В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

45. Диверсии и террор

«Особо важный момент борьбы». Диверсионно-террористические акции занимали особое место в деятельности оппозиционных сил на территории Афганистана и рассматривались исламским руководством как важный фактор серьезного ослабления государственной власти. В разработанном одним из идеологов исламского движения Абу Тарок Мусафером детальном пособии по тактике партизанской войны в Афганистане прямо указывалось, что террор является «особо важным моментом борьбы».

Хорошо вооруженные и обученные диверсионные группы и экстремистские элементы совершали террористические акты и провокации в Кабуле, Кандагаре, Джелалабаде, Герате, Мазари-Шарифе и ряде других городов, в том числе и по отношению к советским загранучреждениям и гражданам. Угрозы и репрессии, гибкая и целенаправленная пропаганда, умелое использование религиозных чувств, националистических и антисоветских настроений, а также ошибок и перегибов, допущенных новой властью, — все это в совокупности позволяло моджахедам оказывать давление на достаточно широкие слои населения. В окрестностях Кабула на территории, контролируемой мятежниками, дислоцировались специально подготовленные группы, которые занимались проведением диверсионно-террористической деятельности как в самом Кабуле, так и в его окрестностях.

Зоны действия групп. «Бадр» — районы Дахисабз, Карабаг, Мирбачакот; «Хайбар» — районы Суруби, Баграми, Чахорасиаб; «Табук» — районы Шакардара, Пагман, Ча-хордеги.

Кроме подполья, организационно входящего в «Центральную зону ИПА в Кабуле», в столице существовал ряд подпольных групп, замыкающихся на крупных полевых командирах типа Ахмад-шаха Масуда.

Основными объектами диверсий были линии электропередач, государственные и культурно-просветительные учреждения, промышленные и сельскохозяйственные объекты.

Физическое уничтожение партийных и государственных работников, активистов, лиц командного состава вооруженных сил, милиции и органов безопасности — одна из главных задач террористической деятельности мятежников. Этим занимались специально подготовленные на территории Пакистана, Ирана и в некоторых странах Европы и Ближнего Востока группы в составе до 10—15 человек.

Методы террора. Мятежники применяли следующие методы террора: убийство или захват должностных лиц и заложников; поджоги и грабежи; минирование автобусов магнитными минами; использование автомобилей, начиненных взрывчаткой (взрыв автомобиля в Кабуле у посольства Индии весной 1987 г.); использование детей и подростков для установки мин на легковые автомобили должностных лиц; подрыв опор линий электропередач; использование домашних животных для доставки взрывчатого вещества в районы базаров; применение на базарах и в других местах скопления людей различных мин-сюрпризов (детские игрушки, авторучки, зажигалки и т.п.); запрет торговли в городах.

Диверсии. Наиболее характерным способом осуществления диверсий было применение различных взрывных устройств в общественных местах, в зданиях учреждений и ведомств, гостиницах, кинотеатрах, учебных заведениях и т.д. Особенно часто это практиковалось во время проведения различных праздников и других массовых мероприятий (например, на похоронах лидера пакистанских пуштунов Гафар Хана в январе 1988 г. в Джелалабаде).

Практикуя в широких масштабах террор и диверсии, оппозиция старалась создать в стране обстановку страха и неуверенности среди мирных жителей, посеять недоверие к государственной власти, показать неспособность правительства навести порядок и обеспечить безопасность населения. Кроме того, это не давало возможности наладить нормальную экономическую деятельность, вследствие чего ухудшался жизненный уровень населения, что также вызывало его недовольство правящим режимом. Причем масштабы проведения террористических акций постоянно расширялись. Этому способствовали американские и пакистанские спецслужбы, инструкторы которых обучали террористов и поставляли им необходимые средства и вооружение.

Зарубежная помощь мятежникам. Очень скоро после ввода советских войск в Афганистан, США и их союзники перешли к открытой поддержке политических противников режима Б. Кармаля. В апреле 1980 г. Конгресс США проголосовал за выделение прямой и открытой помощи афганским моджахедам (15 миллионов долларов).

Для противодействия Советскому Союзу на Среднем Востоке была создана соответствующая система, которая включала несколько направлений. Афганская оппозиция находилась в полной материальной зависимости от стран НАТО и ортодоксальных мусульманских режимов. Наряду с США наиболее активное участие в оказании всевозможной помощи и поддержки антиправительственным силам в Афганистане принимали Пакистан, Китай, Иран, Саудовская Аравия, ряд западноевропейских стран.

Виды помощи. Основными направлениями помощи афганской оппозиции являлись финансирование, поставки для мятежников оружия, боеприпасов и военного снаряжения, участие военных инструкторов и советников в военной подготовке моджахедов, обеспечение условий для вывода советских войск с территории Афганистана.

