В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

40. Решение о вводе советских войск в Афганистан

Оценка ситуации. Из Кабула поступали все новые и новые донесения с просьбами Х. Амина ввести советские войска в ДРА, а также с оценками ситуации, складывавшейся в Афганистане. Причем представители различных ведомств часто давали противоречивую информацию.

Стратегическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке в конце 1970-х гг. складывалась не в пользу Советского Союза. Кэмп-Дэвидский мирный договор между Израилем и Египтом, поражение на выборах премьер-министра Индии Индиры Ганди, военный переворот в Ираке, исламская революция в Иране значительно ослабили советские позиции в регионе. В этой связи возможность потери «ставшего на социалистический путь развития» Афганистан советским руководством воспринималась крайне болезненно.

По оценкам советских аналитиков того времени, события в ДРА стали частью мирового революционного процесса, и руководству СССР рекомендовалось не допустить экспорта контрреволюции и оказать помощь «здоровым силам» Афганистана в защите революционных завоеваний. Такая позиция была созвучна настроениям советских руководителей. Слишком заманчивой казалась возможность иметь на своих южных границах надежного союзника, связанного с Советским Союзом единой идеологией и интересами. Но Х. Амин представлялся человеком, способным в любой момент переориентироваться на Запад. Такого развития событий опасались больше всего. Еще свежи были в памяти изменения курсов в Египте, Чили, Сомали... А тут еще всплыли «сведения» о причастности Амина к ЦРУ.

Постепенно появилась идея устранить Х. Амина и заменить его более лояльным деятелем. В то время в Москве уже находился лидер фракции «Парчам» Б. Кармаль. По оценкам экспертов, он пользовался поддержкой определенной части афганских партийцев и населения. Поэтому ему было предложено возглавить борьбу по свержению режима Х. Амина.

Письмо Андропова. В начале декабря председатель КГБ СССР Ю.В. Андропов написал Генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И. Брежневу письмо, в котором излагал ситуацию в Афганистане как критическую и предлагал меры по обеспечению защиты наших интересов в этом регионе. Очевидно, это письмо дало новый толчок обсуждению и проработке вопроса о необходимости ввода советских войск в Афганистан.

Руководство СССР пришло к выводу, что без советских войск создать условия для отстранения от власти Амина будет очень сложно. Не было также гарантий того, что афганская армия поддержит Б. Кармаля и его новое правительство. А если ему даже и удастся захватить власть, сумеет ли он отразить нападки вооруженной оппозиции?

Последнее совещание. 8 декабря в кабинете Брежнева состоялось совещание, в котором принял участие узкий круг членов Политбюро ЦК КПСС: Ю.В. Андропов, А.А. Громыко, М.А. Суслов и Д.Ф. Устинов. Они долго обсуждали положение, сложившееся в Афганистане и вокруг него, взвешивали все «за» и «против» ввода туда советских войск. Ю.В. Андропов и Д.Ф. Устинов приводили следующие доводы в защиту такого шага: предпринимаемые якобы ЦРУ США (резидент в Анкаре Пол Хенци) усилия по созданию «новой Великой Османской империи» с включением в нее южных республик из состава СССР; отсутствие на юге надежной системы ПВО, что в случае размещения в Афганистане американских ракет типа «Першинг ставило под угрозу многие жизненно важные объекты, в том числе космодром Байконур; возможность использования афганских урановых месторождений Пакистаном и Ираком для создания ядерного оружия, установление в северных районах Афганистана власти оппозиции и присоединение этого региона к Пакистану. В итоге решили проработать два варианта: руками спецслужб КГБ устранить Х. Амина и передать власть в Афганистане Б. Кармалю; послать какое-то количество войск на афганскую территорию для этих же целей.

Удивление генерала Огаркова. 10 декабря 1979 г. министр обороны СССР Д.Ф. Устинов вызвал к себе начальника Генерального штаба Н.В. Огаркова и сообщил ему, что Политбюро приняло предварительное решение временно ввести советские войска в Афганистан, и поставил задачу готовить 75—80 тысяч человек. Н.В. Огарков был удивлен таким решением, сказав, что 75 тысяч обстановку не стабилизируют и он против ввода войск, так как это безрассудство. Но министр осадил его: «Вы что, будете учить Политбюро? Вам надлежит только выполнять приказания...»

В тот же день Н.В. Огаркова срочно вызвали в кабинет Л.И. Брежнева, где собралось так называемое «малое Политбюро» (Андропов, Громыко и Устинов). Начальник Генерального штаба вновь попытался убедить присутствующих, что афганскую проблему надо решать политическим путем, а не уповать на силовые методы. Он ссылался на традиции афганцев, не терпевших на своей территории иноземцев, предупреждал о вероятности втягивания наших войск в боевые действия, но все оказалось тщетным.

