В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Европейская экономическая экспансия Китая и Японии в конце 19 века

Победа над пространством. В третьей четверти XIX в. европейской товарной массе стало тесновато на прилегающих к старому континенту рынках. Возможности экстенсивного развития за счет освоения периферийных районов, находящихся на небольшом и среднем удалении от производственных центров цивилизации машин, были исчерпаны. Муза обогащения повлекла европейцев дальше и дальше от родных берегов. Благо, потребность в дальних странствиях была обеспечена соответствующей возможностью. Начинался «век угля и пара». Технологический уровень европейцев достиг пороговой точки, за которой стартовала научно-техническая революция. Паровая машина обеспечила рывок при выполнении ответственной задачи: извлечение дешевой и мощной энергии. Первоначальные габариты машин были велики настолько, что использовали их лишь на крупных предприятиях. Но наука не стояла на месте. Источник энергии инженерам удалось сделать достаточно компактным для установки на корабль. Обретенные благодаря паровому двигателю возможности поражали. Капитанам теперь не было необходимости поджидать попутного ветра или неделями лежать в дрейфе, с тоской наблюдая за бессильно повисшими парусами. Период, потребный для самого длинного путешествия, сократился. Человечество одержало первую крупную победу над временем. Сила пара скоро позволила любому торговцу, не страшась состариться в пути, добираться до тех мест, куда раньше ходили лишь легендарные герои.

Утилитарный смысл перемен заключался в возможности извлекать прибыль не только из неплохо освоенных земель, обрамляющих Атлантику, но покорить просторы Восточной части Индийского и Тихого океанов. Предоставившейся возможностью Европа воспользовалась сполна. В процессе ознакомления с перспективными направлениями было выяснено: открывшийся регион – «эльдорадо капитализма». В недоступных прежней торговле районах проживали сотни миллионов людей, где развитие находилось на разных уровнях типа хозяйственной деятельности, но в любом случае уступало уровню Европы.

Китайский сегмент мирового рынка. Отношение к обнаруженному изобилию покупателей наилучшим образом выразил один американский бизнесмен, сказавший: «Если каждый из 400 миллионов китайцев купит зубную щетку моей фирмы, я спокоен за будущее моих внуков». Этой фразой сказано все о произошедших событиях. Именно Китай, помнивший древние культурные традиции, был местом сосредоточения потенциальных покупателей, способных оценить уровень европейского производства.

Судьба Поднебесной была решена. Огромная страна стала торговой площадкой. Богатства китайцев потекли в карманы европейских бизнесменов. Для народа в целом такая ситуация грозила разорением. Известно, что богатеют те нации, которые больше продают, нежели покупают. В Китае получилось наоборот. Параллельно разрушался традиционный жизненный уклад. Производители китайских товаров, не выдерживающих ценовой и качественной конкуренции, разорились. Страна нищала.

Бессильный Китай. К моменту проникновения европейцев Поднебесная переживала не лучшие времена. Формально единое государство управлялось на деле военно-феодальными кликами, лидеры которых больше заботились о собственном благополучии, чем о благоденствии жителей вверенных их попечению провинций. Центральная власть не контролировала большинство регионов, собирала мало налогов. А те деньги, что удавалось добыть, шли на содержание оставшегося от древности огромного чиновничьего аппарата, совершенно не эффективного, вороватого пережитка прежней Поднебесной империи. Шаткий экономический фундамент не позволял создать боеспособные вооруженные силы. Будучи самым населенным государством, Китай имел небольшую армию с самым примитивным вооружением. Она не могла противостоять не только европейским экспедиционным отрядам, но даже вооруженным шайкам личных воинских контингентов региональных князьков.

В таких условиях, даже осознав вредоносность европейского закабаления, китайцы не могли противостоять ему. К концу XIX в. Китай был практически разделен на сферы влияния между европейскими государствами. В этом деле к Англии и Франции вскоре примкнули Германия и Россия. Экономическая экспансия вскоре дополнилась элементами прямой колонизации.

Для успешного проведения своей торговой политики заинтересованные страны занялись арендой китайских земель, строительством военных баз, размещением в стране гарнизонов. Это помогало держать в повиновении китайских потребителей и защищаться от происков конкурентов.

Открытие Японии. Почти одновременно с Китаем европейцы «открыли» для себя второе по величине региональное государство – Японию. Однако поначалу принявший «китайские формы» процесс ее освоения японскому народу удалось остановить. Наблюдая за развитием «китайского сценария», часть японской элиты пришла к выводу о необходимости противостоять такому развитию событий. Желая сохранить собственное благополучие и традиционный уклад, на котором оно базировалось, японцы поняли главное: путь к сохранению страны от разорения европейцами пролегает через необходимость быстро освоить их методы организации и технологии. Защитить себя можно, лишь позаимствовав главные составляющие европейской силы. Несомненным преимуществом японцев была национальная идентичность и вытекавшая из культурной традиции любовь к образованию. Япония была одной из немногих стран, где уже к началу XIX в. почти не было неграмотных. В ходе победившей в 1870 г. революции Мейдзи к власти пришли сторонники заимствования европейского опыта ради сохранения национальных традиций и образа жизни. Начался бурный этап развития японского капитализма. Японские промышленники и инженеры отправились в Европу изучать и копировать. За основной образец, в силу бросающегося в глаза сходства двух стран, избрали Англию. Причем заинтересованность в сотрудничестве оказалась взаимной. Японцев устраивало покровительство величайшей державы мира, гарантирующее отказ других стран от посягательств на британского партнера. Англичане видели в Японии идеального союзника для защиты интересов Альбиона в Тихом океане. Союзника, недостаточно сильного для выхода из-под контроля и организации самостоятельной политической игры, и в то же время способного противостоять попыткам европейских конкурентов Англии превзойти «владычицу морей» в успешном освоении Тихоокеанского театра.

