В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

25. Египетский поход генерала Бонапарта (май 1798-октябрь 1799 г.)

Планы Бонапарта. В середине 90-х гг. XVIII в. только что возникшая Французская республика отстояла свою независимость и перешла в наступление. Было очевидно, что главным противником Франции является Великобритания, укрытая от атак французских дивизий своим островным положением. Задуманное было вторжение в Англию через Ирландию так и не было осуществлено. Нанести ущерб Англии можно было, нарушив ее торговлю, поставив под угрозу безопасность ее колониальных владений. Кстати, стоило подумать и о расширении французских колониальных владений, большая часть которых была утрачена в последние десятилетия «старого порядка», т.е. при королях Людовике XV и Людовике XVI.

Учитывая это, генерал Бонапарт, приобретший после итальянского похода огромную популярность, предложил организовать экспедицию в Египет. В случае успеха этого предприятия можно было создать в Египте французскую колонию, а затем двинуться в направлении Индии. Предлагая этот план, Бонапарт рассчитывал укрепить свое влияние, а правительство Директории надеялось отправить беспокойного и уже опасно популярного генерала «подольше и подальше» от Парижа. Так что, по разным соображениям, в осуществлении похода в Северную Африку оказались заинтересованы разные силы.

Организация похода. Организацию и подготовку мероприятия старались держать в строгой тайне. Противник не должен был знать, для чего в Тулоне, Генуе, Чивитта-Веккиа и Аяччо собирается столь значительный флот, куда этот флот намерен направиться. Для перевозки огромного войска (в общей сложности силы, собранные под началом генерала Бонапарта, составили около 50 тысяч человек) в принадлежащих Франции средиземноморских портах было собрано около 500 парусников. Флагманский линейный корабль «Ориент» нес 120 пушек, на нем должны были находиться командующий Н. Бонапарт и адмирал Брюи. В состав армии входили 30 тысяч пехоты, 2700 кавалеристов, 1600 артиллеристов, около 500 проводников. Командный состав возглавляли лучшие генералы республики, такие как Бертье, Дезе, Клебен, Ланн, Мюрат, Сулковский, Лавалетт. Лошадей взяли всего 1200, рассчитывая компенсировать их недостаток на месте. Кроме того, армии был прикомандирован «отряд» ученых, состоявший из специалистов самого разного профиля, от математиков и географов до историков и литераторов. Среди них были прославленный Бертолле, химик Конте, литератор Арно, минералог Доломье, медик Деженет.

Бонапарт отплыл из Тулона 19 мая 1798 г. Этот факт, вполне естественно, стал известен англичанам, но они не знали, куда направляется французский флот. Через два месяца после выхода большой эскадры в Средиземное море была предпринята отвлекающая высадка десанта в Ирландии. Распространялись слухи, что и экспедиция Бонапарта должна повернуть на запад через Гибралтар.

Погоня за Бонапартом. Английский адмирал Нельсон еще в начале мая вошел через Гибралтар в Средиземное море, чтобы контролировать перемещения французов. Случилось так, что сильный шторм изрядно потрепал суда англичан, а когда они закончили ремонт, французы уже отбыли в неизвестном направлении. Нельсону пришлось отправиться в погоню за исчезнувшим противником. 22 мая ему стало известно, что неделей раньше французы захватили остров Мальту и ушли в восточном направлении.

Эскадра Нельсона направилась к Египту. Поскольку английские корабли были быстроходнее французских, она прибыла туда 28 июня, опередив противника. Английский адмирал решил, что выбрал неправильное направление и отплыл из Александрии в сторону Турции, разминувшись с Бонапартом на один день.

Высадка у Абукира. В полдень 1 июля у Абукира, расположенного в нескольких милях восточнее Александрии, началась высадка французской армии. Следующей ночью командующий произвел смотр высадившейся части войск. После этого солдаты, голодные и не отдохнувшие, двинулись маршем в сторону Александрии. Ветхие оборонительные сооружения города не могли противостоять штурму, и к ночи 2 июля город был взят. Между тем высадка французской армии под Абукиром полностью завершилась только 5 июля. После этого Бонапарт двинулся вдоль течения Нила на юг, в сторону Каира.

Население страны составляли феллахи (зависимые крестьяне), кочевники-бедуины и воины-мамелюки, представлявшие господствующий слой египетского общества. Политически Египет находился в вассальной зависимости от Турции, но султан не вмешивался во внутренние дела этой территории. Однако бессовестное вторжение французов, не удосужившихся даже объявить официально о начале войны, подтолкнуло султана к антифранцузской коалиции.

