В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Аркольский мост. Сражение при Риволи. Бонапарт и Директория

Аркольский мост. Бонапарт задумал совершить обходной маневр. В строгой секретности в ночь на 15 ноября французские части переправились через реку Адидже и подошли к Аркольскому мосту. Первые попытки прорыва были отбиты. Ведь солдатам генерала Ожеро приходилось наступать по узкой дамбе. Когда голова колонны выходила из-за поворота к мосту, она попадала под прицельный огонь австрийцев. Австрийцы, в свой черед попытавшиеся атаковать французов, засевших по другую сторону моста, оказались в том же положении – едва приблизившись к мосту, они попадали под обстрел.

Захват Аркольского моста становился делом чрезвычайной важности. Бонапарт попытался повторить ситуацию у Лоди: схватив знамя, он повел солдат в атаку, но атака была отбита. Погиб его адъютант Мюирон, прикрывший собой генерала. Пришлось вновь отступить, причем солдаты вынуждены были тащить своего упирающегося генерала. На знаменитой картине художника Гро, изображающей Бонапарта со знаменем в руках на Аркольском мосту, представлен момент наступления, все «негероические» детали эпизода, естественно, опущены.

Генерал Бонапарт на Аркольском мосту
Генерал Бонапарт
на Аркольском мосту

Бои за Аркольский мост продолжались еще двое суток. Бонапарт колебался – не следует ли отступить, однако, бездействие других частей австрийской армии вдохновило его на продолжение операции. 17 ноября дивизия П. Ожеро переправилась через реку Альпону при впадении ее в Адидже и с боями двинулась на север к Арколе. Альвинци вынужден был отступить, понеся тяжелые потери (7 тысяч человек против 4500 французов) В тот же день Давидович атаковал Вобуа, оттеснил его к Пескиере, но ничем не поддержал своего коллегу Кваждановича. В результате Давидович был разбит.

В этих событиях очень убедительно выглядело умение Бонапарта в нужный момент перебросить силы в нужное место и согласовать действия своей армии. Австрийцы действовали несогласованно и на редкость безынициативно. Осенняя распутица сделала самым надежным оружием штык, так как порох часто отсыревал и не воспламенялся, а в штыковой атаке солдаты французской армии были сильны.

Бонапарт и Директория. Осенью 1796 г. стало очевидно нарастание конфликта между командующим французской армией и парижской Директорией. В ходе всей кампании генерал вел себя подчеркнуто самостоятельно и независимо. Директория вынуждена была сносить генеральское неповиновение, поскольку с итальянского фронта исправно поступали деньги, очень много денег, и это позволяло господам директорам решать свои личные и государственные финансовые проблемы. Однако после Арколе Директория решила взять инициативу в свои руки, отстранив Бонапарта от ведения переговоров с императором, главой антифранцузской коалиции. Для этой цели в Вену был отправлен генерал Кларк. Однако представителю Директории не повезло – в этот момент австрийское правительство не считало свое дело проигранным, а потому отказалось вести переговоры с Кларком.

На рубеже 1796–1797 гг. все еще казалось столь неопределенным, неясным. Трудно было сказать, в чью сторону повернется госпожа Удача. На германском фронте эрцгерцог Карл действовал успешно, и венское правительство спешило закрепить успех также и на итальянском фронте. Фельдмаршал Альвинци получил приказ поспешить с новым наступлением на Мантую, где оказалось запертым в полном бездействии и на голодном пайке большое число австрийских солдат. Альвинци должен был двигаться с главными силами на Триент. Предполагалось, что часть французских сил будет отвлечена войсками Папы и Неаполитанского короля.

Сражение при Риволи. Бонапарт оказался в очень тяжелой ситуации: неудачи французов в Германии и отсутствие обещанных Директорией подкреплений заставляли его полагаться только на собственные, тающие от сражения к сражению, силы. К тому же командующий был тяжело болен – его одолевали приступы лихорадки. Поговаривали, что дни его сочтены, однако в середине января 1797 г. он сумел одержать одну из своих самых блестящих побед в сражении при Риволи.

События развивались следующим образом. 8 января началось очередное, четвертое наступление австрийцев на Мантую. Первое столкновение у Бавилаквы произошло между частями Провера и авангардом Ожеро, который был оттеснен на правый берег Адидже. На этом начальном этапе французам повезло: в бумагах захваченного вражеского шпиона содержалась информация о направлении главного удара, который следует ожидать на Риволи. Бонапарт решил прежде всего разбить главную группировку австрийцев, поэтому к Риволи были стянуты значительные силы. 13 января четыре австрийские колонны начали фронтальную атаку французских частей, расположившихся на высотах, окаймлявших Риволийское плато с севера. Глубокий снег, покрывающий пересеченную местность, очень затруднял действия кавалерии и артиллерии.

