В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Ирак и интересы США. Информационная война

Ирак и интересы США. Он не сообразил, что вежливость и покладистость Штатов были следствием глобального противостояния, когда даже не питая особых симпатий к тем или иным режимам сверхдержавы гарантировали их существование, подчас только для того, чтобы не допустить усиления конкурента. В стратегических регионах стороны проявляли согласованную осторожность, опасаясь, что любое столкновение подтолкнет эскалацию с неизвестными последствиями. Персидский залив как раз был из таких районов, отчего местные лидеры оценивали себя чересчур высоко и полагали, что имеют много прав и возможностей.

Едва лишь одна из сторон получила перевес, ситуация резко изменилась. Для американцев круг околонефтяных проблем имел ключевое значение. Диктат на ближнем Востоке не позволял вернуться к эпохе дешевой нефти и обеспечить, во-первых, разгром СССР, а, во-вторых, базируясь на этом разгроме, перераспределить ресурсы планеты в духе Атлантической хартии, воздвигнув, наконец, здание «Американского мира». Ирак был единственным стоящим внимания препятствием на пути осуществления этого маниакального стремления.

Иные политические реалии. Инерционность и узость мышления далеко не самого способного регионального лидера помешали охватить всю ширь происходящих перемен. В хусейновской голове не уложилось, что его страна теперь не более чем «камень посреди дороги» к светлой американской мечте о роли сборщика всемирной подати. Что «камень» пнут в сторону, да так, чтобы прочая щебенка с перепугу сама очистила от своего присутствия столбовой тракт великой демократии. Впрочем, Хусейн был не одинок в своих заблуждениях, многие не сразу осознали, что баланса более нет, и власть США стала абсолютной.

Былая слава СССР не позволяла даже предположить, что вторая сверхдержава покинет арену так быстро. Во всяком случае, сенсационных действий СССР, вопреки собственным интересам, не ждали многие. Когда Советский Союз 3 августа присоединился к организованному из Вашингтона осуждению агрессии, с последующим введением санкций, в Багдаде решили, что это лишь политическая декларация, не более. Однако последовали реальные шаги по свертыванию торгового сотрудничества и ряд других указаний на то, что Горбачев не намерен бороться за дорогую нефть и неприкосновенность традиционного рынка.

Роль информации. Последний расчет Багдада строился на обычных пост-вьетнамских опасениях американцев развязывать крупные конфликты. Однако ошибка произошла и в этом случае. Американцы не собирались действовать в одиночку. В их руках было оружие, пострашнее водородной бомбы, – информационная монополия, позволившая во многом переложить собственные проблемы на чужие плечи и заставить огромный конгломерат государств, взять на себя труд отстоять американские интересы. Пропагандистская лавина обрушилась на мир стремительно и повсеместно. Обычной, хотя всегда неэффективной, контрпропаганды с Востока впервые в информационном пространстве не было. Мировоззрение человечества оказалось в руках американских средств массовой информации. Вся правда о Саддаме была вывернута наружу и опрокинута на головы и плечи людей, слабо искушенных в тонкостях методик завоевания инициативы в информационном пространстве войны.

Приоритеты были выделены умело, с высочайшим профессионализмом, благо действительно было, что выделять. Саддаму вспомнили газовые атаки на Иран и курдское население своей страны, на телеэкраны вернулись кадры двухлетней давности о прецедентах массовой резни в мятежных провинциях. Его обвиняли в репрессиях против инакомыслящих, в неслыханном обогащении за счет нищего народа, в непредсказуемости. Дьявол из Хусейна получался легко, поскольку часть подаваемой информации была истинно верной.

Подробности потрясали. Автору запомнилось описание бассейна с концентрированной соляной кислотой, куда Хусейн отправлял иракских диссидентов. Запомнилось на всю жизнь, как и наводящие ужас кадры хроники, отображающие курдскую деревню, взятую иракской армией.

Лишь очень немногие в те дни вспоминали о том, что янки сами имеют «рыльце в пушку», что они в свой черед поливали Вьетнам дождями убивающего все живое «оранжевого джека», что до основания скосили бомбами города, что вырезали поселения и так далее. За подробностями обстановки саддамовских дворцов не вспоминали, что по качеству жизни иракцы занимали не последнее место на арабском востоке, да и в мире. О приличной медицине, всеобщем образовании, о светской системе исламского государства, созданных в Ираке, речи не было.

