В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Первая антифранцузская коалиция

Кому и зачем была нужна война. 20 апреля 1792 г. Франция объявила войну австрийскому императору. Король надеялся таким путем восстановить свою власть. Война началась неудачно для Франции. Армия была плохо организована, офицеры переходили на сторону врага, а французская королева сообщала в письмах своему брату-императору военные тайны.

Королю Людовику XVI, лишенному многих полномочий и утратившему симпатии населения, война была необходима для поднятия престижа. Причем его устраивала как успешная война, которая должна была поднять авторитет короля, так и война неудачная, которая ослабила бы (а может, и ликвидировала бы) влияние лидеров революционного лагеря и тем самым усилила бы позиции короля.

К войне стремилась и часть конституционных монархистов (фейянов). Но особенно ратовали за войну буржуазные республиканцы (жирондисты). Лидер этой партийной группировки восторженных идеалистов Бриссо был убежден, что как только французские войска вступят на территории соседних государств, народы встретят их как освободителей от феодального угнетения. Кроме того, жирондисты считали, что победоносная война пойдет на пользу французской торговле и промышленности.

Только у якобинцев хватало здравого смысла на то, чтобы увидеть слабость французской армии, не способной воевать при таких настроениях в политических «верхах». М. Робеспьер не раз «озвучивал» эту позицию в своих речах, произносимых в Собрании, но его голос терялся на фоне бравых призывов принести «мир хижинам» через «войну дворцам».

Поэтому неудивительно было, что в марте 1792 г. жирондистам было предложено сформировать правительство. Фактическое руководство в этом правительстве захватил Ш.Ф. Дюмурье (1739–1823), талантливый военный, но беспринципный политик. В качестве министра иностранных дел он откровенно добивался разрыва отношений с правительством Австрии.

Политический момент. Момент, казалось бы, был подходящим. На австрийском (а значит, одновременно и на чешском, и на венгерском престолах, и на выборном престоле Германской империи) произошла замена. Наследственные земли Габсбургов перешли к Францу, сыну внезапно умершего императора Леопольда II, но корону Германской империи Франц мог получить только путем избрания. Вот в этот момент 20 апреля 1792 г. жирондистское правительство объявило войну королю Богемии-Чехии и Венгрии. Германские государства, не подчиненные непосредственно Габсбургам, как бы ставились вне конфликта.

Однако жирондистские политики-теоретики в очередной раз перемудрили. Они переоценили финансовые возможности Франции. Они не учли, что офицерский корпус традиционно составляли дворяне, с началом революции часть их эмигрировала, а многие из тех, кто оставался в стране, не чувствовали потребности защищать режим, созданный революцией. Что касается стремления разделить германские государства и короля Богемии и Венгрии, то эта затея не удалась. Была создана первая антифранцузская коалиция, наиболее активной силой которой на этом этапе стали Австрия и Пруссия.

герцог Брауншвейгский
Герцог Брауншвейгский

«Отечество в опасности». Военные действия складывались для французов неудачно. Летом положение стало катастрофическим. Австро-прусские войска стояли у французской границы, а командующий ими герцог Брауншвейгский выпустил манифест, в котором угрожал навести «порядок» во Франции, привести «мятежное» общество к повиновению «законному» монарху и примерно наказать Париж.

Реакция французов была неожиданной для тех, кто хотел их испугать. Законодательное собрание объявило: «Отечество в опасности» и начало запись добровольцев в армию. На крупных перекрестках ставились «алтари Отечества», возле которых желающие могли сдать различные ценности и деньги на содержание армии, а также записаться добровольцами. В этих условиях приобрел огромную популярность марш «Песнь Рейнской армии», написанный весной 1792 г. Руже де Лилем. Эту песню Париж услышал в исполнении солдат, прибывших в столицу из Марселя. Поэтому и закрепилось за ней название – «Марсельеза».

10 августа 1792 г. по призыву городских властей Парижа (Парижской коммуны) вооружившиеся горожане захватили королевский дворец Тюильри и начали готовиться к обороне столицы. Ходили слухи о том, что прусские войска подходят к Парижу, что в Париже им готовят поддержку аристократы и враждебные революции католические священники. Толпы вооруженных горожан убивали тех, кто казался им «подозрительным», кто мог поддержать врагов. За три дня было убито около тысячи человек. Так стихийно начался террор.

Вторжение. А между тем объединенные силы прусских и австрийских войск, дополненные отрядами французских эмигрантов, перешли границу Франции. Командовал силами коалиции герцог Брауншвейгский (1735–1806), на левом фланге находились австрийцы и гессенцы под командованием прусского принца Гогенлоэ, на правом – австрийцы и эмигранты, возглавляемые австрийским генералом Ф. Клерфе (1733–1798). После того как 22 августа была сдана крепость Лонгви, а 2 сентября – Верден, дорога на Париж оказалась открытой.

Карл Вильгельм Фердинанд Брауншвейгский был методичный и медлительный тактик, воспитанный в традициях военного искусства времен Семилетней войны. Его войска неспешно, но неудержимо продвигались вперед в сторону Аргоннской возвышенности. В занятых крепостях они оставляли гарнизоны, что сокращало численность их армии.

Генерал Дюмурье. Незадолго до того генерал Дюмурье, сменивший на посту командующего Северной французской армией Лафайета, обвиненного в измене, получил возможность ускоренным маршем перебросить свои войска в район Арденн, занять проходы в горах. Успех был несколько ослаблен тем обстоятельством, что Клерфе сумел штурмом взять один из северных проходов и получить возможность зайти в тыл Дюмурье. Французам пришлось отступить к югу. Эти маневры заняли более двух недель. К 19 сентября к основным силам французов (18 тысяч человек) подошли еще 28 тысяч человек. Французы получили численное превосходство, поскольку герцог Брауншвейгский в этот момент располагал 34 тысячами человек.

Задача Дюмурье состояла в том, чтобы задержать продвижение прусско-австрийских войск. Через некоторое время должны были начаться осенние дожди и тогда дороги к столице стали бы непроходимыми, а почва, состоящая из ила и мела, способна была бы вызывать заболевания у непривычных к этим условиям людей. Дюмурье затеял тайные переговоры с герцогом Брауншвейгским, чтобы оттянуть время. Содержание этих переговоров по-разному толкуется историками.

Герцог явно не спешил. Он хотел маневрировать и дальше, рассчитывая разъединить французские войска. Однако при его штабе находился прусский король Фридрих-Вильгельм II, которому не терпелось разгромить «этот якобинский сброд» (так именовали высокомерные монархи французскую революционную армию), въехать в Париж на белом коне и протянуть снисходительно руку помощи злополучному «кузену» Людовику XVI. Герцогу пришлось уступить нетерпеливому монарху.

 


► Читайте также другие темы части V «Борьба за лидерство в Европе на рубеже XVIII–XIX вв.» раздела «Запад, Россия, Восток в конце XVIII–начале XIX века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века