В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

68. Карибский кризис

1959 г., революция на Кубе. Отсчет времени Карибского кризиса следует, пожалуй, начать с января 1959 г., когда на Кубе победила народно-освободительная революция. Реакция американского правительства на свержение диктатора Батисты оказалась крайне враждебной, хотя тогда, в 1959 г., ни Фидель Кастро, ни его сподвижники не имели ни малейшего представления о марксизме, мало интересовались великим и могучим Советским Союзом и делом социализма.

По существу, на Кубе произошел очередной переворот, из тех, которыми пестрит история Латинской Америки. При трезвой взвешенной политике США без труда установили бы контакты с новым правительством, обеспечив собственные интересы. Однако нервозность и амбиции правящих кругов США, нетерпение и неумение уважать малые народы провоцировали раздувание конфликта. Маленькое государство решили задавить, установив экономическую блокаду. Кубе пытались указать то место, которое с точки зрения американских геополитических интересов она должна была бы занимать.

Выступая на Генеральной Ассамблее ООН осенью 1960 г., Фидель прямо заявил, что американцы вынудили Кубу к поиску новых союзников и рынков сбыта. И "только после этого мы заинтересовались социализмом как таковым, стали его изучать. И пришли к выводу, что без социализма нам не переделать Кубу. Это вы, американцы, научили нас, как действовать", – обращался к представителям США лидер кубинской революции.

Поражение США. Куба стала крупнейшим стратегическим поражением США. Американцы не ожидали, что прямое давление на Кубу вызовет в мире эффект, прямо противоположный их ожиданиям. Не принималась во внимание та эйфория борьбы за свободу и независимость, которая правила миром в 1960-е гг. Куба стала идеализированным примером мужества и свободолюбия для миллионов и миллионов людей, и отнюдь не только в странах третьего мира. Во всяком случае, в СССР среди кумиров Западного полушария популярнее кубинских бородачей был, может быть, только Эрнест Хемингуэй.

Помощь СССР. Советское руководство принялось интенсивно разыгрывать кубинскую карту. "Первому в мире социалистическому государству" Западного полушария оказывали всестороннюю помощь: культурную, экономическую, идеологическую, военную. В обмен на твердое обещание идти курсом социализма Фидель беспрепятственно получал практически все желаемое.

В советских средствах массовой информации Куба прочно заняла первое место в аналитических материалах, прогнозировавших возможность распространения дела социализма на Западном континенте. Все это нервировало Америку, искавшую способы справиться с проблемой. Методы решения "кубинского вопроса" в постановке режиссеров из ЦРУ разнообразием не отличались.

Блокада Кубы. В апреле 1961 г. подготовленные в США кубинские контрас вторглись на Кубу, высадившись на Плая-Хирон, но в трехдневном сражении были разбиты. Американцы совершенно не понимали, что силовые акции только сплачивали все население острова вокруг своих лидеров, разжигали антиамериканские настроения не только на Кубе, и не только в Латинской Америке.

Однако до "часа икс" США твердолобо стремились разрешить кубинскую проблему силой. Для организации всесторонней блокады "острова Свободы" предпринимались беспрецедентные меры. Сенатские слушания о деятельности ЦРУ свидетельствуют о бесчисленных попытках спецслужб физически устранить Фиделя Кастро, о колоссальных суммах, отпускаемых окопавшейся на территории США кубинской оппозиции, о планах прямого военного вторжения или бомбардировки Кубы и пр. и пр. В январе 1962 г. под нажимом США была установлена дипломатическая блокада Кубы государствами Латинской Америки, военное вторжение на остров казалось лишь делом времени…

"Ядерное предложение" Хрущева. Долгое время шли споры, откуда исходила инициатива установить на Кубе ядерные ракеты: из Гаваны или из Москвы? Сейчас можно вполне утвердительно ответить на этот вопрос: по свидетельству советника советского посольства на Кубе А. Алексеева, предложение о размещении на "острове свободы" ядерного оружия исходило от Н.С. Хрущева.

В начале 1960-х гг. СССР проигрывал в ядерной гонке вооружений. До паритета двух сверхдержав было еще очень далеко. По данным военного министра обороны США Роберта Макнамары, "против 5 тысяч американских ядерных боеголовок" СССР "имел тогда лишь 300 (соотношение приблизительно 17:1)". Американские ракеты были нацелены на СССР из Турции, Италии, вся советская страна по периметру была окружена американскими военными базами. Видимо, план устроить США сюрприз в виде ядерных установок в нескольких сотнях миль от побережья Северной Америки показался Хрущеву удачным военно-политическим ходом.

