В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

22. Иосиф Прекрасный

"Ваши снопы стали кругом и поклонились моему снопу". Из всех своих сыновей Израиль особенно любил детей Рахили, Иосифа и Вениамина. Вениамин был еще малышом, а Иосифу было семнадцать лет. Хотя ему, как и остальным братьям, приходилось пасти скот и выполнять другие работы, он не упускал случая показать, что отец любит его больше и что он умнее и находчивее остальных. К тому же он подсматривал за братьями и рассказывал отцу об их поведении. Неудивительно, что они начали ненавидеть его. Но Иосиф не замечал этого, он щеголял в разноцветной одежде, которую сделал ему отец, и задирал нос все выше.

Однажды Иосиф рассказал братьям свой сон: “Вот, мы вяжем снопы посреди поля; и вот, мой сноп встал и стал прямо; и вот, ваши снопы стали кругом и поклонились моему снопу”. Братья поняли, на что он намекает, и сказали: “Неужели ты будешь царствовать над нами? Неужели будешь владеть нами?” Но Иосиф не унимался и вскоре окончательно разозлил братьев еще одним рассказом: “Вот, я видел еще сон: вот, солнце, и луна, и одиннадцать звезд поклоняются мне”. Иосиф рассказал об этом сне и отцу, но, к его разочарованию, Иаков отругал его за хвастовство и заносчивость.

Вскоре братья угнали стада на дальние пастбища. Через некоторое время отец послал Иосифа посмотреть, как идут у них дела. Братья увидели его издали и решили: “Вот идет сновидец. Пойдем теперь и убьем его, и бросим в какой-нибудь ров, и скажем, что хищный зверь съел его: и увидим, что будет из его снов”.

Злоключения Иосифа. Но один из них, Рувим, решил спасти брата и предложил не убивать Иосифа, а просто бросить его в ров, рассчитывая ночью вытащить его оттуда и отвести к отцу.

Когда Иосиф приблизился, братья схватили его, сорвали богатую одежду, а самого бросили в глубокий ров. Затем они спокойно принялись за еду и вдруг увидели купеческий караван, который направлялся в Египет. Тогда еще один брат, Иуда, предложил извлечь выгоду из расправы с Иосифом — продать его купцам. Так и сделали, и вчерашний отцовский баловень превратился в раба.

А братья взяли его одежду, смочили ее кровью козла и принесли к отцу: “Мы это нашли; посмотри, сына ли твоего эта одежда или нет?” Иаков решил, что Иосифа растерзал хищный зверь, и оплакивал любимого сына много дней.

Купцы, прибыв в Египет, продали Иосифа важному вельможе Потифару, начальнику царских телохранителей. Хозяин быстро заметил, насколько умен, честен и услужлив новый раб, и стал доверять ему важные дела. Наконец, он сделал Иосифа управляющим своим хозяйством. Теперь Иосифу жилось куда богаче, чем при отце, ему подчинялось множество рабов, с его мнением соглашался сам хозяин и полностью доверял ему. Но все же Иосиф оставался рабом, собственностью Потифара, и хозяин мог сделать с ним что угодно. Вскоре Иосиф в этом убедился.

Иосиф в темнице. Иосиф был молод и красив — “прекрасен видом и прекрасен ликом”. На свою беду, он понравился жене Потифара. Но, видя, что Иосиф равнодушен к ней, злая женщина возненавидела его и решила отомстить. Потифар поверил неправде, которую наговорила жена, и приказал бросить Иосифа в темницу.

Но Иосиф и там остался верен себе: был честен и послушен Богу. Он быстро завоевал доверие начальника тюрьмы, и тот назначил его старшим над остальными узниками. Как-то в темницу были брошены по приказу фараона главный виночерпий и хлебодар [виночерпий подавал на стол фараона вино, а хлебодар — хлеб]. Иосиф стал прислуживать им, и вскоре они стали друзьями.

