В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

31. Царица Эсфирь

Царь Артаксеркс разводится с царицей Астинь. На третий год своего царствования великий персидский царь Артаксеркс устроил огромный пир для всех своих вельмож, военачальников, служителей и правителей областей. Пир длился сто восемьдесят дней. Когда он завершился, царь приказал в течение семи дней угощать в саду царского дворца всех столичных жителей, причем слуги должны были подавать на стол все, что пожелает каждый из пирующих. В то же время царица Астинь угощала женщин-горожанок на своей половине дворца.

На седьмой день пира царь был особенно весел и пожелал, чтобы царица Астинь, которая была очень красива, показалась народу и вельможам в царском облачении. Но та вздумала капризничать и не пришла в ответ на повеление Артаксеркса. Разгневанный царь по совету своих мудрецов решил развестись с ней, так как все встревожились, что все женщины Персидского царства, по примеру царицы, перестанут слушаться собственных мужей. Особым царским указом, разосланным во все концы огромного царства, всем женщинам было приказано беспрекословно подчиняться своим мужьям.

Царь находит новую жену. Царь же решил выбрать себе новую царицу. Из всех областей государства были собраны самые красивые девушки. Они должны были по очереди представать перед царем, и та из них, которая особенно понравилась бы ему, стала бы царицей. Одной из этих девушек была Эсфирь, родственница Мардохея, которая была “красива станом и пригожа лицом”. Она рано осталась без родителей, и Мардохей, служивший при дворце, был ей вместо отца.

Когда настала очередь Эсфирь, она успела приобрести всеобщее расположение. Царю она понравилась больше остальных и он именно ее сделал царицей вместо Астинь. В честь Эсфирь Артаксеркс устроил большой пир и раздал множество даров.

Мардохей. Мардохей был из пленных евреев, переселенных с родины еще вавилонским царем Навуходоносором. Эсфири он приказал (а она продолжала беспрекословно слушаться своего родственника и воспитателя), чтобы та никому не говорила о том, к какому народу она принадлежит, и что он ее родственник.

Спустя недолгое время Мардохей, который дежурил у ворот дворца, случайно услышал разговор двух царских служителей. Те обиделись на царя за то, что самый важный пост он доверил Мардохею, и намеревались убить своего владыку. Мардохей донес на них, злоумышленников пытали, они сознались в своем замысле и были казнены. Об этом событии было записано в дворцовом дневнике. Однако один из влиятельных вельмож, Аман, затаил злобу на Мардохея, виновного в казни его друзей. Аман, родом из далекой Македонии, был тогда в особой милости у царя. Артаксеркс приказал, чтобы все дворцовые служащие кланялись Аману и падали перед ним наземь. Все повиновались царскому повелению, один Мардохей оставался стоять перед Аманом. Дело в том, что для иудея (а Мардохей был глубоко верующим человеком) кланяться и падать наземь можно только перед Богом. Возмущенный такой, как ему казалось, наглостью Аман получил донос на Мардохея от других служащих, в котором говорилось, что ослушник царского приказания является иудеем. И Аман замыслил уничтожить не только Мардохея (это для него было мелочью), но и весь иудейский народ.

Жестокий приказ. Аман стал убеждать царя, что в его огромной державе, которая простиралась от Египта до Индии, есть всего один народ, живущий по собственным правилам и не выполняющий царских законов, и что этот народ надо истребить как можно быстрее. Если царю это будет угодно, то Аман внесет в царскую казну десять тысяч талантов серебра.

Царь согласился, снял с руки перстень со своей печатью и отдал Аману, чтобы тот скрепил подготовленный уже указ. В этом указе, разосланном во все области Персидского царства, было приказано в один и тот же день истребить всех иудеев вместе с женами и детьми “без всякого сожаления и пощады” и разграбить их имущество. Объявлен был указ и в Сузах.

Когда об этом у себя дома услышал Мардохей, он в траурной одежде, посыпав в знак великой печали голову пеплом, пошел по улицам города с жалобным воплем: “Истребляется народ, ни в чем не повинный”. Дойдя до ворот дворца, он остановился — туда в таком виде входить было запрещено.

