В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Начало наступления Наполеона. Битва при Линьи

Начало наступления французов. Ночью 15 июня французские войска начали движение на позиции противника. Главный расчет Наполеона на полную внезапность нападения оказался совершенно верным. Поэтому, несмотря на ряд нестыковок, плохую работу штабистов и промахи командиров французской армии, союзники были не готовы к обороне. Застигнутый врасплох Блюхер вынужден был в спешном порядке мобилизовать и перебросить свою армию. Еще менее подготовленным к началу боевых действий был герцог Веллингтон, который первые точные сведения о перемещении противника получил только 9 (!) часов спустя после начала наступления французов. Не имея реальных данных о положении союзника, Веллингтон допустил серьезную ошибку. Он отдал приказ сосредоточить основную массу войск к западу от Брюсселя, тем самым значительно увеличилось расстояние между английскими и прусскими армиями. Более того, английский командующий, вопреки заранее достигнутой договоренности, вообще не выделил сил, чтобы прикрыть внутренний фронт, предоставив Наполеону великолепную возможность ударить в стык между прусскими и английскими войсками.

Наполеон не замедлил воспользоваться просчетами союзников. Он провел в седле не менее 15 часов, лично появляясь там, где это требовалось, тем более что его маршалы проявляли непонятную пассивность. В 9 часов вечера все французские войска вышли на указанные позиции, компактно расположились на территории в 100 кв. миль и приготовились к бою. Тем временем герцог Веллингтон долго не мог определиться с дальнейшим планом действий, измучив армию противоречивыми приказами. Лишь в половине восьмого вечера воинство незадачливого герцога выступило в поход к Катр-Бра.

Наполеон меняет план. Определяя план предстоящего сражения, Наполеон исходил из предположения, что войска Блюхера не решатся на открытый бой, не имея крепких тылов. Для атаки император избрал армию Веллингтона. Наполеон даже не предполагал степень несогласованности союзных войск! Около 11 часов дня 16 июня французский командующий получил известие о приближении корпуса Блюхера. Отказываясь даже поверить в такой непостижимый промах неприятеля, Наполеон лично отправился к месту событий, чтобы проверить информацию и убедился: прусские войска, не имея прикрытия, тем не менее, наступают. Весь первоначальный план был мгновенно изменен. Теперь главной целью стал именно корпус «прусского гусара» Г. Блюхера. Таким образом, главные действия должны были развернуться на правом фланге французских войск, тогда как действия М. Нея на левом фланге против Веллингтона обретали подчиненный, второстепенный характер.

Совет Веллингтона. Английский герцог, убедившись, что у Катр-Бра, где расположились его войска, все спокойно, нашел время съездить к Блюхеру. Допустивший массу промахов Веллингтон все же сумел увидеть всю невыгодность расположения союзников. По его словам, он передал прусским офицерам, что, по его мнению «…неблагоразумна …неприкрытость выдвинутых колонн, да, собственно, и всей армии, от обстрела противника, делающая их мишенью для французов. Болотистые берега речки не позволят им переправиться и атаковать французов, тогда как те, хотя и не способны атаковать их, но имеют все возможности обстреливать их и разнести в клочья, после чего смогут напасть на них, пройдя по мостам у деревень». Рекомендации «железного герцога» были отвергнуты гордыми пруссаками, рвавшимися в бой. Веллингтон был вынужден откланяться и отбыть в свою ставку.

Пруссаки готовятся к сражению. В подзорную трубу Наполеон с восторгом наблюдал, как пруссаки готовятся к большому сражению в крайне невыгодных для себя условиях. План боя, избранный Наполеоном, был типичен для его понимания военного искусства: успех предстоящего боя зависел только от эффективности и быстроты выполнения приказов. Прежде всего следовало свести на нет численное преимущество противника (84 тысячи человек у Блюхера против 68 тысяч у Наполеона). Кавалерия Пажоля и Эксельманса атакует и нейтрализует левый фланг пруссаков, а корпуса Вандама и Жерара фронтально атакуют правый фланг и центр неприятеля. Тем временем Ней должен был броском от Катр-Бра довершить разгром правого фланга армии Блюхера. В этом случае прусские войска, потеряв две трети сил, вынуждены будут откатиться к Льежу, бросив на произвол судьбы своих английских союзников, разгром которых будет только делом времени.

