и разговоры, споря со всеми, кто выражал желание поспорить. Вообразите себя противниками (или сторонниками) теории Ламарка. Вам выпало счастье пообщаться с этим удивительным человеком.

И мы с вами имеем счастливую возможность присутствовать при защите Ламарком своей теории.

Итак, заседание ученого совета. На ваш суд Ламарк выносит свою знаменитую теорию эволюции. Вы должны утвердить либо отвергнуть ее.

В ваших руках судьба этой теории.

В ваших руках судьба научного открытия.

Судьба научной истины.

В ваших руках судьба Ламарка...

Выбор за вами!

Учащимся раздаются белые и черные шары, с тем чтобы они выразили свое мнение с помощью этих шаров (белый – в защиту Ламарка, черный – опровержение). Демонстрируются гербарные образцы.

Ламарк

Нужно ли мне перечислять факты, которые вам так хорошо известны? Ведь всякий знает, как влияют на растение условия, в которых оно оказалось. Вообразите: росла какая-то травка на лугу, на хорошей почве, в тихом месте, с достаточным количеством влаги. Занесло ветром ее семя на каменистый холм. Почва скудная, воды мало, сухо, ветер дует и дует: плохое место. И все-таки прижилась там выросшая травка. Что же она, такой же, как на лугу будет? Нет, конечно. И ее потомство будет здесь расти. И так поколение за поколением. И конечно же получится новая разновидность, не похожая на ту травку, что когда-то росла на лугу. Вы согласны?

Высказывания “сторонников” и “оппонентов” Ламарка. Дискуссия продолжается 10 минут.

Учитель

Господин профессор! Я так поняла, что вы допускаете, что в природе виды могут переходить друг в друга. Например, пересадишь одуванчик – возникнет новый вид. Не есть ли это полное отрицание вида как такового? Если виды непостоянны, могут переходить друг в друга, значит, их вовсе нет?! То есть, вы отрицаете вид как таковой.

Ламарк

Да! Я действительно так считал. Но к концу жизни я пришел к правильному пониманию вида. Виды существуют. Они постоянны. Отрицание вида – мое заблуждение.

Учитель

Спасибо, профессор.

 

Ламарк

У всякого животного более частое и продолжительное упражнение какого-либо органа укрепляет и развивает этот орган, увеличивает его в размерах. Неупотребление органа ослабевает его. Эти изменения передаются по наследству.

Оппонент

Пример, пожалуйста.

 

Ламарк

Извольте. Жираф, живущий в Африке, объедает листья и ветки высоких деревьев и кустарников. Там, где он живет, почти нет хорошей травы – слишком сухо. До ветвей же нужно дотянуться. И жираф, стараясь дотянуться до веток, делал постоянные усилия. От постоянных упражнений шея жирафа стала удлиняться. Это стремление жираф передавал своим потомкам. И через несколько поколений короткошеий жираф превратился в жирафа с длинной шеей.

Учитель

Когда Ламарк сделал подобное заключение, предок жирафа еще не был известен. Его открыли позднее, спустя 100 лет (демонстрация рисунка окапи, лесного родича жирафа). В чем Ламарк оказался прав? (в том, что предок жирафа – короткошее животное)

В чем не прав? (в том, что причиной эволюции жирафа было внутреннее стремление животного – упражнения)

Оппонент

Вы, стало быть, признаете эволюцию?

 

Ламарк

О да, без сомнения. На свете нет ничего постоянного. Все изменяется, то есть эволюционирует. Глупо было бы отрицать эволюцию. Причем живые существа изменяются в процессе эволюции от простых форм к сложным, они совершенствуются, усложняются.

Оппонент

А что, на Ваш взгляд, является причиной этого усложнения?

 

Ламарк

Что является движущей силой эволюции?

 

Оппонент

Да, что?

 

Ламарк

Возьмем пример с жирафом. Стремление дотянуться до веток, вытянуть свою шею вызвало приток флюидов (особой жидкости) – к шее. И под действием флюидов шея начала вытягиваться. Это подкреплялось упражнениями животного. И вот стремление плюс упражнение и есть результат изменения органа, в данном случае, удлинения шеи.

Оппонент

И вы считаете, что приобретаемые организмом в течение жизни признаки могут передаваться по наследству?

 

Ламарк

Несомненно. А разве вы так не считаете? Тогда докажите это с помощью фактов.

 

Высказывания учащихся. Дискуссия.

 

Оппонент

Ну как же вы не понимаете? Возьмем, к примеру лебедя. У лебедя шея очень длинная, а ноги короткие. Почему? Большую часть жизни он плавает. Его ноги почти не участвуют в движении, поэтому они короткие. Он не ныряет, а погружает в воду голову. Конечно, чем дальше окажется голова, тем больше захватишь добычи. Шея вытягивается все больше...

Оппонент

(прерывая). А рога у быка? Они тоже тянулись? (смеется).

 

Ламарк

И рога! Кровь приливала к голове, прилив крови вызывал изменение животного.

