В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

33. Первые дни Октябрьской войны: успехи арабов (Д.М. Креленко)

Разведка Израиля запоздала. Высшее командование армии Израиля и военно-политическое руководство страны не имели никаких сведений о «возможности всеобщей войны». Лишь в 4.30 6 октября 1977 г. разведывательный отдел при генеральном штабе доложил, что полученная только что информация «дает основание утверждать: враг начнет операцию на двух фронтах в 18.00». Именно нерасторопность разведывательных органов, отметила позже специально созданная следственная комиссия, стала причиной «дополнительных затруднений в приведении регулярных войск на фронтах в боевую готовность, особенно в зоне канала».

Численность и вооружение израильской армии. Израильские вооруженные силы на момент начала войны насчитывали 415 тысяч человек, 1700 танков, 690 самолетов, 84 вертолета и 57 боевых кораблей. На Южном фронте (Синайский полуостров) израильтяне сосредоточили 5 бригад, создав эшелонированную оборону глубиной 30—50 км. На линии противостояния с Сирией (Северный фронт) находилось 6 бригад, оборонявших 75-километровый рубеж глубиной 12—20 км.

6 июня 14.00. Когда 5 октября агентурная разведка получила донесения о возможном наступлении египтян днем 6 числа, прошло экстренное заседание правительства, так и не решившего, что делать. Разосланные войскам указания предписывали приступить к контрмероприятиям не ранее 4 часов пополудни следующего дня.

Арабы ударили на 2 часа раньше. Египтяне учли даже такую малость как воздействие солнца, склонявшегося к закату и слепившее израильских солдат. Начав в 2 часа дня, арабы имели в запасе достаточно светлого времени для прорыва «линии Барлева» и закрепления на новом рубеже; и целую ночь для организации обороны контратак противника, расчетным временем начала которых было следующее утро. Ночью без детального понимания обстановки ЦАХАЛ не вел активных действий.

Через 5 минут после 14-ти дня на огневые позиции, штабы и пункты боепитания израильтян обрушили более 200 египетских ударных самолетов. По важнейшим целям в глубине обороны ударили ракеты, расстроившие сложную систему руководства обороной. Одновременно по позициям на «валу Барлева» пришелся огненный шквал, напоминавший сверхмощные артналеты времен минувшей мировой войны. По израильскому берегу било все, что могло стрелять, завывающие в полете реактивные снаряды «градов», тяжелая артиллерия, танковые пушки, минометы пехотный подразделений. Через 20 минут от начала налета огонь дальнобойных средств был перенесен глубже. Над валом повисла пыль, вздыбленная многочисленными взрывами. Стало чуть тише. В этот момент штурмовые подразделения египтян грузились на катера. Одновременно в нескольких местах началось форсирование канала.

Даян и Шарон
Даян и Шарон улыбаются: "И на этот
раз все обошлось". Но повязка Шарона
говорит сама за себя

Вторая волна. За стремительными средствами первой волны на понтоны и лодки стала грузиться вторая волна. Но израильтянам уже было не до нее. На вал карабкались сотни египетских солдат. Специальные расчеты ждали приказа сбросить в воду тонны горючей смеси и поджечь канал, но распоряжений не поступило. Ответвленные штабы были уничтожены артиллеристами и летчиками Садата. Нефть осталась в емкостях.

Первыми техническими средствами, переправленными на азиатский берег, были мощные водометы, используемые в советском Союзе для размывания породы в рудниках. Хоботы шлангов были опущены в канал, и по несчастному валу ударили тугие струи воды, проделывая обширные проходы для танков, которые не замедлили появиться. Среди первых бронированных машин, доставленных на синайский берег, некоторые имели специальные бульдозерные отвалы. С их помощью сидящих в окопах израильтян заживо хоронили в их траншеях.

Горькое озеро. В 14.40 египтяне были на валу по всей его стокилометровой ширине. Южнее Горького озера, включенного в систему канала, события развивались еще быстрее. Шансов выстоять под ударами двух египетских армий, имевших в первом эшелоне 100 тысяч человек и 850 танков, у трех оборонявших позицию бригад не было никаких. Воины ЦАХАЛа быстро поняли это и, очистив берег канала, в беспорядке начали отступать по второй линии укреплений.

Через час от начала операции египетские саперы приступили к наведению понтонных переправ через канал и Горькое озеро. Сопротивления не было. На севере 2-я армия Египта захватила ряд плацдармов общей шириной около 20-25 км с проникновением на 3-4 км вглубь обороны ЦАХАЛа. Южная 3-я армия сработала не хуже.

