В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Война Японии с Китаем. Поражение Поднебесной. Возникновение Японской империи

Повод к войне. Летом 1894 г. в Корее вспыхнули беспорядки. По существовавшему положению, Китай должен был поддержать корейского императора присылкой войск. Что китайцы и сделали, однако, не поставив в известность правительство Японии. То было незначительное нарушение договорной системы. Но в Токио его истолковали как достаточное основание для начала военных действий.

Инцидент с «Коушингом». В Желтое море был отправлен так называемый «летучий отряд» из 4 японских крейсеров, который 25 июля без предупреждения атаковал китайский войсковой конвой, шедший на помощь сеульскому монарху. Война объявлена не была, и потому атакованные китайцы, ошеломленные внезапностью, почти не сопротивлялись. Конвой был уничтожен. Причем японцы отличились. Крейсер «Нанива» под командой капитана Хейхачиро Того в ходе атаки потопил британский пароход «Коушинг», зафрахтованный Китаем для воинских перевозок. Такого в мировой практике прежде не было. Среди бела дня пароход под английским флагом, в формально мирное время, был вероломно атакован, а спасающиеся с тонущего судна люди расстреляны из пулеметов. Мир ожидал вспышки британской ярости, но ничего не случилось. Более того, за компенсацией материального ущерба Лондон обратился к Китаю, а не в Токио. По тому, как гордый Альбион, мягко сказать, «утерся», стало ясно: Япония ведет свою игру с разрешения и при содействии «владычицы морей».

Японцы на континенте. Внезапность и первые успехи, подобные инциденту с «Коушингом», позволили японцам успешно высадить войска на юге и востоке Корейского полуострова. Но север страны по-прежнему контролировали китайские войска. Война в Корее оказалась делом нелегким: гористая, покрытая густыми лесами местность не располагала к маневренным действиям. Продираться сквозь хвойно-лиственные леса, взбираясь с перевала на перевал с пушками и обозами, было очень трудно. А впереди, на севере, протекала река Ялу, естественно разграничивающая Поднебесную и Страну утренней свежести (Корею). Прорвать такой водный рубеж, занятый обороняющимся противником, японцы и мечтать не могли. А без этого не получалось вторгнуться в Китай и нанести заключительный удар.

Мечты адмирала Ито. Напрашивалось естественное решение: высадить войска в тылу противника. Но этому мешал китайский флот адмирала Тинга, корабли которого охраняли транспорты, снабжавшие китайскую армию в Корее. Пока северная эскадра Ли-Хун-Чжана сохраняла боеспособность, десант был рискованной затеей. Адмирал Ито, командовавший японским флотом, знал, что вопрос о господстве на море решается в генеральном бою. Но для такого боя у Японии не хватало броненосных кораблей, способных справиться с китайскими броненосцами «Тин-иен» и «Чин-иен». Оба они имели водоизмещение около 8000 тонн, 4 крупнокалиберных пушки калибром 12 дюймов (305 мм). Жизненно важные части кораблей защищались броневым поясом толщиной более 300 мм. За этим недоступным для японских снарядов прикрытием располагались паровые котлы, машины и погреба с боеприпасами. Вспомогательное оружие броненосцев состояло из 4 среднекалиберных и 8 легких пушек.

В общем, оба «китайца» были грозными противниками, для обеспечения победы над которыми следовало поломать голову. Тем не менее, Ито решил, что избегать боя не следует. Он справедливо полагал, что плохая выучка китайских экипажей и высокие скоростные показатели японских крейсеров обеспечивают хорошие шансы на победу. Огневая подготовка артиллеристов на кораблях микадо позволяла метко стрелять на расстояние, запредельное для их китайских противников. Ито задумал в случае боя расстреливать врага с недоступной для его пушек дистанции, которую легко обеспечивал хороший ход находящихся под его командой 8 крейсеров.

Соображения флотоводца-кавалериста. Тинг, успевший познакомиться с теорией морской войны, тоже считал необходимым дать генеральное сражение, после которого у врага не оставалось возможности снабжать войска в Корее. Он мечтал о бое, в котором его броненосцы при поддержке крейсеров смогли бы потопить несколько плохо бронированных кораблей врага. Ослабленный японский флот после этого автоматически становился неспособным обеспечивать охрану коммуникаций, связывающих метрополию и армию в Корее, вследствие чего войска противника были бы обречены на бесславную гибель или капитуляцию. Впрочем, между мечтами адмирала-кавалериста и реальностью пролегала пропасть, образующаяся из отвратительной подготовки моряков китайской императрицы.

