В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

29. СССР, Египет и Израиль в межвоенный период (А.А. Герман)

Арабский мир после войны. Война 1967 г., по всей военно-политической логике, должна была нанести серьезный ущерб советскому престижу в ближневосточном регионе. Этому как никогда ранее способствовали не только поражение «промосковских» арабских режимов, но и развязанная Западом и Израилем «информационная война». Однозначно утверждалось, что виной «арабской катастрофы» явилась ориентация на коммунистический блок, на «устаревшее и списанное советское вооружение». Проводилась мысль о том, что CCCP-де не заинтересован в мире на Ближнем Востоке, он стремится «силой и коварством» подчинить арабские народы, превратить их в «безропотных марионеток великодержавных амбиций и мессианских чаяний группы кремлевских фанатиков».

Однако в действительности советская репутация в арабском мире не пострадала. Общественно-политические процессы, набиравшие силу в 1950-е — начале 1960-х гг., по инерции продолжались. Война 1967 г. их ускорила. В арабском общественном мнении она воспринималась как «агрессия Израиля в сговоре с США» и совпадала, таким образом, с советской версией.

Антизападные настроения усилились. На этой волне в июле 1968 г. произошел новый переворот в Ираке, где к власти пришла партия Баас, в мае 1969 г. — леворадикальный переворот в Судане, а 1 сентября 1969 г.— военный переворот в Ливии. Все новые «правительства» сразу же стали «дружественными» Москве и получили заверения, что СССР не допустит их падения при любой «силе и мощи» империалистического давления.

Проблемы СССР в арабском мире. Вместе с тем уже в начале 1970-х гг. стали проявляться и усиливаться тенденции, подвергавшие эрозии советское влияние на Ближнем Востоке. Дело было даже не в том, что революционно-авторитарные режимы оказались не в состоянии решать внутренние проблемы. В конце концов, неудачи можно было списать на происки империализма и сионизма, на обстановку военного времени. Дело было в некой противоречивости советской позиции по отношению к арабо-израильскому конфликту.

Вооружая Египет и Сирию, Советский Союз не хотел и не планировал военного решения проблемы, сохранения решительного перевеса сил у арабов, изменения статус-кво. С одной стороны, советские лидеры опасались нового поражения арабов. В этом случае для спасения «друзей» необходимо было бы поднять уровень вовлеченности в конфликт, что вызвало бы адекватную реакцию США. С другой - урегулирование конфликта означало бы уменьшение зависимости арабских стран от Советского союза, что никак не соответствовало внешнеполитическим установкам КПСС и советского государства. Фактически СССР был заинтересован в сохранении состояния «ни войны, ни мира, которое отчасти аккомпанировало общеарабской позиции трех «нет», выработанной на Хартумском совещании арабских лидеров 1 сентября 1967 г.

"Война на истощение". Между тем национальное унижение за поражение в июньской кампании толкало египетского и сирийского руководителей на все новые антиизраильские демарши. Заручившись молчаливым согласием СССР, а также в ответ на отдельные военные акции Израиля, официальный Каир принял решение на ведение «военных действий малой интенсивности» против «незаконного сионистского образования». Уже в марте 1969 г. египтяне начали так называемую войну на истощение. Она включала артиллерийские перестрелки, воздушные бои, рейды коммандос через Суэцкий канал. Израильские войска, укрепившиеся на линии на восточном берегу, несли потери. В апреле Египет официально заявил, что не считает себя более связанным обязательством о прекращении огня. В Москве после определенных колебаний не стали возражать против подобных намерений Каира, хотя на берегу канала уже появились первые жертвы и среди советских военнослужащих.

Военно-морское сотрудничество. После событий 1967 г. в СССР было принято решение о создании оперативных эскадр разнородных сил военно-морского флота в наиболее неспокойных регионах мира. Ранее эта идея была отвергнута Н.С. Хрущевым ввиду требовавшихся для ее осуществления больших экономических затрат. Теперь же, в июле 1967 г., была издана директива о создании Средиземноморской эскадры, а затем и эскадры в Индийском океане. Несение боевой службы стало осуществляться и в других акваториях Мирового океана как отдельными кораблями, так и группами кораблей (западное побережье Африки, северная часть Тихого океана и т.д.).

Особое внимание было уделено военно-морскому сотрудничеству с арабскими странами. Вскоре после окончания Шестидневной войны в Египет прибыла первая группа советников из числа адмиралов и офицеров ВМФ СССР. К тому времени египетский флот считался самым крупным в Восточном Средиземноморье, по боевому составу и возможностям многократно превосходил ВМС Израиля. Он включал несколько соединений, укомплектованных кораблями преимущественно советского производства. Среди них: бригада подводных лодок (12 единиц); бригада ракетных катеров (12 единиц); бригада торпедных катеров; бригада эскадренных миноносцев (9 единиц, в том числе 4 корабля советской постройки, 2 из которых в 1967 г. прошли модернизацию в СССР). Во все эти бригады были назначены советские советники, располагавшие собственным аппаратом советских же специалистов.

Ядерная эскадра. Во время войны 1967 г. как в Вашингтоне, так и в Москве существовали опасения, что Израиль, при неблагоприятном для него развитии событий, сможет прибегнуть к применению некоторых видов оружия массового поражения, наличие которого официальным Тель-Авивом не отрицалось. Опасения заметно усилились после того, как израильтяне (будто бы по «трагической» ошибке) разбомбили американское военно-морское судно электронной разведки «Либерти», призванное предупреждать применение ядерных и химических компонентов вооруженной борьбы. Отчасти именно с целью сдерживания к берегам Египта (в Красное море) прибыла эскадра ВМФ СССР с ядерным оружием на борту.

