В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

54. «Щит в пустыне»: первый этап «Бури в пустыне»

Численность коалиции. Вторжение Ирака в Кувейт привело к созданию коалиции. Всего в нее записалось 34 державы. Кто – из-за нефти, кто – чтобы пококетничать с Вашингтоном, кто и по необходимости. Главную роль в грядущих сражениях отвели войскам США, Великобритании и Франции. Арабов просили, в основном, допустить главных фигурантов до своих баз и аэродромов, а в остальном – не мешать. Прочих держали для числа и демонстрации единства мира перед всяческими вызовами.

Военные приготовления. В прилегающей к Ираку зоне развернулись военные приготовления, каких не случалось со времен Второй мировой. В Аравийской пустыне разместилось более 600 тысяч солдат самых разных национальностей. Многонациональные силы (МНС) имели в своем составе экзотических гвардейцев Османского султаната, Французский иностранный легион, но в основном форменный камуфляж имел типично американскую желтовато-коричневую расцветку. Американцев на берегах залива скопилось до 415-ти тысяч. Командовать МНС поручили, естественно, американскому генералу Норману Шварцкопфу, руководившему американскими силами в регионе с 1988 г.

В первой фазе операции, названной «Щит в пустыне», он должен был предотвратить возможность дальнейшей экспансии Ирака. Предотвращал Шварцкопф с типично американской широтой. В водах Красного моря и Персидского залива было сосредоточено 6 авианосцев, что в сумме давало более 500 самолетов и вертолетов различного назначения. Предположительно до 10 атомоходов с крылатыми ракетами (КР) на борту. Десятки боевых кораблей, имеющих такие же ракеты. Достоверно известно, что в арсенале флота имелись штатные ядерные головные части к ракетам «Томагавк» морского базирования.

К действиям авиационной группировки могло подключиться до 2800 боевых машин, частью размещенных непосредственно на театре боевых действий, частью находившихся на отдаленных базах в Англии, Италии, Турции, на островной базе «Сан-Диего» в Индийском океане. Приблизительно 10% боеприпасов, предназначенных для ударов по Ираку, относилось к разряду высокоточного оружия, позволяющего уверенно поражать наиболее важные объекты противника. Сухопутные войска МНС обладали 15-20% количественным преимуществом в оснащении техникой. Но фактически, превосходство и в этой категории вооружений оценивалось как подавляющее.

Вооружения Ирака и соотношение сил. Боевая техника Ирака за резким исключением отвечала лишь требованиям, предъявляемым к оружейным системам 1970-х гг. Тогда как коалиция, особенно США и их европейские союзники, использовала боевые средства четвертого поколения, характерные для конца 80-х гг., когда произошел заметный технологический рывок, связанный с совершенствованием элементной базы. В результате реальное соотношение современной техники выглядела примерно так. В воздухе формально силы противников соотносились как 4:1 в пользу коалиции, фактически - 13:1, без изменения лидера. По боевым вертолетам, во многом определяющих успех сухопутных войск, фактически баланс определялся как 16:1. На «сухом пути» цифры также были не утешительны для Ирака. Все усугублялось абсолютным превосходством союзников в средствах радиоэлектронной борьбы, разведки, управления и связи.

Невзирая на получаемую Багдадом информацию о приготовлениях МНС, отношение к ним оставалось пренебрежительно-равнодушным. В Ираке скептически оценивали возможности противника по двум причинам. Во-первых, опыта масштабного применения оружия четвертого поколения не имелось, и были основания предполагать, что его реальная эффективность окажется ниже проектной. Во-вторых, Хусейн и его окружение до конца не верили в настойчивое стремление США проэкспериментировать с первой после Вьетнама «большой войной».