Однажды утром Иосиф увидел, что виночерпий и хлебодар в очень мрачном настроении. Когда он спросил, в чем дело, они ответили, что видели ночью странные сны. Иосиф вызвался их растолковать. Виночерпий рассказал, что видел во сне виноградную лозу с тремя ветвями. На них появились листья, завязались и созрели ягоды. Виночерпий выжал сок из ягод в чашу и подал ее фараону.

Иосиф объяснил, что три ветви винограда — это три дня. Когда они пройдут, виночерпий возвратится на старое место и будет по-прежнему подавать вино фараону. И Иосиф попросил виночерпия похлопотать за него перед фараоном.

А хлебодару приснилось, что на голове у него три корзины, в верхней — хлеб, и налетевшие птицы клюют этот хлеб. Помрачневший Иосиф сказал, что три корзины означают три дня: спустя это время хлебодар будет казнен по приказу фараона.

Через три дня у фараона был день рождения. Устраивая праздник, он вспомнил о провинившихся слугах и повелел главного виночерпия вернуть на прежнее место, а главного хлебодара казнить. Предсказания Иосифа сбылись.

Сны фараона. Царский виночерпий забыл об Иосифе, и тот томился в темнице еще два года, пока фараону не начали сниться странные сны. Сначала ему приснилось, будто стоит он на берегу Нила и видит, как из реки вышли семь крупных, откормленных коров и разбрелись по тростнику. Затем из реки вышли семь тощих коров, которые пожрали первых, но ничуть не потолстели. Второй сон фараона был чем-то похож на первый: ему приснилось, что семь тощих колосьев, иссушенных восточным ветром, что дул из жаркой пустыни, пожрали семь полных колосьев.

Фараон созвал всех египетских мудрецов, но никто из них не смог объяснить эти сны. И только тогда главный виночерпий вспомнил об Иосифе и рассказал о нем фараону.

Иосифа поспешно доставили во дворец. Фараон рассказал ему сны, и Иосиф объяснил, что оба они означают одно и то же: семь хороших коров и семь полных колосьев — семь урожайных лет. Семь худых коров и семь тощих колосьев — семь лет засухи и голода, которые наступят после семи лет великого изобилия. А уж если сон повторился, то он непременно сбудется.

И посоветовал Иосиф фараону поставить над всей землей Египетской мудрого и честного человека, чтобы в течение семи урожайных лет собирать в амбары фараона пятую часть урожая, а затем с помощью этого запаса пережить семь лет засухи и голода.

"Без тебя никто не двинет ни руки своей, ни ноги своей." Фараону и всем придворным понравился такой совет. Недолго думая, фараон решил, что умнее и честнее человека, чем тот, который стоит перед ним, ему не найти. И в жизни Иосифа произошла неожиданная перемена: сам фараон одел его в дорогие одежды, снял со своей руки перстень — знак власти — и надел на руку Иосифа, возложил ему на шею золотую цепь - тоже символ великой власти. Затем египетский владыка, перед которым трепетала вся страна, произнес слова приказа: “Я фараон; без тебя никто не двинет ни руки своей, ни ноги своей во всей земле Египетской”.

Став управляющим у фараона, Иосиф энергично взялся за дело. Он объехал весь Египет, приготовил в городах огромные амбары для запасов и за семь урожайных лет скопил столько хлеба, что даже перестал его считать.

Через семь лет по всей земле наступило время великого голода. Хлеб был только в Египте, но и там запасы у людей быстро кончились. Когда они стали просить хлеб у фараона, тот ответил: “Пойдите к Иосифу и делайте, что он вам скажет”. А Иосиф не собирался давать египтянам хлеб бесплатно, он начал продавать его, и со временем получилось так, что почти вся земля в Египте стала собственностью фараона, и почти все египтяне попали к фараону в рабство. Фараон был очень доволен необыкновенным ростом своего богатства, а ставшие рабами египтяне радовались уже тому, что спаслись от голодной смерти.

