В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Начало «Бури в пустыне». Бомбардировка Ирака

Начало. «Мать всех войн», названная в Ираке так с подачи Саддама, началась в 2 часа ночи 17 января 1991 г. Началась, как обычно во второй половине XX в., с удара авиации. Только масштабы были иные. Возросшие способности разведки исключили необходимость поднимать для первого сокрушительного налета сотни самолетов. Хватало несколько машин, отправленных для уничтожения ключевых элементов обороны. Высокоточные средства делали ненужными массирование авиации над целью, которая могла быть уничтожена считанными единицами боеприпасов.

Возможности вооружений четвертого поколения. Важнейшими целями для американцев с их воздушной мощью были сильные радиолокаторы, увязывающие систему ПВО страны в единое целое. Выбить их и лишить противника возможности «видеть все небо» поручили особой вертолетной эскадрилье полковника Грея. Вертолеты воздушного спецназа были хороши тем, что могли лететь, буквально прижимаясь к барханам, проскальзывая под кромкой видимости большие поисковых систем врага. От малых спасали изгибы курса, позволяющие облететь источники опасных радиоволн. Позиции иракских обнаруживающих станций американцы знали на 80-85%. Их засекла мощная аппаратура изучения телеметрии, улавливающая сигналы локаторов, включенных хоть на секунду. Поймав сигнал, его классифицировали, определяя тип станции, сопоставляли с каталогом, выясняя возможности, после чего составляли маршрут, обходивший нанесенные на карту окружности зон обнаружения. Молчавшие локаторы фотографировали со спутников и самолетов-шпионов. Так что возможности иракского «боевого зрения» тайны из себя не представляли.

Эскадрилью Грей разбил на две группы, для которых был установлен график строжайшей синхронизации. Радары находились на разном удалении от границы, а уничтожить их следовало одновременно, секунда в секунду, иначе атакованная раньше могла предупредить вторую. В этом случае половина неба оставалась за Хусейном, а отход вертолетов становился невозможен.

Жмущиеся к песку группы вели 4 спутника навигационной системы НАВСТАР, по 2 на каждую. Даже один спутник на группу обеспечивал точность определения своего места с точностью 8-10 метров. Наличие двух сокращало погрешность до метра. Простейшая геометрия, для которой не было нужды включать бортовой компьютер, позволяла летчикам найти в пустыне «серебряный доллар», но не его искали. Ударные функции групп исполняли 4 вертолета Ан-64 «Апач». Их действиями управляла пара машин обеспечения, под пилонами которых висели контейнеры с дополнительными системами обнаружения, связи и средствами радиоэлектронной борьбы. Заработай в окрестности хоть один локатор, его немедленно бы забили пучками коротких, но интенсивных радиоволн направленного действия.

Снаряды полетели в цель. Летчикам боевых машин, в общем-то, не надо даже было видеть цель, раз ее чувствовали командиры, но они имели прекрасное зрение. Шлем каждого пилота оснащался очками прибора ночного видения, сквозь которые непроглядно-темная ночь казалась лунной и яркой. В 2.35 объекты оказались в зоне поражения групп. «Апачи» образовали фронт и принялись опустошать боекомплект. В цель полетели противотанковые управляемые снаряды «Халлфайр», ориентирующиеся на пятнышки лазерной подсветки, пляшущие по переплетениям антенн и стенам операторских постов обреченных РЛС. Чтобы дополнить эффект, каждый вертолет расстрелял по два блока неуправляемых реактивных снарядов и все боеприпасы к автоматической пушке.

Когда отряды Грея заскользили обратно, становой хребет иракской ПВО был искрошен и обращен в обломки. С этой минуты иракцы не видели неба как единого целого, еще живые радиолокаторы ракетных батарей держали отдельные лоскутки высей. Но общей картины не было. Теперь любая атака была неожиданной для ПВО обреченной страны. В принципе, обрывочные данные локальных радиолокаторов можно было увязать в некую общность, но с этой задачей могли справиться лишь суперкомпьютеры типа американского «Крея» или советских «Весна» и «Эльбрус», но таковых у Багдада не имелось.

Бомбардировка стратегических объектов. Спустя несколько минут в небесные прорехи устремились завивающие и рокочущие смертоносные тяжести. Ракетные крейсера и подлодки обстрелялись четырнадцатью ракетами «Томагавк». Первый залп предназначался для поражения мест производства и хранения химического оружия Ирака. Умные ракеты шли на цель, огибая детали рельефа на очень малой высоте. Местность была удобной. На ровной как стол поверхности маневрировать приходилось мало и вскоре системы наведения «Томагавков» опознали свои цели, набрали высоту и спикировали, неся смерть и разрушение стратегическим объектам. За первыми ракетами последовали еще 80, эти громили стационарные позиции средств ПВО, командные пункты и узлы связи. В цель попадали не все. В реальных условиях часть «Томагавков» промазала по намеченным целям.

«Хромые гоблины». Проектировщики оценивали вероятность попадания как 90%, фактически получилось около 65%. Но этого хватило. Оглохшие и ослепленные защитники иракского неба были бессильны помешать началу массированных действий врага. Чтобы усилить эффект, был сделан следующий шаг. В район «крепости ПВО Багдад», ощетинившейся сотнями стволов зенитной артиллерии и десятками устремленных ввысь ракет, пробрались «Хромые гоблины». Истребители-бомбардировщики ВВС США F-117, построенные по технологии «стелс», не отражали радиоволн локаторов, нацеленных в их сторону.