Создание Ираком обороны. Иракские приготовления к боевым действиям свелись к передислокации массы войск и техники в находившиеся под угрозой районы Кувейта и прилегающей зоны. Огневое превосходство врага предполагалось компенсировать созданием мощной оборонительной линии. По периметру захваченного эмирата и на границе с Саудовской Аравией были возведены фортификации, казавшиеся довольно внушительными. В Аравийской пустыне были насыпаны песчаные валы, протяженностью более 100 км. Перед ними вырыли рвы, заполненные нефтью, которая при необходимости поджигалась, на подступах к основным позициям выставили около полумиллиона мин. Пустыня покрылась густой сетью траншей. Важные объекты маскировались со всей тщательностью, доступной в условиях открытой местности. Для отвлечения авиации противника были развернуты сотни ложных объектов, оснащенных высококачественными муляжами техники и вооружения.

В общей сложности систему укреплений в Кувейте и на Саудовской границе занимали два армейских корпуса. Еще один развернули для обороны побережья. В непосредственном тылу располагался 4АК, предназначенный для ликвидации возможных прорывов противника и нанесения контрударов. Развертывание войск указывало, что генералы Хусейна надеятся сделать из войны подобие ирано-иракского конфликта 1980-1988 гг., втянув противника в позиционные бои на линии границы.

Задачи коалиции. Задачей Шварцкопфа как раз напротив было не допустить осуществление иракского сценария. Он лучше Хусейна знал возможности современных средств и не сомневался, что сможет обеспечить бесконтактные боевые действия, с целью обескровить войска противника, разрушить структуру военного и государственного управления, а при возникновении необходимости, и среду обитания иракского социума. Благо, эта среда строилась на наиболее уязвимых урбанистических и отчасти индустриальных принципах. В отношении подобной инфраструктуры концепция воздушной мощи срабатывала безотказно. Информация о противнике была полной, поскольку в интересах МНС работала мощнейшая спутниковая группировка, обеспечивающая разведку, связь и возможность сверхточной навигации, позволяющей, к примеру, самолетам с точностью до 10 м и менее определять свое местоположение. На деле это означало, что, сбрасывая бомбы, летчик мог не смотреть вниз (конечно, если система работала).

Оценивая силовой баланс, янки не сомневались, что победа будет за ними. Сомнения вызывал лишь открытый вопрос потерь, которые заранее определить не брались, даже специалисты по войнам четвертого поколения. Политическая вводная для операции была чрезвычайно жесткой, потери надлежало минимизировать, чтобы иметь возможность пояснить налогоплательщику, что обладание мировым господством не будет стоить большой крови. В начале января 1991 г. параллельно развертыванием «пустынного щита». Предпринимались попытки мирного урегулирования кризиса.

Попытки договориться. Некоторая неуверенность в действиях Хусейна все же наметилась, целый ряд посредников, включая советских представителей, фиксировали размягчение позиции Багдада. В беседе с советским представителям Е. Примаковым Саддам дал понять, что «при сохранении лица» Ирак уйдет из Кувейта. Однако наладить диалог по непонятным причинам не удалось. Руководитель Советского МИДа, широко известный Э. Шeварнадзе дезавуировал в глазах антииракской коалиции деятельность специального посланника, чем подтолкнул силовое решение кризиса.

Последняя попытка договориться имела место 9 января 1991 г. на Женевской встрече главы внешнеполитического ведомства США Джорджа Бейкера с Тариком Азизом. Требования США были несколько более грубой реакцией резолюции Совбеза №678, где в ультимативной форме от Ирака требовали убраться с оккупированной территории не позднее 15 января. Азиз отклонил ноту и откланялся, сделав вероятно одну из решающих ошибок в истории цивилизации. Поскольку трудно даже представить себе, что могло произойти, если бы Кувейт был эвакуирован, и грандиозные подготовительные мероприятия оказались бесцельными. Но этого не случилось. Ночью 17 января начался второй этап операции МНС – «Буря в пустыне».

 


► Читайте также другие темы части XI «Буря в пустыне» раздела «Битва за «земляное масло» Ирака»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004