В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Корвет «Меримак» превращается в броненосец «Вирджинию»

Трофейное богатство. Однажды южанам повезло: 20 апреля 1861 г. их отряд неожиданно для себя самого сумел захватить не обороняемый противником городок Гаспорт на Атлантическом побережье. Бежавший северный гарнизон оставил победителям значительные запасы военного имущества и снаряжения, имевшие неоценимое значение для нищего Юга. На складах нашлись, например, 150 с лишним крупнокалиберных пушек с соответствующим количеством огнеприпасов, ставших основой системы береговой обороны приморских городов Конфедерации. Еще в Гаспорте нашлись запчасти к судовым машинам, запасы дефицитного на Юге железа и других ценностей. Среди прочего в акватории порта был обнаружен сгоревший остов корвета «Меримак». Не в силах увести корабль, машины которого были неисправны, с собой, федералисты подожгли его. Надводная часть корпуса, надстройки, мачты сгорели. От корабля осталось лишь днище, которое можно было счесть абсолютно бесполезным. Однако южане, оправдывая поговорку «голь на выдумки хитра», сочли иначе. Затонувшее днище корабля было поднято на поверхность, и началось переоборудование «Меримака» в соответствии с новым техническим заданием.

Бой у Кинбурна. Проект восстановления корвета в новом качестве был разработан двумя талантливыми инженерами-корабелами Юга Портером и Уильямсом. Оба интересовались историей войн на море, отыскивая в наличном опыте возможности обеспечить победу Конфедерации. Идея отыскалась в недавнем прошлом европейских конфликтов. Заинтересовавший американских инженеров эпизод приключился в Черном море 17 октября 1855 г. В этот день гарнизон русского укрепления на косе Кинбурн в устье Днепра обнаружил приближение с моря странной эскадры. Нещадно дымя кургузыми трубами, к позициям русских батарей приближались три необычных корабля. Низкобортные тихоходные суда с нетрадиционно малым количеством артиллерийских портов по бокам корпуса казались нестрашными неуклюжими уродами в сравнении с красавцами парусно-винтовыми линкорами и фрегатами британо-французского флота, действовавшего против российского побережья. Батарейцы подготовились к бою и стали ждать, когда враг вползет в зону обстрела. Французы, это были они, вели себя необычно. Их корабли подошли слишком близко к берегу, очевидно, не опасаясь мощных батарей, развернулись бортом и открыли огонь. После первых ответных залпов стали понятны причины вражеской смелости. Борта трех плавбатарей, на которых читались названия «Лаве», «Тоннант» и «Девастасьон», оказались прикрыты железными плитами. Артиллеристы Кинбурна стреляли отлично, но ядра лишь оставляли вмятины на броне и отскакивали, не причиняя врагу более серьезного вреда. За три часа дуэли французский флагман «Девастасьон» получил 75 прямых попаданий, но полностью сохранил боеспособность. Два других корабля были поражены по 60 раз, но, к сожалению, с тем же смехотворным эффектом. Железные плиты толщиной в 120 мм защитили французские корабли со стопроцентной гарантией. Потери французов в людях не дотягивали до десятка. Иначе шли дела на берегу. Спокойно работавшие артиллеристы врага сравняли с землей насыпи, прикрывавшие русские пушки, 29 орудий из 60 были разбиты. Расчеты потеряли 45 убитыми и 140 человек ранеными. Осознав бесполезность дальнейшей борьбы, Кинбурн выкинул белый флаг.

Южный экспромт. Сообразив, что причиной блестящей победы французов стала неуязвимость защищенных броней кораблей, Портер и Уильямс решили перестроить «Меримак» в нечто подобное. Не убоявшись новизны, они создали оригинальный проект, и в доке Норфолка закипела работа.

Надводный борт наращивать не стали, наоборот, нагрузку корабля рассчитали таким образом, чтобы максимально уменьшить его высоту. Высокий борт необходим для океанского плавания, а «Вирджинии», как переименовали корабль, предстояло бороться с блокадой вблизи побережья, где мореходность не являлась особенно важной. Зато едва видимый над водой борт не мог служить мишенью для врага. На корпусе, имевшем длину 83 м, установили пятидесятиметровую рубку, основой которой стал скелет из толстых деревянных брусьев, обшитый досками. Сверху всю надстройку покрыли железной броней, сделанной из расплющенных рельсов. Другой брони у южан не было. Импровизированные плиты уложили в два слоя, что в совокупности обеспечивало толщину покрытия в 200 мм, не считая деревянной подкладки. Дополнительную устойчивость к попаданию снарядов обещал приданный конструкции стенок наклон вверх, под углом 36° относительно вертикали. Предполагалось, что наклон обеспечит рикошет вражеских снарядов.

«Вирджиния». Вид спущенный на воду броненосец имел экзотический, очевидцы отмечали его сходство с плавающей крышей дома. Внутри крышевидной бронированной цитадели разместили 10 орудий, из которых 8 смотрели по бортам, а 2 других установили на вертлюжных станках для огня по носу и корме. Амбразуры снабдили железными заслонками, которые захлопывали, когда пушки втягивали внутрь для заряжания, – это было обязательным, учитывая, что заряжались они с дула. На узкой крыше цитадели располагалась верхняя палуба, увенчанная короткой дымовой трубой и двумя съемными шестами, игравшими роль мачт. От парусов отказались еще на стадии проекта. Ход броненосца составлял 9 узлов, сообщаемых слабосильной паровой машиной, оставшейся от прежнего корвета «Меримак». Лучшей силовой установки у южан не нашлось, пришлось довольствоваться наличным «барахлом». В результате «Вирджиния» не просто выглядела неуклюжим сундуком, она им являлась, поскольку руль и винт ей достались от куда более легкого корабля. «Южный броненосец» не слишком слушался руля и выделывал на курсе, что хотел. Особую «самостоятельность» «Вирджиния» проявляла при боковом ветре, бьющим в массивную рубку, а также на волне. При движении против течения скорость снижалась до неприличных 2-3 узлов, после чего броненосец переставал слушаться руля. Но особого выбора у южан не было, приходилось обходиться тем, что есть. Тем более что революционная концепция делала «экс-Меримак» сильнейшим кораблем обоих американских флотов. Он, безусловно, превосходил любого противника, которого могли выставить блокадные эскадры янки.

Работы по постройке «Вирджинии» велись днем и ночью, что позволило в начале марта 1862 г. ввести броненосец в строй. Он получил экипаж из 320 человек. Все они были добровольцами и, несомненно, храбрыми ребятами, но вот специальную подготовку имел лишь каждый четвертый моряк, уступая своим оппонентам-янки, имевшим массу квалифицированных специалистов. Дилетантизм рядовых в известной мере компенсировался грамотностью офицеров, назначенных командовать кораблем. Командиром «Вирджинии» стал опытный моряк, капитан Фрэнк Буканон, считавшийся лучшим в рядах немногочисленного корпуса офицеров флота мятежников. Под стать себе он подобрал помощников по морской и артиллерийской части. В общем, броненосец по праву стал средоточием надежд Конфедерации, направленных на уничтожение блокадной удавки, накинутой северянами ей на шею.

 


► Читайте также другие темы части IX «Сражения времен Гражданской войны в США» раздела «Войны в Старом и Новом Свете во второй половине ХIХ–начале XX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века