Феллахи и «Декларация прав». Французы рассчитывали, что, вступив на египетскую землю, они обеспечат себе поддержку феллахов, если пообещают им свободу и равноправие. Было составлено и зачитано воззвание генерала Бонапарта, обещавшего феллахам «покарать узурпаторов и восстановить их права». Феллахи угрюмо выслушали обращенные к ним просветительские лозунги и остались совершенно равнодушны. Цветистые фразы о равенстве и правах человека не нашли в душах этих неграмотных и полуголодных людей, озабоченных такими прозаическими проблемами, как необходимость прокормить свои семьи, никакого отклика. Слова воззвания, столь приятные европейцам эпохи Просвещения, в Египте били выше и дальше цели. Эта ситуация, в сущности, определила весь ход и исход похода: Бонапарту предстояло действовать, говоря словами историка Манфреда, «в социальном вакууме», не имея отклика и поддержки среди массы местного населения. Задумывая этот поход, Наполеон, мысливший пока представлениями революционного времени, рассчитывал, что французы будут действовать по сценарию, отработанному в Европе: навстречу армии, несущей освобождение от притеснений британцев, поднимутся народы Востока. Между тем он и его солдаты оказались в сфере иной цивилизации, живущей другими ценностями, по другим правилам.

Гвардейцы французской армии

Мамелюки. Что касается бравых мамелюков, то они отважно выступили навстречу незваным гостям. Эти лихие наездники и умелые рубаки похвалялись, как изрубят иноземцев на куски, «точно тыквы». 21 июля в Долине Пирамид неподалеку от Каира встретились два войска. Воинство Мурад-бея состояло из тысяч хорошо вооруженных (карабин, две пары пистолетов, сабля, стилет, топор, притороченный к луке седла) всадников, отчаянно храбрых, прекрасно владевших конем и оружием и привыкших действовать на собственный страх и риск, как в одиночном поединке. В тылу у них находились наскоро возведенные земляные укрепления, за которыми укрылась пехота, состоящая из наскоро вооруженных феллахов.

Битва в Долине Пирамид. Им противостояла слаженная военная машина, где каждый солдат был частью единого целого. Атакующие мамелюки никак не ожидали, что противник выдержит их стремительный и неудержимый натиск. Традиция приписывает генералу Бонапарту слова, будто бы сказанные им при обращении к своим солдатам перед началом битвы. Достоверность их оставим на совести наполеоновских историографов, но звучит выразительно: «Солдаты, знайте, что сорок веков смотрят на вас с вершин этих пирамид!» Когда французы двинулись на мамелюков, те атаковали их сомкнутый строй штыков отдельными отрядами. Продвигаясь вперед, французские каре обошли мамелюков с флангов, разгромили их, а частично оттеснили к Нилу, где многие из мамелюков и утонули. Потери сторон выглядели следующим образом: около полусотни французов и около двух тысяч мамелюков. Победа Бонапарта была полной. Битва в Долине Пирамид представляет собой показательный образчик вооруженного столкновения между средневековыми воинами и регулярной армией конца XVIII в.

Днем позже французы вошли в Каир и обосновались там, поражаясь обилию грязи и драгоценностей. Бонапарт взялся за налаживание управления страной «на европейский манер», все еще надеясь организовать себе опору и поддержку в местной среде.

Поражение при Абукире. И тут произошло событие, резко изменившее всю ситуацию. К вечеру 1 августа 1798 г. эскадра Нельсона, напрасно блуждавшая в поисках соперника вдоль берегов Турции, вернулась к устью Нила и обнаружила в Абукирском заливе искомый французский флот. Французских кораблей было больше, поэтому английский флотоводец, славившийся своими смелыми и неожиданными решениями поступил так: часть английских кораблей вклинил между берегом и линией французских судов. Таким образом, французы оказались буквально «между двух огней». Правда, и британцы обстреливались не только с моря, но и с берега, но огонь английской артиллерии оказался сильнее. Ядром был убит адмирал Брюи, а вслед за тем флагман «Ориент», на котором он находился, взлетел на воздух. К полудню 2 августа французский флот перестал существовать. Большая часть его была уничтожена или захвачена. Экипажи двух кораблей, видя безвыходность своего положения, предпочли затопить свои суда сами. Вице-адмирал Вильнев сумел увести четыре корабля из-под огня неприятеля. Морская битва при Абукире (другое название – битва на Ниле) свела на нет все успехи, достигнутые Бонапартом в военных действиях на суше.