Встреча братьев с Иосифом. Голод свирепствовал и в Ханаане. Иаков, узнав, что в Египте продают хлеб, отправил туда сыновей, оставив при себе только Вениамина. Прибыв в Египет, братья явились к Иосифу, который сам распоряжался продажей хлеба, не доверяя это дело никому, и низко поклонились ему. Конечно, они не узнали в важном, пышно разодетом египетском вельможе своего брата, которого давным-давно продали в рабство. Иосиф, напротив, сразу узнал их и вспомнил свой давний сон, в котором их снопы кланялись его снопу. Но он не подал вида и сурово заговорил с пришельцами, обвинив их в том, что они соглядатаи [шпионы], которые пришли высмотреть слабые места в обороне Египта. Братья горячо убеждали его, что они мирные скотоводы, которые пришли купить хлеб. В разговоре упомянули и старика-отца, и оставшегося с ним их младшего брата Вениамина.

Тогда Иосиф предложил им доказать, что они люди честные: оставить одного из них в Египте, а самим вернуться в Ханаан и привести оттуда младшего брата.

Братья, не подозревая о том, что Иосиф их понимает, стали говорить между собой, что это Бог наказывает их за давнее преступление — продажу брата в рабство. Иосиф не выдержал, поспешно отошел от них и заплакал. Но затем он вернулся еще суровее прежнего, приказал страже схватить одного из братьев — Симеона и бросить в тюрьму. Остальных он отпустил, повелев наполнить их мешки хлебом и незаметно положить туда же заплаченное ими за хлеб серебро.

Возвратившись в Ханаан, братья рассказали обо всем отцу, но Иаков наотрез отказался отпустить с ними младшего сына, сказав: “Вы лишили меня детей: Иосифа нет, и Симеона нет, и Вениамина взять хотите,— все это на меня!”

Иосиф открывается братьям. Но когда привезенный хлеб был съеден, сам Израиль предложил сыновьям вновь отправиться в Египет. Те отказались ехать без Вениамина, и отец скрепя сердце отпустил младшего сына с ними. Чтобы задобрить сурового египетского вельможу, они собрались вернуть ему то серебро, которое, как они считали, попало к ним по недоразумению; кроме того, они везли деньги на новую покупку, да еще и подарки.

Когда Иосиф вновь увидел своих братьев и среди них Вениамина, которого он в последний раз видел совсем маленьким, то приказал, чтобы они все явились к нему в дом на обед. Туда же из тюрьмы привели Симеона. За обедом Иосиф поинтересовался, жив ли еще их отец? Потом, взглянув на Вениамина, который, как и он сам, был сыном Рахили, спросил: “Это брат ваш меньший, о котором вы сказывали мне?” И добавил, обращаясь к нему: “Да будет милость Божия с тобою, сын мой!” Потом Иосиф поспешно вышел в другую комнату, так как уже не мог сдержать рыданий при виде любимого брата. Выплакавшись и умывшись, он вернулся, приказал подавать на стол и следил, чтобы самые вкусные куски доставались Вениамину.

После этого Иосиф велел насыпать в мешки гостей столько хлеба, сколько они могут увезти. И вновь туда положил серебро, которым они расплачивались. А в мешок Вениамина была подложена серебряная чаша со стола Иосифа.

С рассветом Иосиф отпустил гостей, но немного времени спустя послал за ними погоню. Братья очень удивились, когда их обвинили в краже, и сказали, что, если обвинение справедливо, то виновный должен будет умереть, а сами они готовы стать рабами Иосифа. К их ужасу, в мешке Вениамина обнаружили серебряную чашу. И хотя Иосиф соглашался оставить у себя только Вениамина и отпустить остальных, братья объяснили, что не могут вернуться к отцу без него: потеря младшего сына сведет Иакова в могилу. А Иуда сказал, что он готов остаться в рабстве вместо Вениамина.