Акции против высших чинов. По данным западных источников, в 1985 г. пакистанцы обратились к начальнику станции ЦРУ в Исламабаде с просьбой о получении дальнобойных снайперских винтовок и сложных оптических прицелов для последующей их передачи мятежникам с целью совершения террористических актов против советских генералов в Кабуле, за передвижением которых регулярно следила американская разведка. Акции против высших чинов советских военных и дипломатов были, по мнению директора ЦРУ Кейси, важным шагом в эскалации военных действий, так как пока советская элита будет чувствовать себя в безопасности, считал он, она будет продолжать войну. Но когда сыновей высших партийных деятелей и офицеров начнут отсылать домой в цинковых гробах, ситуация может перемениться.

Однако юристы ЦРУ и администрации опасались, что покушение на советских высших военных может рассматриваться как нарушение президентской директивы от 1977 г., запрещавшей участие ЦРУ в покушениях. Видимо, поэтому было принято решение предоставить снайперские винтовки без приборов ночного видения и без разведывательных сведений, которые обеспечили бы эффективность покушений на советских генералов в Кабуле. Как говорил в интервью пакистанский генерал Юсаф, контролировавший тайную войну с 1983 по 1987 гг., таких винтовок было получено более 30, но менее 100 штук.

Американцы решительно осуждают терроризм и принимают по отношению к террористам и даже к государствам, его поощряющим, жесткие меры, но здесь Кейси поощрял моджахедов на проведение террористических актов. Подготовка террористов и поставки малогабаритного новейшего вооружения создали предпосылки для распространения диверсий на другие страны, в том числе США.

Экстремисты. В вооруженных отрядах мятежников воевали подразделения, целиком сформированные из экстремистов, прибывших из Египта, Сирии, Судана, Туниса, Алжира, Саудовской Аравии, Палестины и других арабских стран, а также из Индонезии, Чада, Бангладеш, Турции, Малайзии, Филиппин, Таиланда и Индии. Среди исламских экстремистов, воевавших в Афганистане, были также мусульмане из Югославии, Синьцзяна, «черные» мусульмане из США и боевики из Советского Союза. Общая численность исламских боевиков-террористов (не считая советников из Пакистана и Ирана) оценивалась западными экспертами приблизительно в 2500 человек. В Афганистан они прибыли в основном из-за денег, и война стала для них главным источником получения дохода. Поэтому, несмотря на их исламскую риторику, они выполняли роль простых наемников.

Общая оценка вооруженной оппозиции. Если в целом оценивать мятежное движение в Афганистане и действия моджахедов, то можно констатировать, что одиночная подготовка мятежников была достаточно высокой. Однако общую победу над советскими и правительственными силами они одержать не могли. Нанося свои «булавочные» уколы, они не давали правительству проводить запланированные реформы, отвлекали значительные ресурсы для обеспечения безопасности страны, поддерживали напряженность внутриполитической обстановки в Афганистане, постепенно, как ржавчина, разъедая государственную власть.

Моджахеды действовали крайне разобщенно и не вели боевых действий в «чужих» провинциях и зонах, противились всяким попыткам объединения, укрепления дисциплины, выработке элементов общей стратегии. Признавали только лидеров своей партии и полевых командиров. Эта разобщенность не позволяла им добиваться ощутимых побед: мешали межпартийная вражда, местничество, религиозные и национальные разногласия.

В среде оппозиции имелись глубокие разногласия по вопросам распределения поступавшей из-за рубежа помощи и раздела сфер влияния на территории Афганистана. Нередко между вооруженными отрядами различной партийной и национальной принадлежности возникали боевые столкновения, от которых они несли потери не меньше, чем в борьбе с правительственными силами и советскими войсками.

Борьба за власть. После ухода советских войск из Афганистана и падения режима НДПА лидеры исламской оппозиции повели борьбу за власть, наглядно продемонстрировав свои истинные намерения. Ислам не стал для них основой национального примирения. Они показали, что мало чем отличались от партийных функционеров НДПА и ничего общего не имели ни с исламом, ни с моджахеддинами, хотя и продолжали себя так называть и якобы опираться на исламские ценности. Моджахеды одной исламской партии стали убивать моджахедов другой. Действия самозваных исламских лидеров нанесли серьезный ущерб Афганистану и его народу, особенно столице страны, которая оказалась разрушенной на две трети. И какие бы доводы они ни приводили в оправдание своих действий, всем стало очевидно, что исламский фактор им был нужен только для достижения своей цели — захвата власти в стране. Тем самым они, эксплуатируя в корыстных интересах ислам, отягощали свою душу изменой истинным исламским ценностям — терпимости, склонности к компромиссам, избежанию риска, стремлению не наносить вреда, культу знаний, справедливости и права.

 


► Читайте также другие темы части IX «Афганистан: 10 лет борьбы» раздела «Афганская война»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004