После поражения в войне и закрытия Суэцкого канала часть египетских кораблей осталась в Красном море. Советским специалистам приходилось работать фактически на два фронта — на Красном море, где в южной части Синайского полуострова не прекращались боевые действия, и у средиземногморского побережья, где обеспечивалась система противовоздушной обороны и решались другие боевые задачи.

Советским военнослужащим официально запрещалось участвовать в боевых действиях и предписывалось избегать пленения противником. Вместе с тем «неофициально» им неоднократно приходилось выходить в море на кораблях для выполнения боевых задач. Одеты они были в матросское рабочее обмундирование, не имели погон, знаков различия и документов.

"Акция" ноября 1969 г. Наиболее успешной «акцией» египетского флота был (в ночь с 9 на 10 ноября 1969 г.) артиллерийский удар по береговым военным объектам на севере Синайского полуострова в 40 км восточное Порт-Саида. Два эсминца, на борту которых находились советские моряки, во взаимодействии с ракетными и торпедными катерами, береговой артиллерией и при поддержке авиации подвергли обстрелу израильские позиции, где были сосредоточены военная техника, склады топлива и боеприпасов. После успешного выполнения задачи, отрываясь от противника, эсминцы в течение двух часов подвергались атакам более чем 40 израильских самолетов, 3 из которых были сбиты.

Контрмеры Израиля. В конце 1969 г. ситуация в регионе резко изменилась, и явно не в пользу Египта. Израиль, опираясь на более высокую боеспособность своей армии и более совершенную военную организацию, а также на полученные от США новые истребители-бомбардировщики F-4, перенес «войну на истощение» в глубь Египта. Объектами нападения стали не только военные, но и гражданские цели.

Эпизодические воздушные схватки между египетскими и израильскими летчиками начались весной 1968 г. в районе Суэцкого канала. Со стороны Израиля в воздушных боях участвовали самолеты «Мираж», со стороны Египта — истребители МиГ-21. После нескольких неоправданных потерь израильтяне начали более тщательную — с учетом американского опыта во Вьетнаме — подготовку к воздушным боям. Процесс обучения значительно облегчился после бегства в Израиль иракского летчика на самолете МиГ-21. Возможности боевой машины отныне не составляли тайны. Таким образом, израильские пилоты смогли освоить оптимальную тактику борьбы с противником, оснащенным самолетами из СССР.

Тактика борьбы. Она включала ведение боя на малых высотах по горизонтали с применением сильных радиопомех по всему диапазону частот приема советских боевых машин. С помощью специально оборудованных самолетов израильтянам удавалось с довольно большой точностью определять местоположение египетских радиолокационных станций и их возможности. Были выяснены и «мертвые зоны» радаров, что было впоследствии использовано для их уничтожения с воздуха. Постоянно велось изучение морально-психологических качеств египетских летчиков, уровня их профессиональной подготовки.

Искусно используя равнинный характер местности, израильские самолеты летали на предельно малых высотах, и египетские средства ПВО были не в состоянии отразить рейды вражеской авиации. На вооружении египетской армии имелись лишь зенитная артиллерия и устаревшие советские зенитно-ракетные комплексы ПВО «Двина», предназначенные для стрельбы по высотным целям. Они не могли сбивать израильские «Фантомы», которые атаковали арабские позиции с высоты 50—70 м. Нередко израильские самолеты проносились и над крышами Каира, напоминая о том, «кто хозяин в регионе».

Операция "Хордос". В конце 1969 г., в ответ на явное нежелание Египта сесть за стол переговоров, Израиль приступил к осуществлению плана операции «Хордос». Ее цель — уничтожение 18 военно-стратегических объектов Египта. Предварительно было совершено свыше 300 разведывательных полетов авиации, в ходе которых были выявлены египетские зоны ПВО. После их сравнительно легкого подавления израильские ВВС получили возможность беспрепятственно наносить ракетно-бомбовые удары по центральным египетским районам и по пригородам Каира, где наблюдалось много жертв среди мирного населения.

Новая военная поддержка Египта. Все это обострило обстановку в Египте и нанесло такой ущерб престижу президента Г. Насера, что он вынужден был совершить в декабре 1969 г. тайный визит в Москву для «важной и конфиденциальной», беседы с Л. Брежневым. Он просил о создании «эффективного ракетного щита» против израильской авиации и размещении в Египте «регулярных советских частей противовоздушной обороны и авиации».

Просьба была удовлетворена, хотя египетскому лидеру отказали в открытой поддержке, в том числе и добровольцами.

Л. Брежнев возражал: «Нам никто не поверит, что нашлось воевать в чужой стране столько добровольцев. И вообще — мы так не привыкли». Сошлись на том, что акция должна пройти «без шума».

В связи с поставленной задачей были ускорены и успешно завершены работы по созданию пехотного зенитно-ракетного комплекса «Стрела-2». В самом конце 1969 г., когда 10 израильских «Фантомов» по привычке на малой высоте перелетели Суэцкий канал и приблизились к позициям египетской армии, раздалось несколько залпов нового оружия. Домой вернулись только четыре машины противника. Интенсивность налетов на Египет резко снизилась. Новый переносной ЗРК стрелял с солдатского плеча и наводился на цель по тепловому излучению двигателя самолета.

Стремясь закрепить «свой военный успех», Насер в очередной раз просил СССР «оказать прямую военную помощь стране, не являющейся участником Варшавского договора». При этом он неоднократно заявлял, что Египет готов вступить в Варшавский договор «хоть завтра», так что русские могут не смущаться.

 


► Читайте также другие темы части VI «Арабо-израильские войны 1960-х гг.» раздела «Ближний Восток»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004