В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Север против Юга. План экономического удушения Конфедерации: "Анаконда"

Отрезвление мятежного Юга. Когда миновало приятное головокружение, охватившее жителей Дикси-ленда, вслед за первыми победами, одержанными над растяпами-янки, многие на Юге призадумались о перспективах. Невзирая на сменявшие друг друга успехи армий Юга в 1862 г., конечный результат казался дальше, нежели в романтическом апреле прошлого года, когда Конфедерация начинала борьбу против попыток вашингтонской администрации указывать рабовладельческим штатам, какие изменения следует внести в экономический и жизненный уклад. Провоевав менее года, руководство и население мятежных штатов обрело понимание многих вещей, казавшихся незначительными в день, когда батареи южан начали бомбардировку форта Самтер, изгнавшую оттуда верный Вашингтону гарнизон. Например, стало очевидно, что населения Конфедерации, численностью в 9 миллионов, недостаточно для победы над северянами, которых было 22 миллиона.

Причем треть южан имела черный цвет кожи, в силу чего с симпатией относилась к противнику, выступавшему за отмену рабовладения. Демографическая диспропорция приводила к тому, что всякий раз на место разбитых армий Союза вставали новые, числом поболее, и лучше вооруженные. Союз, руководимый президентом Линкольном, был средоточием 8/10 промышленных предприятий Америки, способных в изобилии производить любые виды оружия. У южан ничего подобного не было, расстреляв в первых сражениях накопленные снаряды и патроны, солдаты Конфедерации оказались ни с чем.

Паралич южного хозяйства и торговли. Источником пополнения ресурсов стали в основном трофеи, взятые у янки. Однако ни военная добыча, ни импровизированное производство на территории южных штатов реальных потребностей Конфедерации не покрывали. Не меньшей бедой оказался дефицит продуктов агропроизводства. Обратив фермеров в солдат, аграрные штаты получили резкое сокращение продовольственной базы. Плантационные хозяйства, где война также не способствовала росту производства, поставляли в основном не пищевую продукцию, а хлопок и табак – товары высоколиквидные, но несъедобные. В обмен на хлопок и лучшие в мире сорта никотинового зелья можно было получить холмы оружия и горы продовольствия, но для этого нужно было организовать торговлю с главными заокеанскими потребителями богатств Юга, англичанами и французами. Такая задача требовала наличия торгового и военного флотов, но их как раз не было. Торговля рабовладельческих штатов имела примитивную структуру. Купцы-южане, пользуясь высоким спросом на основной экспортный товар, просто свозили хлопок в порты, где он ждал своих покупателей-англичан. Просвещенные мореплаватели прибывали сами и, не торгуясь, обменивали кипы белого золота на промтовары «мастерской мира».

Хлопковый раздор. Такое положение, собственно, и взбесило промышленный Север, где оплакивали барыши, извлекаемые Англией и минующие глубокие карманы производителей из Нью-Йорка и Чикаго. Они видели в Юге отличный сбыточный рынок, который могли эксплуатировать, хотя бы в силу формального единства государства. Завидуя доходам английских ткачей, северяне жаждали наладить собственное производство хлопчатобумажных тканей и потеснить Альбион. Как раз эти соображения, а отнюдь не забота об отмене аморального рабства, подталкивали Вашингтон к уничтожению экономической независимости Юга. Негры оказались лишь удобным информационным поводом, оправдывающим действия янки. Впрочем, определенные выгоды залегали и в самом деле освобождения рабов. Лично свободные чернокожие становились самостоятельными потребителями изделий северной промышленности. Три миллиона покупателей не шутка, ради этого стоило рискнуть.

Юг в объятиях "анаконды". В отличие от «ленивой» экспортной политики южан, на севере предпочитали возить товары самостоятельно, это желание диктовалось большим конкурентным трением, возникавшим вокруг характерной продукции. Промышленные изделия делали в мире многие, и для продаж приходилось проявлять смекалку, напористость и, конечно, иметь самостоятельность в выборе торговых путей. По этой причине в подчинении Вашингтона было изрядное количество транспортов и военных кораблей. А вот с южанами эксклюзивный характер главного товара сыграл злую шутку, они оказались без флота, вследствие чего не могли рассчитывать снестись с потенциальными партнерами. Экономическая уязвимость врага не была тайной для северян. Флот Линкольна с первых дней конфликта организовал блокаду против Юга. Да такую плотную, что ее преодоление для ничтожных морских сил Конфедерации стало непосильной задачей. Урожаи хлопка, за которые в Европе можно было получить решительно все необходимое, без пользы лежали в портовых складах. Тем временем население мятежных штатов голодало, а армии ходили в обносках и экономили каждый заряд к винтовке. Надеяться на победу было нечего, во всяком случае, пока работал план экономического удушения Конфедерации, многозначительно поименованный северянами "Анакондой". Сдаваться мятежникам не хотелось, потому военное окружение президента-раскольника Дэвиса изыскивало средства для ликвидации блокады. Построить мощный флот для выполнения первоочередной задачи деблокады портов южане не могли по причине упомянутой индустриальной немощи. Требовались нетрадиционные шаги, которые оказались по силам способным и находчивым командирам Конфедерации.

 


► Читайте также другие темы части IX «Сражения времен Гражданской войны в США» раздела «Войны в Старом и Новом Свете во второй половине ХIХ–начале XX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века