В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

События русско-японской войны в начальном периоде. Бой у Чемульпо

Первая ночь войны: победа или провал? Внезапная атака японских миноносцев на русские корабли в Порт-Артуре в ночь на 27 января 1904 г. привела к серьезным повреждениям двух русских броненосцев и крейсера. Тем самым, учитывая слабость ремонтной базы крепости и порта, эти единицы надолго выбыли из игры. Успех? Несомненно. Но вдумаемся, какую цель преследовал японский адмирал Того, осуществляя вероломную атаку. Цель была проста – одним ударом покончить с русской эскадрой и разом очистить морские просторы от кораблей противника. Обезопасить транспортные пути, затем спокойно высадить на континент армию и без затруднений возить из Японии необходимые для нее грузы. В случае удачи подобного замысла война заканчивалась быстро. Для Японии такой блицкриг являлся шансом добиться триумфа молниеносно, пока страна не испытала дефицита военных и сырьевых ресурсов, необходимости брать в долг у англичан и американцев. Пока японская армия в Маньчжурии численно превосходила русскую, поскольку последняя остро нуждалась в подкреплениях и дополнительных военных материалах. При ином раскладе держава со скромными ресурсами, каковой являлась Япония, не могла рассчитывать на успех в борьбе с избыточно самообеспечивающейся Россией.

Так добились японцы победы в первую ночь или нет? Ответ однозначен – нет. Вместо уничтожения русской эскадры пришлось довольствоваться скромным результатом временного выхода из строя всего трех кораблей. Морские силы в Порт-Артуре, даже бездействуя, самим фактом своего существования несли серьезную угрозу коммуникациям врага. Японскому флоту пришлось затевать рискованную игру с блокадой главной русской базы. Тогда как при ином исходе атаки эти мероприятия становились излишними.

Адмирал Того перестраховался и направил для решающего удара лишь около 1/3 наличных торпедных сил. В результате добиться господства на море японцы не сумели и война из молниеносной превратилась в затяжную, т.е. пошла по сценарию, выгодному не Японии, но России.

Констатируем: тактическая победа японцев у Порт-Артура влекла за собой непредвиденные стратегические осложнения. Проще: плотный, хотя и хаотичный заградительный огонь русских кораблей в ту ночь спас Россию от настоящей катастрофы. Японский командующий просчитался и обрек свою страну на продолжительный конфликт с едва переносимым напряжением сил.

Адмирал Хейхатиро Того
Адмирал Хейхатиро Того

Бой у Чемульпо: демонстрация возможностей. Второй бой, приключившийся на протяжении тех суток, известен едва ли не каждому, кто мало-мальски знаком с национальной историей. В корейском порту Чемульпо ударная крейсерская эскадра японцев застигла и вопреки международным нормам атаковала русский отряд, состоящий из крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец». Для большинства этот бой символизирует лишь пример русской воинской доблести. На самом деле он демонстрировал большее. Разберемся. Скрупулезный анализ событий у Чемульпо привел автора к выводу, что его значение выше. Условные коэффициенты силы в том бою имели следующие выражения. При учете возможного максимума факторов, влиявших на боевую обстановку, получается, что соотношение сил выглядело примерно как 8:1, естественно, в пользу японцев. И каков результат?

Расстрел слабо бронированного русского крейсера, с трудом пробиравшегося сложным фарватером к выходу в море, из 58 японских стволов среднего и крупного калибра решающего значения не имел. Топить «Варяг» русским пришлось самим уже после сражения, поскольку противник, вопреки бытовавшим представлениям об огневом бое, с этой задачей не справился. За час с лишним артиллерийской дуэли фатальных повреждений русские корабли не получили. «Кореец», взорванный экипажем во избежание захвата врагом, боевых повреждений не имел вовсе.

Как трактовать случившееся на рейде Чемульпо? Адмирал Уриу, конечно, победил, не допустив прорыва русских на соединение с главными силами. Но выглядела его победа весьма неважно. Несмотря на достойное подражания умение самураев скрывать свои потери, вскоре стало известно, что погибших и раненых у японцев было больше. Минимум 3 японских крейсера после баталии отправились на среднесрочный ремонт. Более того, по сию пору дискутируется судьба японского миноносца, по некоторым данным уничтоженного в ходе боя. Японские источники его гибели не подтверждают, но следует учесть, что на протяжении войны официальная статистика микадо оглашала лишь очевидные для противника факты. Об остальных становилось известно зачастую из сообщений английских и американских газет.

Резюмируя, можно указать, что по итогам боя выявилось не только идеальное моральное состояние русского флота, но также превосходство отряда Руднева в морской тактике, артиллерийском деле, а равно вызывающие уважение качества кораблей, заказанных для флота России. Одним словом, гордиться японцам было нечем, а в России произошедшее правомерно расценили как подвиг или трагедию с поводом для оптимизма.

Потери России в начальный период войны ранее перечисленными не исчерпывались. От навигационных ошибок погибли крейсер «Боярин» и минный заградитель «Енисей», подорвавшиеся на собственных минах. Впрочем, досадная утрата этих единиц, как говорится, погоды не делала. Главная ударная сила флота, его линейное ядро, состоящее из 7 эскадренных броненосцев, сохранялось. Начался ремонт поврежденных в Порт-Артуре кораблей. Шел он не слишком скоро по причине технических трудностей, связанных со слабой оснащенностью портового хозяйства. Тем не менее, необходимые решения были найдены, и дело продвигалось. Период вынужденного бездействия не слишком тяготил русское командование. Критикуемая исследователями пассивность отчасти проистекала от необходимости ввода в строй поврежденных кораблей, отчасти от активных действий отказались в силу специфики стратегического расчета.

