В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Оценка восстания аналитиками США. Меморандум США

Действия комендантов Берлина. Достаточно неожиданным восстание в ГДР оказалось и для западных союзников. Их реакция на события в этой стране была сдержанной. Западные коменданты Берлина на заседании, состоявшемся за несколько часов до введение военного положения в Восточном Берлине, подтвердили, что их задача состоит в поддержании «законности и порядка». Западноберлинцев, равно как и жителей Восточного Берлина и «зоны» (так в то время в западных официальных кругах именовалась ГДР) следовало, согласно их решению, «удерживать, насколько возможно, от того, чтобы вмешиваться в чреватые кровопролитием беспорядки, имеющие место в Восточном Берлине». Ввиду напряженной ситуации на границе между двумя секторами Берлина (западным и восточным) были выставлены заслоны из военнослужащих и полиции; коменданты трех западных секторов запретили запланированную профсоюзами и Социал-демократической партией Германии демонстрацию солидарности вблизи границы американского сектора.

Вызванным на заседание комендатуры второму бургомистру В. Конраду и начальнику полиции И. Штумму напомнили, что «Берлин находится по своему статусу под ответственностью союзников». Немецкие представители были предупреждены о «тяжких последствиях» в случае проявления неуважения к прерогативам оккупационных властей.

Экстренный Совет национальной безопасности. На заседании экстренно собранного Совета национальной безопасности США (высшего внешнеполитического органа американской администрации), состоявшемся 18 июня, руководитель ЦРУ А. Даллес подчеркнул, что Соединенные Штаты «никоим образом не причастны к возникновению волнений» и расценил демонстрации как «признак выходящего за все мыслимые пределы недовольства, царящего за железным занавесом». Сенатор Джексон сформулировал «наитруднейший вопрос» для американской администрации: «как далеко готовы мы зайти, если все там начнет по-настоящему трещать?». Не следовало ли поддержать восточноберлинских повстанцев поставками вооружения? На это президент Д. Эйзенхауэр дал ответ, что все зависит от размаха волнений: «если результатом таких поставок будет только большее кровопролитие, то нет. Если, напротив, будет реальный шанс на успех, можно было бы попытаться. Проблема в том, чтобы подсчитать шансы». Общий вывод присутствующих на заседании заключался в том, что восстание «поставило перед американским правительством крайне сложные проблемы».

Меморандум. 24 июня 1953 г. Управления психологической стратегии представило правительству меморандум «Политика и акции Соединенных Штатов по использованию волнений в государствах-сателлитах». Цели США определялись тройственной формулой: «усилить сопротивление коммунистическому гнету», «подорвать авторитет марионеточных режимов», «использовать волнения в Восточной Европе в качестве очевидного доказательства начала краха советской империи».

Во исполнение этих целей предлагался план конкретных мероприятий, которые подразделялись на две фазы. В течение первых двух месяцев следовало выдвинуть новые инициативы по германскому вопросу, «стимулировать подрывные акции и настроения», а также «по мере возможности создать надежные ячейки движения сопротивления, способные быстро распространить свое влияние». Предполагалось усилить поощрение дезертирства из советских и восточно-германских воинских частей. Помимо ряда пропагандистских акций планом предлагалось также проведение «черной радиопропаганды с призывами ухода на Запад» и «ликвидации важнейших фигур из среды марионеточных политиков».

Более длительной подготовительной работы требовали, по мнению сотрудников Управления, «организация, обучение и вооружение подпольных организаций, способных к осуществлению, по получении соответствующего приказа, отдельных акций, либо к ведению длительной широкомасштабной партизанской войны». Для этой второй фазы предусматривалось также проведение «широкой и систематической пропагандистской кампании с помощью воздушных шаров», а также создание неких «новых форм подрывных организаций».

"Временный план" и директива. 25 июня 1953 г. Совет национальной безопасности США рассмотрел вопрос о программе действий в отношении стран Восточной Европы и принял соответствующее решение. 26 июня программа получила одобрение президента, который внес в нее некоторые поправки. Принятый документ был оформлен как «Временный план психологической стратегии США по использованию волнений в европейских сателлитах». На его основе 29 июня была издана директива Совета национальной безопасности «Цели и акции Соединенных Штатов по использованию волнений в государствах-сателлитах».

Оценка восстания аналитиками США. 1 июля 1953 г. аналитики Управления психологической стратегии оценили восстание в ГДР в общем контексте назревания аналогичных событий в Чехословакии, Румынии, Венгрии и Албании. Массовое восстание в ГДР, согласно этой концепции, представляло собой лишь самое значительное и яркое проявление нового и драматического феномена в европейской ситуации. В движении участвовали несколько сотен тысяч человек, преимущественно рабочих, его результатом стало прекращение, либо временная приостановка работы ряда стратегически важных промышленных объектов.

Коммунистические функционеры подвергались угрозам и нападениям, силы полиции обнаружили свою неэффективность. Несмотря на жесткое и решительное подавление восстания, дух сопротивления в Восточной Германии еще жив. Непосредственным поводом для волнений стали чрезмерно высокие трудовые нормы, трудности со снабжением и тяжелые условия жизни, однако именно в ГДР повстанцы в основе своей руководствовались политическими мотивами.

Восстание в ГДР стало, прежде всего, «своего рода политическим плебисцитом, в ходе которого массы восточных немцев проголосовали своими сжатыми кулаками за свободные выборы, за единство Германии и за вывод советских войск». При этом аналитики Управления считали, что было бы неправильно расценивать антисоветские акции в ГДР как прозападные. По их мнению, повстанцы в основе своей были «настроены националистически».

Далее в документе выражалась надежда на то, что далеко идущие уступки населению, вынужденно сделанные властями ГДР после подавления восстания, окажут стимулирующее влияние на выдвижение аналогичных требований снизу в других странах-сателлитах. Даже если Советы и восточно-германский режим сумеют успешно справиться с нынешними волнениями, останется фактом ослабление их контроля над угнетенным населением, результатом чего будут новые попытки стачек локального характера, демонстраций и других актов сопротивления в самое ближайшее время. Восстание в ГДР, подчеркивалось в документе, создало «наилучший шанс для реализации политики отбрасывания» коммунизма, чем это имело место когда-либо в прошлом.

Несмотря на то, что этот документ американского ведомства в целом пронизан духом «холодной войны», в нем все же дана объективная оценка причин рабочего восстания в ГДР, его характера и возможных последствий для стран социалистического лагеря.

 


► Читайте также другие темы части XII «Подавление советскими войсками рабочего восстания в ГДР (июнь 1953 г.)» раздела «СССР в европейской политике второй половины XX в.»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004