Попадая на обшивку самолета, сигналы поглощались специальным покрытием и дробились об граненые поверхности обшивки. Отраженный сигнал выходил настолько слабым и искаженным, что его возврата локаторы не фиксировали. В ночном небе черный самолет визуально был незаметен. Летали «гоблины» неважно. Прихрамывала аэродинамика, разменянная на оригинальную конструкцию корпуса, скорость оставляла желать лучшего. Чтобы просто удержать самолет в равновесии, требовалось, чтобы рулями и закрылками управлял не человек, а сверхбыстрый компьютер. Стоило такое удовольствие недешево, зато с высокой степенью уверенности обманывало подслеповатые по старости «глаза» иракских локаторов. «Гоблинам» поручили уничтожение системы управления государством и армией на высшем уровне. Все их успехи и неудачи американцами не афишировались, но, видимо, часть работы они выполнили.

Спустя час от начала операции в воздушное пространство несчастной страны набилось около 200 самолетов радиоэлектронного подавления. Их аппаратура забила эфир потоками волн, отражавшихся сплошной мутью на дисплеях уцелевших иракских РЛС.

Бомбежка аэродромов. Теперь пришел черед бомб, обычных и высокоточных. Около 400 ударных самолетов прошлись над штабами, ракетными батареями, скоплениями войск. Особые группы самолетов бомбили аэродромы, разрушая бетоннобойными боеприпасами взлетные полосы и толстые перекрытия ангаров. Иракская авиация была «дома», посылать советские самолеты в небо, где не приходилось ждать помощи от единой системы сканирования обстановки, было нецелесообразно. Сориентироваться самостоятельно в этом шквале чужой мощи могли лишь единицы истребителей МиГ-29 и в некоторой степени МиГ-25 и МиГ-23, однако их было мало. Остальные советские машины, по концепции, в них заложенной, были старше врага лет на 20 и могли причинять врагу вред лишь при благоприятном стечении обстоятельств и четком наведении с земли, помышлять о котором не следовало. Зато американцы видели все. Несколько Е-3 АВАКС, держась далеко от противника, детально «чувствовали» иракское небо, координируя деятельность своих машин.

Боевые действия штурмовиков. У палубных штурмовиков и истребителей была своя задача. Им вменялось отыскивать мобильные установки иракских баллистических «скадов», а равно уничтожать стационарные. В ту первую ночь американцы исполнили лишь вторую часть приказа – смести наземные стартовые позиции – но не отыскали мобильных расчетов. Это был существенный промах.

Эффект первого удара. Однако эффект первого массированного удара был огромен. На земле царили ужас и смятение. Репортажи телеоператоров, оставшихся в Багдаде, поражали воображение. Небо расчерчивали строчки трассеров пулеметных очередей. Рвались снаряды зениток. Но толку от того не было никакого. Били вслепую. В городе погас свет. Молчали телефоны. По улицам метались джипы посыльных. Войска, выводимые из-под удара, не узнавали давно разведанных трасс движения и скапливались у разбитых переправ, привлекая внимание пилотов противника. Ракетные батареи, выжившие при погроме, молчали, не желая тратить драгоценные молнии на бессмысленную стрельбу с завязанными глазами. Так наступило утро, не принесшее ничего хорошего. В 5.00 закончился первый налет, в 7.00 начался новый.

Воздушные бои следующего дня. Ирак поднял авиацию, лучшие машины были хорошо спрятаны и уцелели, теперь они стартовали с разбитых полос, чтобы не победить, но скорее избавить армию и народ от ощущения полной беспомощности. Тщетно, летчики не смогли найти целей, американские ударные самолеты, да и часть истребителей, вовремя убрались из опасных районов и пошли на запасные цели. 50 иракских перехватчиков МиГ-29 и МиГ-25 напрасно жгли горючее. Бои носили спорадический характер, янки атаковали только отбившихся от стаи, имея количественное превосходство и отличную информацию о противнике.

Тройка F-15 ВВС США, приметив отставшую пару 29-х «мигарей», решила поупражняться, сблизилась и открыла огонь ракетами воздушного боя среднего радиуса. Перед смертью иракцы успели опустошить свою ракетную подвеску. Ракетные рои рванулись на встречу друг другу. Иракцы, очевидно, уже погибли, когда один янки тоже не ушел от ракеты. Счет воздушных боев был открыт с первой оценкой 2:1. Еще одна победа, точно, выпала МиГу-25. Всего иракцы отчитались о 14 уничтоженных врагах, но, скорее всего, это была неправда. Американцы тоже преувеличенно оценили свои успехи, «насбивав» свыше 20 виртуальных самолетов, что тоже было далеко от действительности.

Но победили точно американцы, в штабе иракских ВВС поняли: слепым в небе делать нечего. Вылеты и классические воздушные бои стали большой редкостью. Лишь иногда, когда в небе обнаруживался просвет, кто-либо из иракских «соколиков» рисковал попытать счастья, но такие случаи пересчитывались по пальцам. Многонациональная авиация хозяйничала в небе обреченных.

 


► Читайте также другие темы части XI «Буря в пустыне» раздела «Битва за «земляное масло» Ирака»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004