Победитель мамелюков узнал о постигшей его катастрофе только две недели спустя после битвы на Ниле: даже его организаторский гений был не способен наладить связь в этой стране, где время и скорость не имели значения. Бонапарт понял, что оказался отрезанным от связи с Францией, а это означало отсроченную, но неотвратимую гибель.

«Ослов и ученых на середину!» Нельсон, починив свои корабли, покинул Египет и отправился в Неаполь, оставив соперника лишенным морских средств передвижения. Часть французской армии во главе с Дезе направилась к верховьям Нила, преследуя остатки отрядов Мурад-бея. В составе частей Дезе находились и ученые, решившие воспользоваться случаем для изучения тайн Востока. Когда на французские войска налетали отряды мамелюков, раздавалась команда: «Ослов и ученых на середину!» Солдаты ставили в центр каре эти две экспедиционные ценности – любознательных двуногих интеллектуалов и безотказных длинноухих носильщиков – и вступали в схватку. В стычках с мамелюками французы выходили победителями, но это не меняло их безнадежного положения.

Отчаянное решение. Чтобы вырваться из мышеловки, в феврале 1799 г. Бонапарт принял отчаянное решение двинуться в Сирию «посуху», то есть через пустыню. Французы продвигались вглубь страны, захватывая крепости и вступая в стычки с неуловимым противником. В начале марта была взята упорно сопротивлявшаяся крепость Яффа, половина ее гарнизона была убита при штурме, другая половина взята в плен и тоже убита. Поводом для такой жестокости послужило то, что среди захваченных в плен оказались люди, которых французы отпустили после захвата другой крепости. Двухмесячная осада прибрежной крепости Акры (Сен-Жан д’Акр), обороной которой руководили европейские офицеры из англичан и французских роялистов, закончилась безрезультатно. Росли потери среди рядового и командного состава. Страшной напастью для французской армии стала эпидемия чумы.

Истощенная боями, чумой, безводьем и жарой французская армия вынуждена была вновь вернуться в Египет, где их поджидали турки, высадившиеся под Абукиром. 25 июля 1799 г. под тем же самым Абукиром произошло еще одно сухопутное сражение, в ходе которого Бонапарту удалось восстановить свою военную репутацию. Но и эта победа ничего не давала победителю – со стороны Сирии приближалась еще одна турецкая армия.

Бонапарт оставил свои планы создать в Египте государство, организованное на европейский лад. Египетский поход интересовал его в значительной степени тем, насколько он сумеет повысить его популярность во Франции. Именно ситуация во Франции, где в момент его отбытия на Восток положение правительства Директории было зыбко и неопределенно, занимала его в первую очередь. Отголоски событий, происходивших в Европе, до Бонапарта доходили. Теперь, полтора года спустя после того, как он оставил Париж, было очевидно, что Директория окончательно «дозрела», чтобы пасть.

Трудно угадать логику размышлений Бонапарта, но действия его были таковы: отбросив за ненужностью чувство долга и ответственности за вверенные ему войска, 22 августа 1799 г. Бонапарт бежал из Египта на одном из сохранившихся кораблей, бросив свою армию на произвол судьбы. Он оставил своему заместителю генералу Клеберу письменный приказ о передаче ему полномочий командования. Причем приказ был получен заместителем, когда Бонапарт уже находился в море. Еще несколько месяцев отважный Клебер продолжал безнадежное дело, пока не был убит, а осенью 1801 г. французская армия в Египте вынуждена была сдаться англо-турецким войскам.

Государственный переворот Бонапарта. Здравый смысл подсказывает, что генерал, совершивший такой поступок, должен бы распрощаться со своей карьерой. Правительство обязано было его сурово покарать, а общественность – подвергнуть не менее суровому порицанию. Все произошло, однако, с точностью до наоборот: французы с надеждой и ликованием приветствовали покорителя таинственного Востока, а проворовавшаяся Директория не смела ни в чем упрекнуть героя. Через месяц после того, как Бонапарт высадился на французском берегу, он совершил государственный переворот и стал полновластным диктатором, «гражданином первым консулом».

Египетский поход, показавший, как велико бывает расстояние между военной победой и закреплением ее результатов в обществе, оставил по себе славный след в развитии европейской науки и культуры. Труды сопровождавших армию Бонапарта ученых стали единственным достижением этой грандиозной авантюры. Изменению мира египетский поход способствовал в том смысле, что именно по возвращении оттуда Наполеон Бонапарт превратил Французскую республику в наполеоновскую Францию.

 


► Читайте также другие темы части V «Борьба за лидерство в Европе на рубеже XVIII–XIX вв.» раздела «Запад, Россия, Восток в конце XVIII–начале XIX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века