В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Наполеон на Эльбе. 1815 г. - возвращение Наполеона к власти

Повороты судьбы Наполеона. Весной 1811 г. Наполеон в беседе с баварским генералом К.Ф. Вреде заявил, что через три года будет «господином мира». 3 мая 1814 г., почти ровно через три года после знаменательной беседы, несостоявшийся «господин мира» прибыл на Эльбу. В его распоряжении оказался остров в три сотни кв. км, с тремя небольшими городами, населенный тремя тысячами жителей. Наполеону милостиво разрешили взять с собой трех генералов – А. Друо, П. Камбронна, А. Бертрана и батальон гвардии, его знаменитых «ворчунов».

Нельзя сказать, что Наполеон был полностью изолирован и бездействовал в своем «кукольном королевстве». Его навестили мать, сестра, Мария Валевская «со своим и его сыном». Выход своей вулканической энергии Наполеон находил в хозяйственной деятельности, планируя по-новому организовать на острове хлебопашество, рыболовство и пр. Но, по большому счету, интересовала его только большая политика.

«Бурбоны ничего не забыли и ничему не научились». Уже с осени 1814 г. Наполеон пристально следил за происходившими на материке событиями. Он не считал свое дело окончательно проигранным. И для этого существовали веские основания. Большая часть уставшей от бесконечных войн Франции с облегчением приняла известие об отречении Наполеона и возвращении Бурбонов. Однако «медовый месяц» Бурбонов продолжался недолго. Людовик XVIII, старый больной подагрик, побиравшийся почти двадцать лет по европейским дворам, «был, может быть, безобидной, но туповатой посредственностью». Главным его советником стал граф д’Артуа, столь же посредственный, но гораздо более мстительный и злобный. На фоне Наполеона эти властители выглядели жалко. Правда, правительство Бурбонов не решилось уничтожить Гражданский кодекс, одно из величайших достижений Наполеона, и вообще порядок, установленный Людовиком XVIII, был гораздо либеральнее, чем во времена его обезглавленного несчастного тезки. Но Бурбоны не понимали одного: они вернулись в другую страну; по меткому определению Ш.М. Талейрана, Бурбоны «ничего не забыли и ничему не научились». Недовольство режимом росло как на дрожжах. Французское дворянство крикливо требовало реституции, возбуждая подозрение и острое недовольство крестьян – самой большой части общества. Уволенные в отставку ветераны наполеоновских кампаний влачили полунищенское существование, ностальгически вспоминая о «прежних славных временах». Главное же, что Бурбоны, более четверти века находившиеся вне Франции и жаждавшие раздавить революционные идеалы, не могли «найти опору в национальном сознании». Абсолютное большинство нации воспринимало их как лакеев европейских монархий.

Венский конгресс. Пока с Эльбы приходили самые успокаивающие вести – император тих, спокоен и смирился со своей участью, – победители Наполеона без устали делили Европу и сферы влияния, отчаянно интригуя друг против друга. С сентября 1814 по июнь 1815 г. главы европейских государств «совещались» на Венском конгрессе. Александр I ожесточенно отстаивал право России на Польшу и шантажировал бывших союзников то своей многочисленной армией, то обещанием выпустить на свободу «чудовище», то есть Наполеона. Чтобы привлечь на свою сторону Пруссию, царь весьма опрометчиво пообещал ей Саксонию. В противовес цезаризму Александра Павловича, дипломаты Англии и Франции при верховенстве Австрии заключили против России тайный военный союз. Так, в «трудах праведных», сил не жалея «ради спокойствия» Европы, проводили время европейские монархи, когда вечером 6 марта пришло ошеломляющее известие: Бонапарт покинул Эльбу и высадился на побережье Франции.

«Сто дней Наполеона». Многие выдающиеся мыслители, писатели, историки считали и считают девятнадцатое столетие «веком Наполеона». Действительно, обаяние личности этого человека, его фантастическая судьба, в сравнении с которой блекнут страницы авантюрных романов, его деяния производили впечатление нечеловеческого могущества, потрясали и еще долго будут потрясать умы человечества. «Сто дней Наполеона» – последняя блестящая страница наполеоновской легенды.

Находясь в заточении на острове Эльба, Наполеон понял, что Франция настроена против Бурбонов, а бывшие союзники увязли в склоках. Безграничная вера в свою звезду, уверенность в том, что лишь одного его страна считает истинным властителем, надежда повернуть ход истории и колесо фортуны, наконец, точный анализ ситуации, – все это подвигло его к твердому решению: пора вернуть трон.