«Флот угрожающий». Ослабленный, но дееспособный флот, даже находясь в своей гавани, угрожает противнику уже тем, что может внезапно выбраться из убежища и атаковать в самый неожиданный момент. Противнику приходится считаться с такой возможностью и действовать осторожно и с оглядкой. Японские адмиралы были людьми здравомыслящими. Они знали правило, предписывающее сначала исключить риск появления неприятеля и лишь затем выпускать в море караваны безоружных транспортов с десантом на борту. В противном случае прорыв даже немногих кораблей противника к судам, груженным войсками и снаряжением, чреват катастрофическими последствиями. Оставаясь на базе, русская эскадра эксплуатировала страх японцев перед подобным оборотом событий. Японские войска на континент прибывали, но высаживали их в Корее, откуда им предстоял долгий и тернистый путь до основного театра военных действий. Ландшафт в Корее трудный, дорог на тот момент было мало, вследствие чего снабжение армии было делом сложным. При таком раскладе дефицит снабжения стал обычным явлением. Вести наступательные действия стратегического масштаба японские генералы не решались. Требовалось создать разгрузочные базы в непосредственной близости к маньчжурскому театру, но как раз в этой зоне инициативу японцев связывала потенциальная опасность, исходящая от русской эскадры.

Позиционная война на море. Русское руководство рассуждало следующим образом. Если эскадра в родной гавани способна воздействовать на стратегическую обстановку позитивным образом, пусть там и остается. Во всяком случае, пока не восстановит свои силы. А японцы пусть изобретают методы борьбы с гипотетической опасностью. Обороняться на хорошо укрепленной позиции Порт-Артура проще, чем нападать на нее. Пусть японцы проявляют активность, пусть делают неизбежные при этом ошибки и несут потери. Пусть сполна помучаются. Пусть идет время, которое работает против Японии с ее скудными резервами. Тем временем русские войска в Маньчжурии будут усилены, корабли починены, на Балтике соберут и двинут на помощь дополнительную эскадру. Странно звучит, но определенная логика в этой концепции была. Реализация фактора времени, важного для России по причине удаленности кризисного региона, протекала успешно. Владея добровольно отданной им инициативой, японцы невольно подтверждали стратегическую верность военной идеологии русских. Адмирал Того явно не считал, что господствует на море. Его действия были направлены на исключение любой возможности появления русских кораблей в стратегической акватории. С генеральным десантом японцы медлили. Зато организовали сложную блокадную систему главной базы русских. Затем последовала череда попыток закупорить вход в Порт-Артур с помощью затопления на фарватере судов-брандеров. Все поползновения к этому были с успехом отражены эскадрой и береговыми батареями крепости.

Настойчивость японцев свидетельствовала об их внимании к потенциальной угрозе русского прорыва на коммуникации. Разочаровавшись в возможности закупорить противника, японцы приступили к минированию морских подступов к крепости. Эти меры позволяли если не пресечь, то хотя бы избежать внезапности в случае выдвижения русских кораблей, поскольку теперь выходу предшествовало траление проходов. Но гарантий минирование не давало. Тральщики работали каждодневно, и любая их операция могла предшествовать прорыву.

Если этот термин применим к борьбе на море, у Порт-Артура шла позиционная война. Японцы пытались обстреливать крепость, русские успешно отвечали, срывая эти попытки. В такой форме противоборство могло затянуться на годы, что по понятным причинам не устраивало политиков в Токио.

Владивостокский отряд. Дополнительные неприятности самураям приносили активные действия кораблей русской бригады, дислоцированной во Владивостоке. Едва сошел лед, ставший причиной избрания расположенного южнее Порт-Артура основным опорным пунктом русского флота, группа крейсеров из 4 вымпелов вышла в море. Истребители торговли, специально созданные для этой цели, начали осуществление серии рейдов, разрушающих коммуникации противника. Защищая жизненно важные морские перевозки, японцы были вынуждены выделить изрядные силы для борьбы с Владивостокским отрядом.

Стоит отметить, что ключевой ошибкой русского командования являлась довоенная недооценка возможностей группы, базирующейся во Владивостоке. Стоило добавить к ней несколько крейсеров с двумя специализированными броненосцами «Пересвет» и «Победа», исход войны мог быть иным. В этом случае японский флот был обязан прикрывать собственное судоходство у берегов метрополии. И возможностей для решения других задач у японцев не оставалось. Думается, они просто не решились бы на войну. И русская экспансия в Китае могла протекать спокойно.

Впрочем, и наличных сил Владивостокского отряда хватало для создания перманентной угрозы противнику. Причем лишенный возможности блокировать Владивосток, командир противодействующей японской группировки адмирал Камимура продемонстрировал полную неспособность вести успешные контр-операции. К русским неудачам на этом театре следует отнести тяжелое повреждение крейсера «Богатырь», произошедшее из-за навигационной ошибки. Но корабль оказался ремонтопригодным, тем паче, что во Владивостоке имелись необходимые промышленные мощности.

 


► Читайте также другие темы части VIII «Россия между Востоком и Западом» раздела «Войны в Старом и Новом Свете во второй половине ХIХ–начале XX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века