Тинг ищет врага. Так или иначе, боя хотели обе сражающиеся стороны, и, когда желанная встреча двух флотов произошла, противники не стали уклоняться от решающего столкновения. Случилось это 17 сентября 1894 г. В тот день эскадра Тинга, проводив войсковые транспорты Корейской армии до устья реки Ялу, начала поиск вражеских кораблей в южном направлении. Адмирал приказал проследовать вдоль побережья и посмотреть, нет ли поблизости японцев. В распоряжении китайского командующего было 10 кораблей – оба упомянутых броненосца, 2 броненосных крейсера, 5 небронированных легких крейсеров и канонерская лодка, которую взяли для количества. Несколько севернее шел второй отряд из личного крейсера, 2 отличных новейших миноносцев и вооруженного парохода. Впрочем, известить вторую группу в случае боя было нельзя, поскольку эпоха радиосвязи еще не настала.

Встреча противников. Японцы вышли в море, чтобы проследить, не попадется ли на пути караван вражеских пароходов с охраной или без. Ито считал, что оппонент находится в порту, и ожидал встречи лишь с неопасным противником, типа войсковых транспортов, которые надлежало топить. Его отряд из 8 крейсеров, 3 старых броненосцев и вспомогательного судна двигался вдоль корейских берегов на север, т.е. навстречу Тингу. То обстоятельство, что китайские наблюдатели заметили противника на полтора часа раньше, не делает чести японским морякам. Тинг первым понял, что решающий час настал. Его эскадра подняла пары и устремилась на японцев. Сознавая слабую подготовку своих капитанов и команд, адмирал заблаговременно отдал подчиненным простейшие распоряжения. Китайцам надлежало действовать вне строя и, не ожидая приказов, избрать ближайшую цель, сблизиться и как можно чаще стрелять в своего противника. Другого сценария быть не могло, поскольку выдерживать единый строй, читать флажную сигнализацию и концентрировать огонь на важнейших целях никто попросту не умел. Тинг кое-как выстроил корабли полумесяцем, обращенным выпуклой стороной к противнику, в центре которого расположил оба броненосца, по бокам от которых шли броненосные крейсера, на обоих флангах находились слабейшие корабли. В таком ордере китайцы двинулись на врага.

Ито, запоздало обнаруживший присутствие неприятеля, поступил прямо противоположным образом. Его силы были выстроены двумя четкими колоннами. Короткая первая включала 4 крейсера «летучего отряда», а вторая, тянувшаяся в хвосте, – остальные корабли. Приказ командующего гласил: следить за распоряжениями флагмана и неукоснительно исполнять их. Сохранять наиболее выгодную дистанцию и вести сосредоточенный огонь. Относительно самостоятельная роль отводилась лишь «летучему авангарду» адмирала Цубои. В такой конфигурации японцы, прибавив ход, устремились навстречу судьбе.

Открытие огня. Когда в 12.15 расстояние между плетущимися со скоростью 6 узлов китайцами и противником, развивавшим вдвое большую скорость, сократилось до 6 км, Тинг приказал открыть огонь. Рявкнули тяжелые орудия китайского флагмана «Тинг-иена». В эту секунду случился, пожалуй, уникальный исторический казус. Конструктивной особенностью «Тинг-иена» было расположение обеих башен с пушками главного калибра рядом в диагональной плоскости. Прямо над башнями находился командирский мостик, где стоял адмирал. Из-за дороговизны снарядов из главного калибра на учениях не стреляли, иначе Тинг знал бы, что волна спресованного воздуха, образующаяся при залпе, имеет страшную силу. Но командующий этого не подозревал, за поручни не взялся и, получив контузящий удар воздухом, рухнул с мостика на палубу, потеряв сознание. Адмирала отнесли в лазарет, и его место занял один из офицеров штаба.

Тем временем Ито, демонстрировавший врагу атаку на сильный центр китайской эскадры, распорядился изменить направление и двинулся на слабый левый фланг китайского полумесяца. В считанные минуты «летучий отряд» Цубои буквально изрешетил 2 маленьких крейсера неприятеля.