С наступлением темноты на азиатский берег потоком пошли войска и техника, «линия Барлева» перестала существовать. Египтяне окапывались, чтобы встретить неизбежные утренние контратаки врага, создавалась огневая система, насыщенная средствами войсковой ПВО и противотанковой обороны.

Черный день ЦАХАЛа. В Тель-Авиве царило смятение, обычное для страны, подвергшейся неожиданному нападению. В неразберихе отдавались противоречивые приказы войскам и распоряжения по ходу мобилизации. Самым четким среди них был приказ танковым бригадам на Синае сбросить египтян в воды канала. Сил двух бригад с тремя сотнями танков для этого явно не хватало. Но то ли Даян на время утратил чувство реальности, то ли понадеялся на Хель Хаавир, либо просто решил пожертвовать танкистами, и приказ вступил в силу. День 7 октября стал для ЦАХАЛа черной датой.

Две танковых бригады пошли на верную смерть. Атаковавшая южную группу египтян 190-я бригада была уничтожена полностью. Более сотни американских танков остались гореть перед позициями 31-й армии. Штаб и командир бригады попали в плен. Раньше генералы ЦАХАЛа египтянам не попадались. Судьба второй была не сильно предпочтительнее. После атаки назад откатилась половина первоначального количества танков. Когда во главе кризисного фронта встал Ариэль Шарон, ему оставалось лишь ждать подхода дополнительных сил, надеясь, что они не опоздают.

ВВС Израиля и их потери. Хель Хаавир ожиданий не оправдал. Израиль по праву гордился своей авиацией. Египтяне ее побаивались, советские специалисты относились уважительно. Материальная часть еврейских ВВС имела американское и французское происхождение. Ее основу составляли штурмовики А-4 «Скайхок», истребители «Мираж-III», и широко разрекламированные истребители-бомбардировщики F-4, «Фантом». Самолеты последнего типа имели хорошие показатели, хотя неясно почему именно их американцы провозгласили «несбиваемыми». Сыпались они во Вьетнаме не хуже других, причем как от ракет, так и в результате боев с вьетнамскими МиГ-21. У Израиля «Фантомов» было около 150 единиц и применялись они весьма умело.

Летный состав отличался высочайшим мастерством. Израильтяне считают, что непревзойденным. Так или иначе, но учили они своих летчиков крепко. Иной раз сбитые пилоты врага на поверку оказывались не асами, а всего лишь слушателями летных школ в звании курсантов. Для них уничтожение арабских самолетов или наземных объектов было только экзаменом с проставлением подтвержденных инструкторами результатов в зачетную книжку. Действовали Хель Хаавир всегда настойчиво и организованно. Порой для уничтожения важных целей выделялось по 20-30 самолетов, из которых 2-3 были ударными, а остальные лишь обеспечивали их действия. Таким группам часто удавалось пробивать бреши в ПВО противника и сквозь эти коридоры в кратчайшие сроки разбивать интересующие цели.

Командование всегда действовало оригинально, шаблонных операций не было вообще. Арабам приходилось всякий раз сталкиваться с тактическими новациями. Были, правда, и слабости. В случае потерь действия авиации приостанавливались на 2-3 дня до выяснения их причин. В принципе такой подход верен, поскольку помогает сберечь людей и машины. Но бывают ситуации, когда оставлять войска без воздушной поддержки нельзя, но это делалось. И чрезмерная чувствительность к потерям в воздухе оборачивалась большими жертвами на земле.

При всех блестящих возможностях ВВС Израиля, в 1973 г. им не поздоровилось. За первые три дня боев потери составили более 80 машин. Израильские ассы любили воздушный бой, им нравилось сбивать хуже подготовленных арабских летчиков на их «несамостоятельных» машинах. Но в Октябрьской войне пришлось решать другие задачи. С помощью авиации, не захватившей господство в воздухе, попытались «латать дыры» в сухопутных фронтах. Кончилось это плохо. Приказ штурмовать позиции танковых дивизий египтян столкнул Хель Хаавир с египетскими «квадратами».

"Квадраты" в действии. Ракета этого советского комплекса имела исключительные возможности. Во-первых, она была быстрее предшественниц, как в реакции, так и на траектории. Во-вторых, ее поисковой системе не мешали постановщики помех, стоявшие на вооружении Израиля. В-третьих, она всегда была с войсками на марше, на позициях, в ближнем тылу. Работу ее радара не фиксировала головка противолокационных ракет и так далее и тому подобное. Наконец, сама траектория ракеты вызывала замешательство врага.