Реакция советских газет. Наконец, не звучала мысль о том, что США приложили немалые усилия, пестуя действительного «людоеда» Саддама, и что нынешнее демонстративное отвращение к нему есть не неприятие тоталитаризма вообще, а лишь той его разновидности, которая перестала на данном этапе устраивать США. Информационная «буря вокруг пустыни» возымела должный эффект. В день начала бомбежек советские газеты в непонятной эйфории вышли под заголовками «Багдад горел как Рождественская елка». Такое сравнение неэтично и аморально. В горящем городе гибнут люди и не все они Саддамы Хусейны. Многие просто по малолетству не успели оформиться в тоталитарных маньяков. Но об этом, захлебнувшись в информационных потоках, забыли даже нормальные, неглупые люди. Как не учитывали они того, что вместе с Багдадом горят 8 миллиардов долларов иранской задолженности Москве, что высокоточные ракеты бьют по танкам советского производства, сужая круг потенциальных потребителей этого ходового товара. Элементарная практическая сметка и та была утеряна под воздействием умело преподанной логики бывшего, как тогда говорили, геополитического противника.

Поездка госсекретаря США по столицам. Но это были, так сказать, побочные результаты информационной бойни. Мелочь, давшая населению СССР краткий миг иллюзии сопричастности к идеалам некоей абстрактной свободы и нового мира, без угнетающего противостояния с Западом. Гораздо важнее был успех в создании антииракской коалиции. Бюргерство, ошарашенное кошмарной сущностью «багдадского монстра», не посмело поинтересоваться, почему раньше Вашингтон не извещал о кислотных бассейнах и трупах курдских детей. Многие жаждали «диктаторской крови». Политиков, которых трудно подобным удивить, поймали на других соображениях. Схема, предлагаемая госсекретарем Бейкером в ходе турне по мировым столицам, была предельно проста и била по больному. Ее смысл был примерно следующим. Саддам захватил четверть нефтезапасов, он хочет сделать нефть дорогой. Дорогая нефть означает трудности для индустриальных государств: экономический спад, социальные проблемы. Помогите нам, и нефть станет дешевой. Для кого – мистер Бейкер не говорил, и союзники по НАТО вкупе с Японией решили, что для всех.

Отклик Европы и Японии. Они совершили ошибку похуже хусейновской, полагая, что защита европейских интересов – главная задача США. Примитивного вопроса – зачем они нужны США вне глобального противостояния - никто не задал. Инерция мышления довлела над западноевропейскими руководителями. Предположительно там тоже не все поняли, что консолидирующей Запад советской угрозы не осталось. В результате деньги, солдат и самолеты Джорджу Бушу-старшему предложили все, у кого они были. Немцы попробовали откупиться 5 миллиардами. Но потом все же отправили батальон для демонстрации флага. Вообще-то немцам после 1945 г. разгуливать по миру с оружием запрещали решения победителей, но на это внимания не обратили. Японцы повели себя умнее, дали 9 миллиардов долларов, а дальше, сославшись на конституцию, ехать воевать отказались.

Бейкер на востоке. Для арабского Востока аргументы были еще проще. Там Бейкер объяснил, что если Саддама не остановить, он всех загонит в халифат, и сам будет продавать всю нефть, лишив остальных привычных самолетов с фонтанами в салонах и белоснежных верблюдов с золотой сбруей. Шейхи согласились, может быть не так охотно, как европейцы, но, в общем, дружно. Правда, арабские руководители попросили, чтобы в коалиции не было Израиля, воевать в одном строю с которым арабам по понятным причинам было не с руки.

Позиция Тель-Авива. Между тем Тель-Авив рвался в бой. Обезглавить арабскую коалицию, да еще прослыть авангардом сил, борющихся с тоталитаризмом без риска схлопотать очередные санкции, израильтянам хотелось сильно. Если совсем по правде, то даже не самым большим «ястребам» Израиля было очевидно, что при любом развитии событий мстить Хусейн будет именно им. В магазинах Земли Обетованной был ощутим дефицит противогазов. Рядовые граждане страны по здравому размышлению скупили их, не сомневаясь, что Саддам, никогда не отличавшийся избытком совести, не остановится перед очередным попранием Женевской конвенции 1925 г. Кстати любопытной деталью отечественных телерепортажей о частной гражданской обороне израильтян было то обстоятельство, что телевизионщики демонстрировали приобретение исключительно масок, чего для защиты от рецептур типа "Табун" совершенно не достаточно. Правительство то ли забыло объяснить избирателям это обстоятельство, то ли защитные комплекты у них уже были. Но это подробность - только маленькая деталь эпохального события.

«Пэтриот». Значительно интересней, как американцам удалось удержать союзника от решительных действий. За нейтралитет пришлось заплатить, перечислив на банковские счета Израиля крупное вспомоществование и направив туда несколько десятков батарей новейшего ракетно-зенитных комплексов «Пэтриот», способных сбивать иракские баллистические ракеты, не совсем верно отождествляемые журналистами с советской системой, именуемой по терминологии НАТО «Скад». «Пэтриоты» должны были защитить Израиль от ожидаемых ударов ракет с химической и бактериологической начинкой. Но об этой драме сказ впереди.

 


► Читайте также другие темы части XI «Буря в пустыне» раздела «Битва за «земляное масло» Ирака»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004