Японский путь развития. Британцам удавалось таким образом экономить силы для доминирования в других регионах, оставаясь спокойными за Дальний Восток. Оплачивать японские услуги в Лондоне решили за счет Китая. Развивающаяся не по дням, а по часам японская промышленность требовала сырьевых ресурсов: угля, железной руды и прочих, которых не имелось на Японских островах. В 90-х гг. XIX в. стало очевидно: покупать сырье за рубежом дорого, проще отнять его у соседей. В соответствии с такой доктриной взоры японцев обратились на Китай, точнее, те его территории, которые еще не были поделены между европейцами. Понимая, что борьба с азиатским колоссом – дело нешуточное, японцы к своим первым захватам готовились серьезно. В Англии и Франции заказывали самые современные боевые корабли. Обучали и вооружали армию, используя германский опыт. Готовили хозяйство страны к крупномасштабной войне. Японская настойчивость, несмотря на скудные ресурсы, принесла плоды к 1894 г.; армия и флот Страны восходящего солнца, бесспорно, являлись лучшими в регионе.

Китай: попытки модернизации. Второе место занимал Китай. Как бы медленно не протекало развитие этой страны, скованной европейскими хозяевами и собственной отсталостью, все же определенные перемены происходили. Задача защиты еще не поделенной другими части страны требовала, по крайней мере, модернизации вооруженных сил. Это понимал наместник одной из провинций Северного Китая Ли Хун-Чжан. Этот чиновник в меньшей степени, нежели другие, страдал пороками, присущими его касте. Часть средств, отпускаемых центральным правительством, он, как водится, прикарманивал, но оставшиеся реализовал с пользой для государства. За счет излишков «честному» Ли удалось сформировать в Печелийской провинции армию численностью в 100 тысяч бойцов, получивших современные винтовки, пушки и достаточное количество боеприпасов. Даже более того, за границей, в Германии и Англии, было заказано 2 вполне современных броненосца и 2 броненосных крейсера. Кроме того, для Северной эскадры приобрели еще 4 крейсера и несколько отличных миноносцев. После чего Северо-Китайский флот стал серьезной силой, способной дать отпор не только Японии, но и кораблям второстепенных морских держав Европы, вроде Италии или Австро-Венгрии. Для базирования флота оборудовали 2 вполне приличных порта: Люй-Шунь (будущий Порт-Артур) на юге Квантунского полуострова и Вей-Хай-Вей, венчающий север Шаньдунского полуострова. Обе базы оснастили верфями, арсеналами и оборонительными сооружениями, способными обеспечить безопасность кораблей в гавани. Пожалуй, единственное, что мешало высокой оценке китайских приготовлений – это кадровый голод. Армии и флоту не хватало грамотных командиров, знающих, как обращаться с современным оружием. Очень немного китайских офицеров обучались методам войны, характерным для рубежа XIX–XX вв.

Кадровый голод в поднебесной. Недостаток квалифицированных военачальников заставил Ли Хун-Чжана поставить во главе сформированной эскадры адмирала Тинга. До получения должности комфлота Тинг командовал кавалерийским полком. Он был храбр и энергичен, и Ли решил, что полковник справится с управлением эскадрой. Не мудрствуя лукаво и не отягощая Тинга специальной подготовкой, ему присвоили звание адмирала.

На остальных этажах военной иерархии дела обстояли не лучше. В результате даже проведение учений становилось делом рискованным. Неумелые солдаты под руководством малограмотных офицеров портили материальную часть, потому от учений решили отказаться вовсе. Интересно и другое: рассчитывать на военную поддержку со стороны армий и флотов других провинций северянам не приходилось, настолько мала была централизация Китая той эпохи.

Лучшая армия Азии. В Японии дела шли совсем иначе. Армия страны в мирное время насчитывала 75 тысяч человек, в военное – это число возрастало почти в 4 раза. Тысячи офицеров микадо, храбрых и преданных императору в духе самурайского кодекса Бушидо, прошли подготовку в военных школах Европы.

Японский флот не имел современных броненосцев, их не успели заказать, приходилось довольствоваться лишь 4 старыми тихоходными судами, постройки 70-х годов и оснащенных броневыми поясами по борту. Зато крейсера в количестве 8 единиц, все как один превосходили китайские аналоги в скорости, размерах и вооружении. Им и суждено было стать главной ударной силой флота микадо в японо-китайской войне. В числе прочего была создана минная (торпедная) флотилия из 40 миноносцев, и несколько десятков коммерческих судов переоборудовали в военные транспорты для перевозки войск на континент.

Создав такой действительно превосходный политический инструмент, японцы не стали медлить и ждать, когда в Китае научатся воевать. Первый случившийся инцидент в двусторонних отношениях был использован самураями как casus belli (повод к войне). Закладывая своего рода национальную традицию, флот Страны восходящего солнца начал войну без объявления таковой.

 


► Читайте также другие темы части X «Битвы за великие государства на Западе и Востоке» раздела «Войны в Старом и Новом Свете во второй половине ХIХ – начале XX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века