Китайцы в замешательстве. Вид горящих кораблей самоуверенности китайцам не прибавил, но они продолжали двигаться вперед. Теперь ядро из лучших кораблей Тинга направлялось к хвосту японской колонны, где находились главные силы и старые броненосцы. Сократившееся расстояние позволило китайцам добиться определенных успехов. Тяжелые снаряды броненосцев нанесли изрядные повреждения кораблям Ито. Однако безответными они не остались. Китайцев ожидала еще одна беда. На правом крыле их отряда шел крейсер «Цзи-Юань», командиром которого был капитан Фонг. Этот офицер был одним из немногих в китайском флоте профессионалом со специальным образованием. Но это обстоятельство не повлияло на его моральный облик. Фонг панически боялся стрельбы. Его карьера уже пострадала от этого 25 июля. Именно он бросил на произвол судьбы вверенные его охране транспорты, включая «Коушинг», ставшие добычей врага. За откровенное бегство от врага его по прибытии домой приговорили к расстрелу. Но пожалели, рассчитывая, что ценный кадр исправится. Напрасно. Когда близ его крейсера стали падать снаряды, потерявший голову Фонг опять побежал. Он покинул отведенное место и за кормой своей эскадры на полном ходу устремился к Порт-Артуру. Причем по дороге «Цзи-Юань» протаранил горящий, но еще отбивающийся крейсер «Чао-Юн», чем увеличил и без того значительные потери китайцев в этом бою. «Вершиной деятельности» Фонга стала посадка собственного корабля на подводные камни недалеко от манившего его порта, где злосчастный «Цзи-Юань» был добит огнем японской канонерки. Маневр Фонга привел в замешательство левый фланг китайцев. Командир соседнего крейсера решил, что, очевидно, так и надо; когда он сообразил, что к чему, – было уже поздно. Огонь китайцев по хвосту вражеской колонны оказался слишком слабым. Японцы увеличили дистанцию и начали циркуляцию вокруг броненосного ядра эскадры Тинга. Потерь в кораблях они так и не имели. Китайцы, медленно поворачивая за врагом, старались лишь удержать последнего на носовых курсовых углах.

В это время японцы заметили второй вражеский отряд. Вырвавшийся вперед Цубои по собственной инициативе бросился на него и обратил в бегство. За это время Ито убедился, что среднекалиберная артиллерия его эскадры не может причинить китайским броненосцам повреждений, достаточных для потопления. Хотя на верхних палубах «голиафов» Тинга царил полный хаос и разрушение, корпус оставался непробиваемым, а сильно защищенные орудийные башни продолжали стрелять до исчерпания боезапаса.

Бегство. Пользуясь этим, остатки китайской эскадры, не соблюдая строя, начали отход к Порт-Артуру, куда оба броненосца, два крейсера и канонерка прибыли на следующий день. Преследовать их Ито не мог. В безрезультатной пальбе по броненосцам японцы выпустили почти весь комплект снарядов. Состояние 4 поврежденных кораблей также не позволяло начать преследование. Победа и без того была несомненной. Ито распорядился идти в Японию на ремонт. Он понимал, что господство на море достигнуто. В самом деле, за 5 часов боя китайцы потеряли 5 крейсеров. Корабли, которым удалось сбежать, имели повреждения, на исправление которых требовалось не меньше месяца, если возможности китайской промышленности вообще позволяли их исправить. Моральное состояние китайцев упало – ниже некуда. Потери в людях превышали японские шестикратно, а заменить погибших моряков было некем.

Поражение Поднебесной. Ито не ошибся, считая, что его победа окончательная. Тинг более не решился выходить в море. Лишь единожды китайские корабли скрытно перебазировались из окруженного Порт-Артура в Вей-Хай-Вей. Но спасение не пришло. Свободно перевозившие войска японцы вскоре овладели и этим пунктом. Китайский флот был пленен или уничтожен.

Неоспоримые японские успехи на последовавшем за битвой в устье Ялу этапе позволили полностью разгромить армию Северного Китая. Адмирал Тинг застрелился после сдачи врагу остатков флота. Ли-Хун-Чжана по приказу Пекина сместили с должности, но позже простили и отправили в Японию подписывать мир. Продиктованные из Токио условия Симонесского мира были весьма жесткими. Японцы аннексировали Формозу (Тайвань), получили право создать опорные пункты на Пескадорских островах. Опека над Кореей, ранее китайской, была передана японскому императору, благодаря чему, фактически, Корея стала колонией. Китай обязался выплатить контрибуцию, покрывающую издержки победителей и предоставить японцам экономические права, идентичные тем, что действовали в отношении европейских представителей.

Фундамент дальневосточных проблем. Результатом стало замедленное возрождение Китая, отсроченное более чем на 50 лет. Другой стороной медали было возникновение Японской империи, в прямом смысле этого слова. Благодаря отнятым у Поднебесной ресурсам, на Дальнем Востоке появилась новая империалистическая держава, стремящаяся к дальнейшей экспансии. Мировая политика, и без того изобилующая поводами для кризисов, усложнилась дополнительно. Рухнул господствующий расистский миф об исключительности европейцев. Британия упрочила свое влияние на Дальнем Востоке. Наконец, при корректировке Симонесских условий оформился конфликт России с новорожденной Империей восходящего солнца, возникший из-за решения России, Германии и Франции запретить японцам требовать от Китая передачи Квантунского полуострова. Можно с полной уверенностью утверждать, что от битвы у Ялу берут свое начало процессы, изменившие ход мировой истории в XX в.

 


► Читайте также другие темы части X «Битвы за великие государства на Западе и Востоке» раздела «Войны в Старом и Новом Свете во второй половине ХIХ – начале XX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века