Накануне сражения у Линьи Наполеон заявил: «Через три часа исход кампании будет решен. Если Ней пунктуально выполнит приказ, пруссакам не удастся спасти ни одной пушки; мы будем забирать их в ходе атаки». 84 тысячи бойцов прусской армии под командованием Блюхера расположились на расстоянии семи миль вдоль болотистого русла реки Линьи. По всем правилам военной мысли того времени, эта была слишком растянутая линия обороны, чтобы ее можно было удерживать против умелого и агрессивного противника. Правда, пруссаки рассчитывали на своевременный подход 30-тысячного корпуса генерала Бюлова и помощь Веллингтона, «если на него не нападут». Но эти надежды оказались напрасными.

Бой у Линьи. Бой начался в 2.30 дня и сразу приобрел крайне ожесточенный характер. Плотные массы прусской пехоты несли огромные потери от обстрела французской артиллерии. Завязался кровопролитный бой за овладение рубежом реки Линьи. Наполеон, убедившись, что Блюхер ввел в бой все свои войска, отдал приказ Нею немедленно совершить фланговый обход позиции противника при Линьи, но оказалось, что маршал уже вступил в бой с войсками Веллингтона и не может выполнить приказ императора. Теперь не могло быть и речи о своевременном подходе Нея к месту основных событий. На протяжении всего дня продолжался ожесточенный бой у Линьи, но к вечеру верно избранная Наполеоном тактика стала приносить свои плоды. К 5.30 вечера Блюхер использовал свои последние резервы, тогда как у французов оставались еще 10 тысяч свежих бойцов.

К 6 часам вечера Наполеон отдал приказ бросить в бой гвардию, когда пришло неожиданное сообщение: на левом фланге расположений генерала Вандама внезапно появились неизвестные войска, вероятно, противник. Наполеон дал отбой до выяснения обстоятельств, а немецкий фельдмаршал тем временем попытался привести в порядок расстроенные войска. Час спустя выяснилось, что «неопознанное» воинство – корпус «заблудившегося» французского генерала д’Эрлана, и вновь последовал приказ «к атаке!»

Поражение пруссаков. Момент решающей атаки французов совпал с началом ливня. Почти в полной темноте от гари и дымовой завесы, под проливным дождем императорская гвардия при поддержке 60 орудий и тяжелой кавалерии двумя колоннами ворвалась в Линьи. Прусская оборонительная линия была смята. Фельдмаршал Блюхер в последней отчаянной попытке остановить свои бегущие войска лично возглавил лихую кавалерийскую атаку. Возможно, что иной противник и дрогнул бы от этого отчаянного порыва, но не императорская гвардия. В 9 часов вечера после краткого боя у мельницы Бюсси прусская кавалерия была уничтожена. Сам прусский полководец был сбит с лошади и едва не затоптан эскадронами французских кирасир, дважды проезжавших мимо оглушенного фельдмаршала. С большим трудом с помощью адъютанта Блюхер сумел выбраться и нагнать отступающие к северу войска, избежавшие полного разгрома только благодаря храбрости своего 72-летнего фельдмаршала.

Потери. При Линьи Наполеон добился большой, но не решающей победы. Прусская армия потеряла 16 тысяч человек и 20 орудий; потери французов составили 10–12 тысяч бойцов. Если бы Наполеон приказал продолжить преследование прусской армии, можно не сомневаться, что она была бы разгромлена. Но такого приказа не последовало. Через два часа после боя пруссаки в наступившей темноте скрылась из виду и Наполеон довольствовался частичным успехом вместо полного триумфа. Как писал один из современников, известие о полной победе Наполеона «…потрясло бы Европу до основания и в то же время вызвало бы во Франции такую волну энтузиазма, которая вознесла бы Наполеона к окончательной победе».

Почему французы упустили пруссаков. В оправдание этой странной для французского императора медлительности и нерешительности можно привести несколько доводов. Во-первых, Наполеон за время вынужденного пребывания на острове Эльбы был выбит из обычного для себя жизненного ритма. К концу битвы у Линьи он, по свидетельству очевидцев, выглядел совершенно изможденным и больным. Во-вторых, французы, преследуя противника в полной темноте, рисковали столкнуться с корпусом Бюлова, который спешил на помощь основным силам Блюхера. Наконец, Наполеон после полудня не получал никаких сведений от маршала Нея и был в полном неведении относительно судьбы своего левого фланга.

 


► Читайте также другие темы части VI «Закат Французской империи» раздела «Запад, Россия, Восток в конце XVIII–начале XIX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века