Например, дикий бык. Ведь бывают же у него приступы ярости, приходится ему сражаться с противником. А где оружие? Укусить нечем – его зубы непригодны для этого. Обороняться он не может. Что остается? Встав друг против друга, сражаться, ударяясь головами, то есть биться лбами. Внутреннее чувство (стремление) вызывает у быка прилив флюидов к этой части головы. И здесь происходит выделение костного или рогового вещества, образуются твердые наросты. В конце концов появляются рога.

Оппонент

Что же, флюиды могут и у меня появиться?

 

Ламарк

Почему нет?

 

Оппонент

Ну, так я хочу, чтобы у меня уши стали короче.

 

Ламарк

Обратитесь к хирургу (трогает свой высокий галстук, скрывающий шрам на шее).

 

Оппонент

У животных нет хирургов.

 

Ламарк

Тогда терпите. Может быть, у вас и появятся флюиды. Но этого мало. Нужно, чтобы они были и у ваших детей, и у внуков, и у правнуков... Возможно, тогда у кого-то из ваших потомков дети и станут другими.

Оппонент

А я?

 

Ламарк

Вы останетесь с такими же ушами.

 

Учитель

(оппоненту). Ваш пример не совсем удачен. Ведь Ламарк утверждал, что эти изменения происходят очень медленно, в течение нескольких поколений, а вовсе не за несколько часов или дней.

Ламарк

Посмотрите на эту утку. У нее есть перепонки между пальцами. Как они образовались? Птица была вынуждена добывать пищу в воде. А для этого ей приходилось плавать, растопырив пальцы: так удобнее грести. При этом кожа у основания пальцев, конечно, растягивалась. Это упражнение повторялось изо дня в день, повторялось у матери и у последующих поколений. В итоге оно привело к тому, что между пальцами образовалась перепонка.

Возражения учащихся. Дискуссия.

 

Оппонент

Как, по-вашему, можно объяснить образование длинных ног у фламинго?

 

Ламарк

Береговая птица, ходившая по мелководью, приподнималась на ногах, стараясь не подмокать. С течением времени ноги вытянулись, стали длиннее. Эта же птица, добывая пищу из воды, стараясь не намокнуть, не опускала в воду грудь, туловище, а вытягивала шею. Вот и вытянула. (Высказывания оппонентов).

Подсчет черных и белых шаров. Комментарий учителя. Обобщение учителя. Вопрос к учащимся: в чем же заключается значение теории Ламарка и в чем секрет ее популярности в наши дни? Ответы учащихся. Беседа.

Учитель

Но вы, уважаемый профессор, совершили роковую ошибку.

 

Ламарк

Да, я это понял. Моя ошибка, роковая моя ошибка, принесшая мне столько неприятностей в свое время, ошибка, которая помешала моим современникам понять и оценить мою теорию, ошибка, навлекшая на мою голову насмешки и издевательства... моя ошибка заключалась в неправильном понимании движущих сил эволюции. Ведь это все так просто! Как мог я так заблуждаться?! Ведь не соверши я этой ошибки, возможно, моя судьба сложилась бы по-другому! И дочери мои после моей смерти не остались бы нищими! Бедная Корнелия!

Корнелия

Бедная Франция! Ты не смогла вовремя понять и оценить учение моего отца. Его гениальное эволюционное учение!

 

Учитель

(ученикам) А почему? Были ли для этого объективные причины?

 

Ученик

Причины этого заключаются прежде всего в условиях того времени. В начале XIX века биологические науки и сельское хозяйство Франции не могли предоставить Ламарку убедительный материал для доказательства эволюции, как это случилось полвека спустя в Англии с Дарвином. Несомненно, что идеалистические представления Ламарка о гармоническом развитии живой природы помешали его современникам в оценке его учения.

Учитель

Да! Хотя вопрос о движущих силах эволюции был действительно решен Ламарком неверно, в целом его учение – научный подвиг! Среди ученых он первым опроверг идеи постоянства и неизменности живой природы, правильно представил общую картину исторического развития органического мира от простых форм жизни к сложным, признал единство происхождения всех живых существ, доказал роль внешней среды в эволюции. В этом – огромное значение гениального творения Ламарка! В этом – секрет популярности его и в наши дни.

Признание и слава пришли к Ламарку посмертно.

Теперь всем очевидно, что гипотеза об изменчивости видов непризнанного и умершего в нищете Ламарка оказалась ближе к истине, чем трактаты о катаклизмах гениального Кювье.

Время все расставляет на свои места. Мало кто помнит блестящего графа Бюффона, а имя его сына навсегда стерто в памяти людей.

Но бессмертно имя великого Ламарка.

Научная истина всегда побеждает.

Правда, иной раз победа дается дорогой ценой: приходит в результате долгой и тяжелой борьбы ученого, а иной раз и после его смерти.

Пусть на долю непризнанного и умершего в нищете гения и не часто выпадало счастье большого открытия, пусть его постигла творческая неудача, он ошибся, не тем путем пошла мысль исследователя, но он принципиален, ему непонятен компромисс. Ради научной истины он готов на все – перенесет и бедность, и несправедливые гонения невежд, и прочие испытания: он – ученый!

Именно таким был Жан Батист Ламарк...