В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

30. Русские и французы готовятся к Бородинскому сражению

Михаил Кутузов. Сподвижник великого А.В. Суворова, генерал с 1784 г., дважды смертельно раненный и чудом выживший, ловкий царедворец, сумевший заслужить благоволение Екатерины II, а затем и ее ненавидевшего Павла I, Михаил Илларионович Кутузов был на тот момент опытнейшим из русских военачальников. Вновь назначенный главнокомандующий уже имел трагический опыт противостояния Великой армии Наполеона. Формально именно он командовал русскими в битве при Аустерлице, завершившейся полным разгромом русско-австрийской коалиции. Тогда, ранее других поняв гибельную ошибку австрийских «стратегов», он не решился до конца отстаивать перед Александром I собственный план действий. Аустерлицкая конфузия стал причиной охлаждения царя к своему генералу. «Я был молод и неопытен; Кутузов говорил мне, что нам надобно действовать иначе, но ему следовало быть настойчивее», – так много лет спустя вспоминал самодержец аустерлицкое унижение. Впрочем, и после Аустерлица Кутузов не был обижен царем наградами за верную службу. Так, получив в 1811 г. графский титул, годом позже, в мае 1812 г., буквально накануне вторжения Наполеона в Россию, хитрый граф Кутузов сумел заключить мир с турками, сорвав замысел Бонапарта по созданию широкой антирусской коалиции, за что и был немедленно пожалован Александром I в княжеское достоинство. Знаменитый исследователь войны 1812 г. К. Клаузевиц писал: «Кутузову было уже близко к семидесяти, и у него уже не было той активности духа и физических сил, которую иногда видят у старых солдат этого возраста. Однако он знал русских и умел обращаться с ними… Он умел льстить самолюбию и народа, и армии, и своими воззваниями к народу и религиозностью воздействовал на общественное мнение».

Михаил Илларионович Кутузов
М.И. Кутузов

Прибытие Кутузова в армию. Назначение и прибытие Кутузова в действующую армию было с восторгом встречено солдатами и офицерами. Реакция генералитета была более сдержанной, даже холодной. Многие из русских генералов скептически оценивали полководческие таланты нового главнокомандующего, некоторые его откровенно недолюбливали, а иные, как, например, знаменитый Багратион считали себя незаслуженно обойденными. Как бы там ни было, но 29 августа М.И. Кутузов прибыл в Царево-Займище и, после краткого смотра армии, продолжил отступление. Лишь 3 сентября последовал долгожданный приказ занимать позиции и готовиться к бою. Местечко, избранное полководцем, носило название Бородино.

Позиция при Бородино. Позиция, избранная Кутузовым для решающей баталии, имела свои достоинства и недостатки. Окрестности Бородино – пологая холмистая равнина, с множеством естественных укреплений: ручьев, оврагов, перелесков. Правый фланг русской армии надежно прикрывала Москва-река, а левый упирался в чащу густого Утицкого леса. Фронт в центре и справа прикрывался высоким берегом реки Колочи, в которую впадали множество мелких речушек и ручьев. Такой рельеф, по мысли русского командования, не позволял противнику совершать маневры, не нарушая боевых порядков, правда, естественные препятствия затрудняли и предполагаемые контратаки русских войск. Равнинная местность позволяла держать противника под постоянным прицелом, нанося ему большой ущерб. Главное же, что позиция позволяла прикрывать обе дороги – Старую и Новую Смоленские, ведущие к Москве. В то же время, южнее Старой Смоленской дороги рельеф местности давал возможность Наполеону совершить обходной маневр, а левый фланг был открыт для прямой фронтальной атаки французов. По распоряжению Кутузова у деревни Семеновская были сооружены флеши – фортификационные сооружения, защищавшие левый фланг русской армии.

Бой у деревни Шевардино. 5 сентября, накануне Бородинского сражения, французская армия подступила к русской позиции слева. Чтобы выиграть время, Кутузов распорядился дать бой противнику у деревни Шевардино. К западу от Шевардино был сооружен (но недостроен) пятиугольный редут, служивший частью позиции русского левого фланга, но после того, как левый фланг был отодвинут назад, редут стал отдельной передовой позицией. В середине дня 5 сентября Бонапарт приказал с ходу взять деревни Фомкину, Алексинку, Доронино и Шевардинский редут, мешавший маневру его армии. На приступ укрепления пошли три дивизии из корпуса Даву и польская кавалерия Ю. Понятовского.

Сам редут и подступы к нему защищали части 2-й армии (27-я дивизия Д.П. Неверовского, пять гренадерских полков, два драгунских полка, 2-я кирасирская дивизия И.М. Дуки и ополченцы) под общим командованием племянника А.В. Суворова, генерал-лейтенанта, князя А.И. Горчакова. Всего у редута сосредоточилось 8 тысяч пехоты и 4 тысячи конных войск, при 36 орудиях (по другим данным численность русских войск составляла 11 тысяч человек). Наполеон бросил на укрепления около 30–35 тысяч бойцов и сосредоточил огонь 186 орудий. Первым на редут стала наступать конница Понятовского. В поддержку его войск дивизия Ж.Д. Компана захватила господствующие высоты западнее деревни Доронино, что позволило вести прицельный огонь по русским позициям. В то же время на помощь французским войскам пришли две пехотных дивизии из корпуса Л.Н. Даву и И. Мюрата. Имея численное преимущество, французы оттеснили 27-ю дивизию Неверовского и к 19 часам заняли Шевардинский редут. В ответ П.И. Багратион направил к редуту 2-ю гренадерскую дивизию герцога К. Мекленбургского и прибыл сам к месту боя. Русские организовали контратаку, в которой особо отличились Харьковский и Черниговский драгунские полки, и к 21 часу вновь заняли позиции.