При старте старых «телеграфных столбов» по порядку вражеской авиагруппы опытный летчик видел, в какой из эшелонов построения ведется огонь. Атакованная группа начинала противоракетный маневр, часто позволявший избежать попадания, а остальные самолеты шли дальше по своим делам. Кстати, так же действовал и американский ЗРК «Хок», поставляемый в Израиль. От его ракет тоже можно было сбежать, что с успехом делали даже такие ветераны реактивной эпохи как Ил-28. Следовало лишь быть внимательным и следить за пылью, которую взметали двигатели стартующей ракеты, и срочно начинать маневр уклонения.

Иначе вела себя ракета «Квадрата». Она взмывала вверх и, лишь поднявшись над противником, выбирала цель и пикировала на нее. Определить, кто именно был намечен жертвой, было невозможно. Нервы пилотов не выдерживали и к уклонению приступали все, срывая боевое задание. Арабы рассказывали даже такой случай, когда пара летчиков катапультировалась, бросив две машины, не в силах определить, какую ожидает смерть. При встрече с таким противником израильтяне сделали попытку перебраться пониже, на высоты, где слепли радары наведения ракетных комплексов. Но эта попытка обошлась дорого. Радары «Квадратов» оказались исключительно проницательными и хорошо ориентировали в приземном слое.

Ударная роль "Шилок". Но главную роль у земли сыграли «Шилки», их огонь исключал атаки на «бреющем» полете. Высотные полеты тоже исключались. В первые дни Октябрьской войны бои шли в зоне, накрываемой стационарными комплексами из-за канала, как раз и предназначенными для борьбы с высоколетящими целями. В таких условиях любые действия обходились большой кровью, сведясь к размену наземных целей на самолеты. Этого в Израиле не любили. Но прекратить операции в воздухе возможности не было, и Хель Хаавир потерял в боях, по осторожным израильским подсчетам, более 140 машин, почти треть своей численности. При этом остановить египтян и сирийцев не удалось. Главная заслуга в бойне, учиненной арабами в воздухе, принадлежала советскому ЗРК «Квадрат», названному израильскими летунами «лучшим арабским ассом».

Консолидация фронта в первые три дня наступления с форсированием ЦАХАЛу не удавалась. Действовать пришлось не так, как учили. Ни количественного, ни качественного превосходства на земле и в воздухе не было в помине. Развалилась традиционная система непрерывного и твердого руководства войсками. Их действия утратили динамизм. Игра повсеместно велась по арабским правилам. Единственное, чего удалось избежать, это полного уничтожения сил на Синае. Войска ЦАХАЛа выскользнули из-под ударов и воспользовались паузой, нужной египтянам для освоения занятых плацдармов, смогли вздохнуть и перегруппироваться.

Египтяне сделали первую ошибку уже 8 октября, не имея перед собой противника, их войска топтались на плацдарме, упустив момент для срочного решения поставленных задач по выходу на рубеж горных перевалов Митла и Гидди. Впрочем, причины этой задержки крылись не в недопонимании обстановки военными специалистами Египта, а в политических трудностях, с которыми он столкнулся. Из Каира пришел приказ стоять и ждать.

Борьба за Голаны. Согласованный с египтянами сирийский удар тоже был успешен. Начав одновременно с египтянами, сирийцы к 7 октября почти овладели Голанами, обойдя с севера и юга укрепленный пункт противника у города Эль-Кунейтра. Первая полоса «пурпурной» линии была прорвана. Но развить этот успех не удалось. В Тель-Авиве сочли, что потеря Голан важнее Синая, и именно на восстановление пурпурной границы 9-10 октября были брошены свежесформированные бригады ЦАХАЛа и уцелевшие силы авиации. В результате первоначальный порыв сирийцев угас. Ни Голан, ни иорданских переправ взять им не удалось. К вечеру 10 числа бригады ЦАХАЛа вернулись на «пурпурную» линию. Спешно переброшенные в сектор свежие части армий Ирака и Иордании не смогли активизировать фронт, начав новое наступление, напротив они были оттеснены на несколько километров от прежних позиций. В актив Северного фронта стоит занести лишь относительно высокие потери израильтян и то обстоятельство, что формирования арабов сохранили целостность и организацию, тогда как в 1967 г. армия Сирии была деморализована первыми неудачами и рассыпалась.

Зато со стратегической точки зрения участок фронта у Голан свою задачу выполнил, притянув к себе резервы первой очереди израильской мобилизации, вследствие чего на Синае ощущался дефицит израильских сил.

 


► Читайте также другие темы части VII «Война «Судного дня»: 1973 г.» раздела «Ближний Восток»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004