Эсфири слуги доложили, в каком виде перед дворцом стоит Мардохей. Она послала ему другую одежду, он ее не принял. Дальше переговоры шли через одного из доверенных слуг: царице нельзя было выходить из дворца без разрешения своего повелителя. Мардохей передал царице переписанный им царский указ и потребовал, чтобы Эсфирь шла к царю и умолила его помиловать народ, к которому принадлежит и она сама. Та ответила, что не видела царя уже тридцать дней, а все знают, что любого вошедшего к царю без его приказания ждет смерть. Мардохей перешел к угрозам: “Не думай, что ты одна спасешься в доме царском из всех иудеев. Если ты промолчишь в это время, то свобода и избавление придет для иудеев из другого места, а ты и дом отца твоего погибнете”.

"Что тебе, Эсфирь?" Тогда Эсфирь решилась и передала Мардохею, чтобы тот вместе со всеми иудеями, что жили в Сузах, молились Богу три дня. Она со служанками будет делать то же самое, а потом пойдет к царю и, если ей суждено погибнуть, погибнет.

Когда этот день настал, Эсфирь надела свои самые красивые одежды и в сопровождении двух служанок отправилась к царю. “Она была прекрасна во цвете красоты своей, и лицо ее радостно, но сердце ее было стеснено от страха”. Царь сидел на троне в полном царском облачении. Неожиданно увидев Эсфирь, он обратил на нее свой гневный взор. Вид его был настолько страшным и величественным, что она потеряла сознание и упала на руки служанок. Артаксеркс поспешно встал с трона, обнял ее и, подождав, когда она придет в себя, ласково сказал: “Что тебе, Эсфирь? Я — брат твой; ободрись, не умрешь, ибо владычество наше общее”. И царь коснулся жены своим золотым скипетром. Это означало, что он дарует ей жизнь, хотя она и нарушила закон.

Придя в себя, Эсфирь объяснила, что она соскучилась по любимому супругу и просит его вместе с Аманом придти к ней на пир. Царь согласился. Находясь уже в покоях Эсфирь, он пообещал выполнить любую ее просьбу, даже если она попросит себе полцарства. Эсфирь попросила лишь на следующий день, опять вместе с Аманом, пожаловать на новый пир, и тогда она выскажет свою просьбу.

Аман задумывает повесить Мардохея. Радостный Аман вышел от царя и увидел Мардохея, который, как обычно, даже не пошевелился перед ним. Его приподнятое настроение тут же исчезло, но он сдержал себя, пришел домой, созвал своих друзей и пригласил жену. Им он рассказал, в каком почете находится у царя (в указе об истреблении иудеев царь даже назвал Амана своим вторым отцом), как отличила его царица, уже вторично пригласив к себе на пир вместе с царем. Но все это ему не мило, пока он видит живым и невредимым царского привратника Мардохея.

Жена и друзья посоветовали ему наутро приготовить виселицу высотой пятьдесят локтей, а затем пойти к царю и попросить, чтобы на этой виселице повесили Мардохея, принадлежащего к обреченному на смерть народу. Совет понравился Аману, и он приказал построить виселицу.

"Так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почестью". В ту ночь царя мучила бессонница и он приказал слуге принести дворцовый дневник, где ежедневно записывалось все случившееся, и читать перед ним. Когда чтец дошел до записи о раскрытии Мардохеем заговора, участники которого намеревались убить царя, царь спросил, какую награду получил его спаситель. Окружающие ответили, что никакой. За разговором наступило утро, и царю доложили, что Аман просит разрешения войти — тот как раз намеревался просить царя о приказе повесить Мардохея. Царь приказал ему войти и спросил: “Что сделать бы тому человеку, которого царь хочет отличить почестью?” Аман подумал, что речь может идти только о нем самом, и ответил: “Тому человеку, которого царь хочет отличить почестью, пусть принесут одеяние царское, в которое одевается царь, и приведут коня, на котором ездит царь, возложат царский венец на голову его, и пусть подадут одеяние и коня в руки одному из первых князей царских, — и облекут того человека, которого царь хочет отличить почестью, и выведут на коне на городскую площадь, и провозгласят пред ним: “Так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почестью!” Царь похвалил Амана за хорошую идею и приказал немедленно взять коня, одеяние и оказать эту высокую почесть Мардохею. Так что Аман должен был вывести Мардохея в царском одеянии и на коне на заполненную народом столичную площадь и громко прокричать: “Так делается тому человеку, которого царь хочет отличить почестью!” После этого Мардохей вернулся к дворцу, а опечаленный Аман поспешил домой и рассказал жене и друзьям о приключившемся с ним сегодня. Не успел он закончить рассказ, как пришли евнухи звать его на пир к царице.