Фидель Кастро отвечает "да". В мае 1962 г. в Москве состоялось совещание высших чинов советского руководства, на котором присутствовал и Алексеев. По его воспоминаниям, после очередного дежурного вопроса о положении на Кубе, от Никиты Сергеевича последовал вопрос, повергший нашего советника на Кубе в оцепенение: "Как…прореагирует Фидель на предложение установить на Кубе наши ракеты?". Растерянный Алексеев выразил сомнение в готовности Кубы к такому варианту развития событий. Но Хрущев заявил, что не сомневается во вторжении американских войск на Кубу и необходимости "найти столь эффективное средство устрашения, которое удержало бы американцев от этого рискованного шага". Размещение на острове ядерного оружия глава СССР, вероятно, рискованным шагом не считал.

О том, что Хрущев рассматривал монтаж ядерных установок на Кубе делом решенным, говорит то, что он призывал всех окружающих к полной секретности. Рассуждая далее, первый секретарь выразил уверенность, что осторожные американцы не предпримут в ответ ничего серьезного, так же как СССР не смог ничего предпринять против размещения нацеленных на СССР ядерных ракет в Турции, Италии, ФРГ. В конце мая того же года советские предложения были сформулированы Фиделю. Его колебания были недолгими, и уже на следующий день он ответил: "да".

ЦРУ констатирует небывалый приток русских на Кубу. К 22 октября, когда президент США Д. Кеннеди выступил с сообщением, что американские разведслужбы обнаружили на Кубе ядерное оружие, на острове уже находились 42 ракеты и боеголовки к ним. Некоторые ракеты уже были установлены, а монтаж остальных был делом нескольких недель. Для завершения работ на Кубу уже следовали советские корабли с оборудованием.

Следует отметить, что данные о неожиданно большом потоке советских кораблей на Кубу американцы получили от германской разведки еще летом 1962 г. В ЦРУ стекались данные о странных ночных передвижениях советской техники, о небывалом притоке советских военных и гражданских специалистов, заполонивших остров. Однако до осени 1962 г. американцы почему-то не придавали большого значения всем этим фактам.

Данные самолета-разведчика. 14 октября 1962 г. американский самолет-разведчик У-2 совершал очередной дежурный облет "острова Свободы". Обработанные специалистами данные аэрофотосъемки бесстрастно свидетельствовали: на острове устанавливаются ракеты средней дальности. И хотя сами ракеты обнаружены не были, сомнений не оставалось, в ста милях от побережья США устанавливалось ядерное оружие!

16 октября о ситуации был извещен президент США, отдавший распоряжение о создании под его началом специального комитета. Несмотря на лихорадочную спешку, до официального заявления Кеннеди работа его "чрезвычайного штаба" шла в полной секретности, ни Гавана, ни Москва не знали о том, что ракеты обнаружены. Рассекреченные документы доказывают, сколь большому давлению справа подвергался Джон Кеннеди. Некоторые американские "ястребы" настаивали на упреждающем ядерном ударе по Кубе и СССР.

Обращение Кеннеди к нации. 22 октября 1962 г. американский президент обратился к своему народу, что вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Американский президент ультимативно потребовал от СССР вывода ракет и объявил блокаду Кубы. Советское руководство немедленно отдало секретное распоряжение советским судам, направлявшимся к Кубе, изменить курс. Несмотря на это, некоторые советские суда все же прорвались сквозь кордон американских военных кораблей, некоторые капитаны категорически отказывались предоставить американцам право досмотра груза (годы спустя, многие из советских участников событий признавали, что на некоторых кораблях под видом мирной сельскохозяйственной техники на Кубу транспортировалось оборудование для стартовых площадок). Если учесть, что в этом районе барражировали советские ядерные подлодки, то становится ясной вся степень опасности возможного инцидента.

Обмен посланиями. Вслед за этим последовал обмен письмами между Хрущевым и Кеннеди. Первый доказывал логичность и законность действий СССР, призывая США смириться с реалиями и не ставить мир перед угрозой войны. Второй, отвергая все доводы советской стороны, категорически настаивал на своих требованиях.

23 октября Советское правительство при посредничестве ООН выдвинуло предложение об урегулировании кризиса на основе трехсторонних переговоров между США, СССР и Кубой. Вплоть до 27 октября, пока шла интенсивная трехсторонняя переписка между Кеннеди, Хрущевым и Кастро, мир с замиранием следил за ходом событий.