Жубер отошел к Риволи и думал продолжить отступление. Прибывший в Риволи Бонапарт приказал ему оставаться на месте. Ночью, наблюдая бивачное расположение войск Альвинци, французский командующий прикинул, куда они будут двигаться дальше, и решил упредить австрийцев. Частям Жубера было приказано до рассвета начать наступление. С утра 14 января начались упорные, протекавшие с переменным успехом, бои. Части Жубера оказались охваченными с двух сторон силами противника. Однако к 10 часам утра подошло подкрепление, изменившее ситуацию в пользу французов. Отступление австрийцев переросло в бегство, когда в тылу у них появились кавалеристы Мюрата, переправившиеся на судах через прилегающее к месту сражения озеро Гарда.

На следующий день Альвинци попытался повторить атаку, но неудачно. Его армия была разбита полностью. Вслед за тем были разгромлены и части Провера, продолжавшие движение к Мантуе. Попытка запертого в крепости генерала Вурмзера оказать ему содействие провалилась. 16 января капитулировал генерал Провера, а 2 февраля вынужден был сдаться и многострадальный гарнизон Мантуи, более трети которого к этому времени находилось в госпиталях.

Итоги и значение победы. Под Риволи Альвинци потерял 14 тысяч человек, в том числе 10 тысяч пленными, эту цифру дополнили 19 тысяч человек солдат Вурмзера. Французы потеряли 3200 человек. Триумф Риволи поднял престиж Бонапарта на огромную высоту. В битве у Риволи был решен не только исход кампании, был определен итог и спора генерала с парижским правительством. Директория отныне могла не указывать, а только «давать рекомендации» генералу-победителю.

Для еще уцелевших итальянских правительств крайне важным было как можно скорее изъявить свою преданность победителю или искать себе убежища за пределами Италии. В середине февраля Бонапарт продиктовал представителям Римского Папы свои условия мира. Успех был головокружительный, но и силы его армии находились на пределе возможного.

Бонапарт подталкивает австрийцев к миру. Бонапарт ждал, что австрийцы попросят о мире, и стремился подтолкнуть их к этому. В феврале 1797 г. против Бонапарта был направлен лучший австрийский командующий – эрцгерцог Карл. Чтобы не дать возможности новому противнику укрепиться, Бонапарт торопился продвинуться с боями в сторону австрийской столицы. 16 марта 1797 г. у Тальяменто встретились основные силы противоборствующих сторон, где неожиданность действий Бонапарта вновь обеспечила ему победу.

В 20-х числах марта 1797 г. французские войска оказались в 250 километрах от столицы Австрийской империи. Бонапарт мог захватить Вену, но удержать город он был не в состоянии. Рассчитывать на подкрепление со стороны Рейнской и Маасской армий, действовавших в Германии, не приходилось.

31 марта Н. Бонапарт направил австрийскому императору письмо, в котором предлагалось начать мирные переговоры, но одновременно его войска продолжали свои наступательные действия, приближаясь все ближе к имперской столице. В начале апреля французский командующий, находясь в Леобене (в 180 километрах от Вены), принял представителей австрийской стороны и подписал предварительные условия мира. Директория была поставлена в известность о происходящем, ее мнения генерал не спрашивал. На фоне проигранной на Рейне кампании, на фоне шаткости парижского правительства герой итальянской кампании смотрелся особенно выигрышно.

17 октября 1797 г. был подписан мирный договор между Французской республикой и Австрийской империей. Название свое он получил по имени местечка Кампо-Формио, где документ должен был быть подписан, но австрийский представитель поспешил подъехать в Пассариано, где находился стремительный генерал. Там и был реально подписан документ. Но название свое он получил по месту, где должно было официально состояться подписание. Обычная шутка истории.

Военный триумф Бонапарта. Итальянский поход продемонстрировал как преимущества новой тактики французской армии, так и полководческие способности Н. Бонапарта. Не стоит забывать и о том, что французы (в отличие от австрийцев) действовали в обстановке доброжелательного, а то и восторженного отношения к ним местного населения, что оказало определенное влияние на развитие событий. После подписания мира с Австрией, Бонапарт почувствовал себя не просто одним из генералов республики, но фигурой, способной претендовать на самостоятельную политическую роль. Восторженная встреча, устроенная ему парижанами 10 декабря 1797 г., подтвердила это предчувствие.

 


► Читайте также другие темы части V «Борьба за лидерство в Европе на рубеже XVIII–XIX вв.» раздела «Запад, Россия, Восток в конце XVIII–начале XIX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века