"Да будут дарованы мне жизнь моя и народ мой". Во время пира Артаксеркс спросил Эсфирь, о чем же она попросит его, и пообещал, что любая ее просьба будет исполнена. Собравшись с духом, Эсфирь сказала: “Если я нашла благоволение в очах твоих, царь, и если царю благоугодно, то да будут дарованы мне жизнь моя, по желанию моему, и народ мой, по просьбе моей”. Недоумевающий царь спросил, кто же может угрожать жизни царицы. Эсфирь ответила: “Враг и неприятель — этот злобный Аман!” Гнев царя был страшен: он приказал, чтобы Амана повесили на той самой виселице высотой в пятьдесят локтей, которую он приготовил для Мардохея. Приказ был исполнен, и гнев царя утих.

Затем Эсфирь созналась, что Мардохей является ее родственником и воспитателем. Тогда царь передал ему свой перстень, отобранный у Амана, и откликаясь на мольбы жены, приказал написать и скрепить печатью новый указ, который не только отменял прежний, об истреблении иудеев, но и разрешал им расправиться со своими врагами и забрать себе их имущество. Царские гонцы на конях, дромадерах [беговых верблюдах] и мулах поспешно отправились во все концы огромного царства. Как только они достигали назначенного места, там среди иудеев начиналось ликование. Иудеи беспощадно мстили своим врагам, убивая их целыми семьями, и умертвили семьдесят пять тысяч человек, но грабить их имущество не стали, хотя царский указ разрешал им это. В Сузах погибло пятьсот человек, в том числе десять сыновей Амана. Их по просьбе Эсфири царь приказал повесить на той же виселице, где уже висел их отец.

В память о чудесном избавлении евреев от гибели был установлен праздник Пурим, который отмечается ими ежегодно. [Название происходит от вавилонского слова “пур”, которое означает “жребий ”, так как Аман гадал по жребию, в какой день ему погубить иудейский народ.]

События, о которых повествуется в Книге Эсфирь, не находят подтверждения в исторических источниках и являются примером типичной восточной сказки. Ее неизвестный автор хорошо знает персидский придворный церемониал, во многом перенятый Александром Великим и Селевкидами, и является жителем Суз, некогда одной из столиц Персидского царства. Однако все остальное, похоже, представляет собой вымысел, появившийся, чтобы объяснить происхождение иудейского праздника Пурим. Автор книги весьма вольно обращается с хронологией. Артаксеркс, о котором идет речь, в действительности был, как считает библеистика, царем Ксерксом, так что действие должно относиться к первой трети V в. до н.э. Однако Мардохей был уведен в вавилонский плен царем Навуходоносором, то есть за сто лет до этого. Аман является македонянином и составил злодейский замысел, чтобы предать Персию Македонии. Такая идея могла появиться лишь после завоеваний Александра Македонского, точнее, тогда, когда иудеям пришлось вести ожесточенную борьбу против Селевкидов, македонян по происхождению, т.е. во II в. до н.э.

Достаточно в библейском повествовании и типичных для сказки преувеличений. Так, каждую из кандидаток в царские невесты двенадцать месяцев натирают благовониями. Эсфирь четыре года готовят к встрече с царем. Виселица, которую Аман приготовил для Мардохей, имеет высоту в пятьдесят локтей. Царь соглашается на истребление семидесяти пяти тысяч своих подданных, лишь бы угодить Эсфири и Мардохею.

Некоторые ученые предполагают, что в библейской Книге Эсфирь нашел отражение какой-то вавилонский миф, так как имена главных героев Эсфири (Эстер) и Мардохея соответствуют наименованиям вавилонских божеств Иштар и Мардука.

 


► Читайте также другие темы главы VI «Время испытаний»:

 Перейти к оглавлению книги Мифы народов Востока