Впрочем, в СССР о глубине кризиса знали очень немногие, общество пребывало в счастливом неведении. Зато Запад переживал дни колоссального напряжения, разражавшегося истерикой то в прессе, то в военных кругах, требовавших немедленных военных действий. Самым спокойным из всех участников инцидента оставался Фидель Кастро. Отец кубинской революции, презиравший американцев и неплохо изучивший их психологию, считал, что США никогда не отважатся на войну.

Война была очень близка. А 27 октября над территорией Кубы, на высоте 22-х тысяч метров был сбит очередной У-2. Советский командующий ПВО, имевший приказ от Кастро сбивать все самолеты над территорией острова, имел на размышление две минуты и отдал приказ открыть огонь. Самолет был сбит первой же ракетой.

Нажим на Кеннеди с требованиями даже под угрозой ядерной войны принять немедленные ответные меры стал беспрецедентным. Предложения от американских "ястребов" с планами войны следовали одно за другим. Война была столь близка, что Кеннеди уже с трудом удерживался в рамках политической дипломатии. Брат президента Роберт Кеннеди велел передать советскому послу недвусмысленное заявление: "Если вы не уберете ракеты, то это сделаем мы". Хрущев, конечно, не мог предвидеть реакции президента США, он не мог знать, что Джону Кеннеди хватило разума и хладнокровия заявить: "Меня беспокоит не первая ступенька (кризиса. – Ю.С.), а то, что обе стороны совершат эскалацию на четвертую и пятую, а до шестой мы не доберемся просто потому, что некому будет это сделать". В тот же день президент распорядился срочно организовать встречу Р. Кеннеди с советским послом в США А.Ф. Добрыниным. Брат президента изложил советскому послу требование немедленно вывести ракеты в обмен на обещание США не нападать на Кубу.

Радиопослание к Кеннеди. Советское руководство также переживало бессонные ночи. Хрущев осознал, сколь близка война. В ночь на 28 октября без согласования с Ф. Кастро, американскому президенту открытым текстом по радио было передано послание Москвы. Крайняя поспешность вызывалась тем, что по данным советской разведки, немедленно доведенным до главы государства, американское военное командование приняло решение 29 или 30 октября бомбардировать советские военные объекты на Кубе, с последующим вторжением на остров сухопутных вооруженных сил. Ночь с 27 на 28 октября все члены Политбюро, предварительно отправив семьи подальше от Москвы, провели в Кремле. Последнее послание Джону Кеннеди готовилось в такой спешке, что передача текста по радио началась, когда концовка его не была отредактирована.

Решение вывести ракеты. В 7 часов утра 28 октября советский уполномоченный на Кубе А. Алексеев получил известие, что Советское правительство приняло решение вывести ракеты с Кубы. В заявлении советского правительства признавалось, что любое иное решение означало бы ввергнуть мир в войну. Далее, в заявлении говорилось о договоренности с американской администрацией о ненападении на Кубу. Фидель Кастро был разъярен таким оборотом дела, считая это поражением. Он потребовал от американцев прекращения блокады, диверсий против Кубы, прекращения шпионских полетов над островом и вывода американских войск с военной базы в Гуантанамо, расположенной на Кубе. Советское правительство формально поддержало эти требования, ни одно из которых впоследствии не было выполнено.

Точные предсказания Кастро. Надо отдать должное прозорливости Фиделя Кастро, который точно предсказал, что американцы не остановятся на требовании вывести ракеты и потребуют дальнейших уступок, не выполнив большинства своих обещаний. Действительно, некоторое время спустя американская администрация выдвинула ультимативное требование вывести с острова всю устаревшую военную технику, весь советский военный контингент и включить в состав Кубинского правительства эмигрантов – противников Кастро. Не выполнило американское правительство и устные обещания вывести свои ракеты с территории Турции, сократить военное присутствие в Европе. И все же прямых актов агрессии против Кубы американцы предпринимать не пытались.

Вплоть до 20 ноября в Нью-Йорке и Гаване А.И. Микоян вел переговоры о вывозе советских ракет с Кубы. Американцы вполне сознательно стремились унизить Кубу, заведомо отказываясь от переговоров непосредственно с кубинскими представителями. Роль посредника приняли на себя работники советского дипломатического ведомства. Это была своего рода месть кубинцам за пережитый страх.

Пережив Карибский кризис, сверхдержавы вынуждены были хотя бы на время стать мудрее и осторожнее. В век расщепления атома образ мыслей все же менялся и меняется, хотя, увы, иной раз и не так быстро, как бы хотелось.

 


► Читайте также другие темы части XIV «У последней черты (международные политические кризисы)» раздела «СССР в европейской политике второй половины XX в.»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004