В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Проект «Ни». Атомные исследования в Японии

Японский проект «Ни». В мае 1945 г. в США поняли, что продемонстрировать разрушительную силу супероружия на германских примерах не удастся. Оставался последний полигон, где Советам можно было показать, каких высот достигла Америка, пока в мире шла Вторая мировая война. Этой демонстрационной площадкой стала Япония. Будет несправедливо уклониться от важного уточнения. Японцы не отстали от других великих держав в своем желании поставить на свою сторону абсолютное зло атомного оружия.

Японские поползновения к овладению мощью новой бомбы протекали в рамках проекта, закодированного словом «Ни». В мае 1941 г. армейские чины Страны восходящего солнца, наслышанные об урановой проблеме, обратились к ученым-соотечественникам с предложением поразмыслить над идеей оборонного использования ядерной реакции. Японская армия была почти самостоятельным политико-экономическим субъектом, опираясь на ресурсы оккупированной части Китая. Деньжата у генералов водились, и специалистам в области околоядерной физики и химии предложили финансирование. Начальник службы вооружения императорских ВВС Токео Ясуда был не совсем обычным военным. Он превосходно разбирался в «модной» проблематике и поручил лучшему японскому специалисту «по ядру» профессору Нисине собрать группу ученых для углубленного анализа собранной в Европе и Америке информации. В течении двух лет дела у группы шли превосходно, теоретическая часть работ была завершена к 1943 г. Японские ядерщики нашли самобытный и осуществимый в условиях маломощной национальной экономики способ разделения урановых изотопов. Безо всяких электронных чудес, одним лишь старанием провели первичные расчеты и отчитались, что создание бомбы в принципе возможно, если удастся раздобыть уран. На примете у геологов были несколько месторождений в Корее, Манчжурии и собственно на японских островах, но когда дело коснулось промышленной разработки, настала пора разочарований. Продукция всех известных рудников не стоила того труда, который затрачивался на ее добычу, даже при условии, что добывалась руда киркой и лопатой. Уран там конечно был, но в мизерных масштабах.

Неудачная попытка помочь. В Токио решились попросить о помощи союзника. В Германию ушла депеша, в которой с японской вежливостью просили поделиться двумя тоннами редкоземельной ценности. Немцы засомневались. Но после личной просьбы премьера Тодзио к фюреру Гитлеру, тонна урана была погружена на подлодку и отправлена адресату. До места субмарина не дошла: когда немцы пытались проскочить в Тихий океан, их обнаружили американцы, потопившие лодку вместе с грузом. На этом атомное сотрудничество самураев с Гитлером завершилось.

«Невозможно». Пришлось уповать на ресурсы, размещенные в сфере сопроцветания. Добыча урановой руды началась в Китае и Корее, но не в лучший момент. В 1943 г. американский подводный флот практически перерезал водные пути между Японией и континентом. Считанные килограммы атомного сырья либо тонули вместе с транспортами в море, либо оставались в портовых пакгаузах. Загружать в экспериментальный сепаратор, построенный японскими учеными для селекции изотопов, было нечего. Попробовали заняться сбором урана в префектуре Фукусима, но собранного не хватило на единственную загрузку испытательного прибора. Проект «Ни» постиг полный и безоговорочный крах. Впрочем, даже в случае внезапного обнаружения залежей чистейшего урана в непосредственной близости от Токио, ситуация с бомбой не изменилась бы. Для задействования десятка сепараторов требовалось слишком много банального электричества, коего японская энергетика не вырабатывала. В очередной раз собравшего своих физиков на совещаниях главу кабинета министров Тодзио ждала горькая правда, скрытая в единственном слове «невозможно».

Обреченная Япония. К слову, американцы даже не подозревали о дерзновенных попытках противника. В Вашингтоне не числили Японию в составе стран, способных разработать «чудо-оружие». И были абсолютно правы. Эта уверенность особенно окрепла в 1945 г. Оставшуюся одинокой перед объединенной мощью Антигитлеровской коалиции Японию могло ожидать только поражение. Выбирать в Токио могли лишь его форму и масштаб. Был сделан не лучший выбор в пользу тотального разгрома. Японское правительство с самурайским фатализмом отклонило предложения союзников о сдаче.

С точки зрения большой политики результат был одинаковым. Японская империя не вписывалась в рамки проектного миропорядка победителей и должна была прекратить существование при любом исходе конфликта. Но с точки зрения общечеловеческой разница была огромной, правительство Микадо обрекало свой народ на еще невиданные страдания и жертвы. Причем делалось это исключительно ради соблюдения принципов самурайской доблести, записанной в кодексе Бушидо, где жизнь представала лишь подготовкой к достойной смерти за империю и императора.

Решив доигрывать безнадежную партию, фигурами в которой были тысячи людей, японское руководство само зачислило себя в список военных преступников. Впрочем, судить сынов богини Аматерасу трудно. Их представления о порядке вещей в мироздании несколько отличались не только от американских, но даже от наших. Боевые действия, которые вела Япония, всегда отличались характерной статистикой, число убитых всегда многократно превышало число сдавшихся в плен, что не свойственно для конфликтов с участием других цивилизованных народов. Сей статистический парадокс был разрушен лишь единожды, когда войска двух советских фронтов нанесли неподражаемо красивый удар по Квантунской армии Японской империи в августе 1945 г.

Но мы, читатель, слишком забежали вперед: до того, как очередной японский премьер Судзуки отклонил Потсдамскую декларацию победителей, предлагавших прекратить кровопролитие, случилось еще несколько событий, которые нельзя обойти вниманием.

 


► Читайте также другие темы части I «"Период зла": Хиросима, 1945 г.» раздела «Дальний Восток»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: 1945-2004