Атаки Великой армии продолжались. На помощь Понятовскому вновь пришли кирасиры Мюрата. У Горчакова в резерве оставался всего один батальон и кирасирская дивизия, находившаяся в глубине позиции. Русский командующий произвел имитацию контратаки, чем привел противника в некоторое замешательство, и организовал контрудар.

Около полуночи был получен приказ М.И. Кутузова, следившего за боем из деревни Татариново, отвести войска Горчакова на главную позицию. Только тогда дивизия Компана из корпуса Даву с огромным трудом и большими потерями сумела ворваться на валы редута.

Потери сторон и значение боя. Потери сторон составили от 6 до 8-ми тысяч человек с каждой стороны. Дивизия Неверовского погибла почти полностью.

Бой за Шевардино дал возможность русскому командованию провести разведку боем и выиграть время для завершения передислокации и оборонительных работ, позволил точнее определить численность группировки противника и направление его главного удара, который планировался Наполеоном против центра и левого фланга русских войск.

Шевардинский бой стал прологом ко «дню Бородина».

Численность армий перед Бородинским сражением. Весь день 6 сентября стороны лихорадочно готовились к решающему сражению. Накануне бородинской битвы армия Кутузова насчитывала 154 800 человек. Из них: регулярных войск – 115 302 человека; казаков – 11 тысяч человек; ополченцев – 28 500 человек и 640 орудий. В распоряжении Наполеона находилось 134 тысячи бойцов и 587 орудий. Очевидно, что в ходе войны русское командование сумело изменить соотношение сил в свою пользу за счет казаков и ополчения, тогда как у Наполеона все без исключения части – кадровые, регулярные войска.

Позиция русских войск. Протяженность линии обороны русской армии составляла 8 километров. Первые две линии (с интервалом между ними не более 200 метров) занимали пехотинцы. Далее на расстоянии 400 метров также в две линии располагалась кавалерия, а еще дальше, в радиусе километра – резервные части. Высокая плотность расположения боевых порядков обеспечивала русскому командованию скорость маневрирования войсками, но открывала простор для убийственного огня французской артиллерии.

Опорными пунктами русской обороны были деревня Бородино справа, в центре – Курганная высота и слева – деревня Семеновская. На Бородинских высотах располагались батареи с 32 орудиями. Флеши (укрепления) у Семеновской, прозванные Багратионовыми, насчитывали 52 орудия, а позиции на Курганной высоте занимала 18-ти пушечная батарея под командованием Н.Н. Раевского.

Взятие Шевардинского редута
Взятие Шевардинского редута (18.00-18.30) 24 августа.

Диспозиция русских войск перед сражением была такова. Наиболее укрепленным был правый фланг и центр, занимаемый 1-й армией под командованием Барклая-де-Толли. Его войска прикрывали Новую Смоленскую дорогу – прямой путь к Москве. Прорыв французами этой стратегически важной позиции отрезал бы русских от Москвы и создавал реальную возможность окружения и гибели русской армии. Предвидя такую опасность, Кутузов стремился укрепить правое крыло своих войск. Левый фланг обороны русских – от Курганной высоты до Утицкого леса – занимала 2-я армия Багратиона, принявшая на себя главный удар противника.

Позиция французов. Великая армия к началу баталии разместилась следующим образом: справа – корпус Ю. Понятовского, в центре – части Л.Н. Даву, М. Нея и Ж.А. Жюно, кавалерия под общим командованием И. Мюрата, а слева за Колочей находились корпус Е. Богарне и кавалерия Э. Груши. В резерве остались Старая и Молодая гвардия.

Наполеон тщательно изучил позиции русских войск и понял, что правый фланг обороны противника практически неприступен: река перед правым крылом обороны русских имела очень высокие берега, препятствующие маневрам, часть местности в этом направлении состояла из топких болот, а кроме того, здесь располагалась большая часть русской армии.

План Наполеона. План сражения французского императора состоял в нанесении прямого фронтального удара «с тактическими диверсиями против флангов противника». Сковав силы русских на правом фланге обороны, Наполеон намеревался смять неприятеля в центре и совершить охватывающий маневр в обход левого фланга оборонительной линии противника. По замыслу французского стратега, после серии мощных ударов боевые порядки русских будут прорваны в одном или нескольких местах, что позволит развернуть общее наступление и уничтожить неприятеля. Вечером 25 августа Наполеон отдал приказ построить пять мостов через Колочу и соорудить редут в расчете на 120 орудий для массированной бомбардировки позиций русских войск.

Воззвание Наполеона к армии. В 2 часа ночи Бонапарт скрытно переправил через Колочу большую часть войск, чтобы неожиданно для русских в упор атаковать позиции Багратиона. Затем император обратился к Великой армии с воззванием: «Солдаты! Вот битва, которой вы так долго ждали…Сражайтесь как под Аустерлицем, Фридландом, Витебском и Смоленском, чтобы внуки с гордостью вечно вспоминали вашу отвагу в этот день; пусть они скажут о каждом из вас: “Он участвовал в великом сражении у стен Москвы!”». А в русском лагере царила тишина: «Но тих был наш бивак открытый», по словам поэта. Кутузов не обращался с воззваниями к своим солдатам. В этом не было нужды: в русской армии все как один – от нижних чинов до генералитета – готовились к предстоящему бою как к последнему.

 


► Читайте также другие темы части VI «Закат Французской империи» раздела «Запад, Россия, Восток в конце XVIII–начале XIX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века