Коллегия министерства Обороны. Вечером Д.Ф. Устинов собрал коллегию Министерства обороны СССР и сообщил, что в ближайшее время, очевидно, будет принято решение о применении советских войск в Афганистане и надо готовить соответствующую группировку. В войска была направлена директива Г 312/12/00133. Начиная с 10 декабря Д.Ф. Устинов стал отдавать устные указания начальнику Генерального штаба по формированию новой общевойсковой армии в Туркестанском военном округе, в частности, - подготовить к десантированию воздушно-десантную дивизию, отдельный парашютно-десантный полк, повысить боеготовность двух дивизий в Туркестанском военном округе, доукомплектовать до полного штата понтонно-мостовой полк в Киевском военном округе и отправить его в район Термеза. Все мероприятия проводились скрытно.

Политбюро склонилось к применению войск еще более уверенно после получения из Кабула донесения представителя КГБ СССР с негативной оценкой обстановки в Афганистане. В донесении говорилось, что просьбы афганского руководства о помощи имеют под собой реальную почву. Над марксистским режимом страны нависла угроза падения. Трезвые оценки ситуации советскими военными руководителями расценивалась в Политбюро ЦК КПСС как непонимание или недооценка политической важности происходящих в Афганистане процессов.

Последней каплей, перевесившей чашу весов в пользу ввода войск в Афганистан стало решение министров иностранных дел и обороны НАТО на встрече 12 декабря в Брюсселе, одобрившее сценарий размещения в Западной Европе новых американских ракет средней дальности «Круз» и «Першинг-2». Эти ракеты могли поражать практически всю европейскую часть территории СССР.

Окончательное решение. Именно в тот день – 12 декабря – и было принято окончательное решение ввести советские войска в Афганистан. В Особой папке ЦК КПСС сохранился протокол этого заседания Политбюро, написанный секретарем ЦК К.У. Черненко. Из протокола видно, что инициаторами ввода советских войск в Афганистан были Ю.В. Андропов, Д.Ф. Устинов и А.А. Громыко. За ввод войск проголосовали единогласно все члены Политбюро. Однако примечательным является отсутствие на заседании Политбюро председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина, который был категорически против ввода войск в Афганистан. Либо он сам предпочел не явиться на заседание, либо ему посоветовали это сделать, либо заседание провели без его ведома. Последнее все же выглядит маловероятным.

Шифротелеграммы. Поступавшие позже из Афганистана шифротелеграммы как бы подтверждали правильность принятых руководством СССР шагов в отношении Афганистана. По сообщению представителя КГБ СССР, Х. Амин в ходе встреч с ним 12 и 17 декабря говорил, что афганское руководство будет приветствовать присутствие Советских Вооруженных Сил в ряде стратегически важных пунктов в северных провинциях ДРА. Формы и методы оказания военной помощи должна определить советская сторона.

Тогдашнее руководство КПСС не посчитало нужным вынести такой важный вопрос, как ввод войск в соседнюю страну, на обсуждение государственных органов власти – Верховного Совета СССР или Совета Министров СССР. Ни указа Президиума Верховного Совета СССР, ни постановления Совета Министров СССР, ни какого-либо другого документа по вопросу ввода войск не принималось. Все указания отдавали устно, мотивируя это необходимостью обеспечить и ввести в заблуждение Х. Амина.

Официальная причина. Официально провозглашенная цель советского военного присутствия в ДРА формулировалась однозначно – оказание помощи в стабилизации обстановки и отражении возможной агрессии извне. Советские войска должны были стоять гарнизонами и не ввязываться во внутренний конфликт и боевые действия. Им предписывалось защищать местное население от банд, а также распределять продовольствие, горючее и предметы первой необходимости. Считалось, что само присутствие советских войск явится мощным стабилизирующим фактором, существенно укрепит режим НДПА, окажет сдерживающее влияние на оппозиционное движение и обеспечит устойчивость военно-политической обстановки в Афганистане. При этом подчеркивалось, что если ввод войск и случится, то он будет носить кратковременный характер.

В то же время замалчивался тот важнейший факт, что первой задачей, которой придется решать нашим войскам, станет свержение и устранение Х. Амина и замена его советским ставленником Б. Кармалем. Следовательно, ссылка на то, что ввод советских войск на афганскую территорию осуществлялся по просьбе законного правительства ДРА, вряд ли обоснована.

В целом же решение советского руководства о вводе войск в ДРА было принято без соответствующего анализа обстановки и прогноза развития ситуации, оценки причин, характера, масштабов и способов разрешения конфликта, а также без постановки четких общеполитических и стратегических целей. В результате Афганистан для Советского Союза стал «трясиной» вроде той, какой был Вьетнам для США.

 


► Читайте также другие темы части VIII «Введение советских войск» раздела «Афганская война»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004