Увидев, что его братья раскаялись в своем давнем преступлении и стали честными и достойными людьми, Иосиф не смог больше сдерживаться. Громко рыдая, он сказал братьям: “Я Иосиф, жив ли еще отец мой?” Но те от удивления, смущения и страха не могли вымолвить ни слова. Иосиф успокоил их, сказав, что не держит на них зла: случившееся объясняется волей Бога, так что сам Бог послал его в Египет, чтобы спасти их всех от голодной смерти. После трогательной беседы со слезами и объяснениями Иосиф предложил братьям отправиться в Ханаан за отцом и их семьями.

Иосиф прощает братьев
Иосиф прощает братьев

Слух о необыкновенной встрече дошел до фараона, и он распорядился дать повозки для переезда родственников Иосифа в Египет. Спустя недолгое время Иосиф со слезами на глазах обнял своего отца, который считал его давно погибшим. Потрясенный встречей с любимым сыном старик смог промолвить только: “Теперь и умереть мне, после того, как я увидел твое лицо, что ты еще жив”.

"И благословил Иаков фараона." Фараон распорядился поселить родных Иосифа в лучшей части Египта — среди заливных лугов дельты Нила — и приказал Иосифу самому выбрать среди братьев тех, кто станет заведовать царскими стадами. Переговорив с братьями, фараон пожелал увидеть и отца Иосифа. “И привел Иосиф Иакова, своего отца, и поставил его перед фараоном, и благословил Иаков фараона”. Величественный старец, видимо, произвел на владыку Египта глубокое впечатление, и тот спросил: “Сколько лет жизни твоей?” Иаков ответил: “Лет моего жительства — сто тридцать лет. Немногие и тяжелые были годы моей жизни, и не сравнялись они с годами жизни моих отцов в дни их жительства”. Он еще раз благословил фараона, на этом встреча закончилась.

Иаков прожил в Египте еще семнадцать лет. Перед смертью он сказал Иосифу: “Вот, я умираю. И будет Бог с вами, и вернет вас в страну ваших отцов…”. Затем он предсказал будущее каждому из двенадцати своих сыновей, которые должны были стать родоначальниками двенадцати племен Израиля, и умер, приказав похоронить его в родовой пещере Авраама: “Я присоединяюсь к моему народу. Похороните меня с моими отцами в пещере… Там похоронили Авраама и Сарру, его жену; там похоронили Исаака и Ревекку, его жену; и там я похоронил Лию…”.

Переселение Иакова в зеркале истории. Описанное в Библии переселение семейства Иакова (Израиля) в Египет не представляло собой чего-то необычного для тех времен. В засушливые годы единственным выходом для кочевников, которые пасли свои стада близ границ Египта, было попросить на время засухи убежища в этой стране. Хотя, как сказано в Библии, “мерзость для египтян всякий пастух овец”, египетские власти с разрешения фараона охотно давали приют терпевшим бедствие. Сохранился древний папирус, в котором египетский чиновник докладывает фараону, что он “закончил выдавать пропуска бедуинам из Эдома, чтобы сохранить их жизнь и жизнь их стад во владениях царя”. Переход египетской границы чужеземцами строго контролировался: чиновники в пограничных крепостях регистрировали всех прибывших, проверяли, есть ли у них разрешение на вселение, учитывали подарки, которые пришельцы вносили в казну фараона как плату за гостеприимство. Только после этого их пропускали внутрь страны, указывая место для поселения.

Во времена Иосифа Египтом правили чужеземные завоеватели-гиксосы (так их называет “отец истории” Геродот. Слово это, вероятно, происходит от древнеегипетского “хекау-хасут” — “властители пустынных стран”). Они сами пришли из Азии, поэтому предпочитали опираться в управлении враждебной им страной на людей типа Иосифа, безродных и бесприютных. Неудивительно, что и братья Иосифа были приняты на государственную службу: им поручили надзор за царскими стадами.

 


► Читайте также другие темы главы IV «Время патриархов»:

 Перейти к оглавлению книги Мифы народов Востока