Наполеон высаживается на французском берегу. 1 марта 1815 г. Наполеон, благополучно избежав встречи со сторожевыми кораблями англичан, с отрядом в 1100 человек высадился в бухте Жуан. Местные власти ничего не делали, чтобы остановить восставшего из небытия пришельца. Наполеон оказался прав: население, солдаты, большинство офицеров и генералитета по-прежнему считали его своим императором. Это особенно ясно показал инцидент, произошедший 7 марта недалеко от Гренобля. Высланные против Наполеона солдаты пришли в отчаянное замешательство, увидев приближающуюся к ним одинокую фигуру императора. Он подошел к ним вплотную и воскликнул: «Солдаты пятого полка! Вы узнаете меня? Кто из вас хочет стрелять в своего императора? Стреляйте!» После минутного замешательства «солдаты окружили его тесной толпой, целовали его руки, его колени, плакали от восторга и вели себя как бы в припадке массового помешательства. С трудом их можно было успокоить, построить в ряды и повести на Гренобль». Во главе шести полков с 30 орудиями, сопровождаемый толпами крестьян и ремесленников, Наполеон вошел в Гренобль, где его ждала восторженная встреча. «До Гренобля я был авантюристом; в Гренобле я стал государем», – вспоминал впоследствии бывший узник Эльбы.

Наполеоновская пропаганда. Направляясь к Парижу, Наполеон вел эффектную и эффективную политическую пропаганду. Он просил прощения за свой прежний деспотизм и прощал всех, кто служил Бурбонам, но вернется к нему. Он клялся дать стране истинную конституцию и навсегда отказаться от войн. Уверял, что добровольно уступил престол ради спокойствия Франции, но Бурбоны оказались недостойны ее. Не чуждался Наполеон и откровенной демагогии, заявляя, в частности, что покинул Эльбу по призыву «сорока пяти лучших умов правительства в Париже». Самое удивительное, что ему безоговорочно верили.

Войска переходят на сторону Наполеона. Напрасно Бурбоны высылали войска навстречу Наполеону: солдаты, офицеры, большинство генералов и некоторые из маршалов переходили на сторону мятежного императора. 10 марта 1815 г. маршал Ж.Э. Макдональд, посланный защищать Лион, едва успел бежать из города, когда взбунтовавшийся гарнизон весь до единого человека перешел под флаги Наполеона. Знаменитый князь Московский, маршал Мишель Ней, искренне полагавший возвращение бывшего императора несчастьем для Франции, твердо обещал Людовику XVIII привезти Наполеона в Париж «в железной клетке». 12 марта в Лон-ле Сонье маршал обратился к солдатам четырех полков с горячей речью о коварстве Наполеона, нарушении им своих обещаний Франции и европейским державам, о грозящих стране бедствиях, если не остановить беглого узника Эльбы. Ответом ему было гробовое молчание.

В ночь на 14 марта Ней получил от Наполеона лаконичную записку: «Я приму Вас так, как принял на другой день после сражения под Москвой». Утром того же дня князь Московский к полному восторгу своих бойцов объявил, что дело Бурбонов проиграно, и под восторженные крики: «Да здравствует император! Да здравствует маршал Ней!» перешел со всеми войсками на сторону Наполеона. Когда один из офицеров-роялистов горько упрекнул его, Ней ответил: «А что же, по-вашему, было делать? Разве я могу остановить движение моря своими руками?» Бурбоны были в полной панике: «Войска переходят на сторону императора без боя, провинция за провинцией, город за городом падают к его ногам без тени сопротивления, творится что-то, чего никак нельзя было ожидать». В центре Парижа какой-то остряк прикрепил на Вандомской площади огромный плакат: «От Наполеона – Людовику XVIII. Король, брат мой, не посылайте больше войск, у меня их довольно». Появлялись в Париже и менее остроумные, но более короткие и зловещие надписи: «Смерть Бурбонам!»

Король бежит из Парижа. Королевский двор обуяла самая настоящая паника. Призраки казненных Людовика XVI и герцога Энгиенского бродили по Тюильрийскому дворцу, лишая королевское семейство и придворных остатков сна. В обстановке всеобщего смятения Людовик XVIII принял и 19 марта исполнил единственно верное решение: бежать! А 20 марта Наполеона ждала восторженная встреча в Париже.

Наполеон в Париже. Вернувшись в Париж, триумфатор поручил известному либералу Б. Констану разработать проект конституции, что и было сделано уже 23 апреля. Но главными для вернувшегося к власти Наполеона были все же внешнеполитические проблемы. Понимая, что Франция истощена и не хочет войны, Наполеон разыграл миролюбие: он обратился к европейским державам с предложением сохранить установившийся после его возвращения порядок. Бывший узник Эльбы очень надеялся на раздоры в коалиции. Чтобы посеять недоверие, подозрительность и вражду среди союзников, Наполеон отправил Александру I попавшее ему в руки тайное соглашение о военном союзе Англии, Австрии и Франции против России.

 


► Читайте также другие темы части VI «Закат Французской империи» раздела «Запад, Россия, Восток в конце XVIII–начале XIX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века