В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

15. Русские победы 1701-1703 гг.

«Великое щастие». Петр же со своей стороны поспешил предпринять все меры, для того чтобы восстановить русскую армию и не допустить впредь подобных поражений. «Но когда сие нещастие (или, лучше сказать, великое щастие) получили, тогда неволя леность отогнала и ко трудолюбию и искусству день и ночь принудила», – писал Петр задним числом. Действительно, трудиться пришлось день и ночь, чтобы ликвидировать тяжелые последствия нарвского поражения. Русский царь оказался человеком, которого испытания закаляли и заставляли действовать с невиданной энергией. Но разгром русской армии под Нарвой можно было назвать «великим счастьем» только с точки зрения последующих побед.

Восстановление армии. А сразу после поражения первым делом необходимо было восстановить боеспособную армию. «После разбития при Нарве полки в конфузии в свои границы пошли, которых велено пересмотреть и исправить генералу князю Репнину…» Оказалось, что после «нарвской конфузии» осталось около 23 тысяч человек. Той же зимой было сформировано еще 10-тысячное драгунское войско. Артиллерию пришлось создавать практически заново. До конца 1701 г. удалось отлить 243 пушки, 12 мортир и 13 гаубиц. Петр распорядился снять часть церковных колоколов для литья пушек и мортир. Требовалось много денег: Петр I пошел на повышение налогов и «порчу» серебряной монеты. К 1705 г. была осуществлена военная реформа. Армия стала формироваться на основе рекрутских наборов – с 20 крестьянских дворов по мере надобности брался 1 рекрут «навечно». Были разработаны уставы и налажено постоянное обучение войск. Из дворянских «недорослей» готовились кадры офицеров. Армия приобрела стройную организацию. Ее основными подразделениями стали дивизия, бригада, полк, батальон, рота. На вооружении пехоты находилось ружье (фузея) с ударно-кремневым механизмом и багинетом (ножом), который затем заменили штыком. Дворянское конное ополчение было упразднено окончательно. Его заменили регулярными драгунскими полками. Кавалеристы-драгуны были вооружены облегченными ружьями без штыка, палашами и двумя пистолетами. В русской армии была введена единая военная форма.

Новый русско-саксонский договор. Царь стремился любой ценой сохранить единственного союзника России в будущей войне – короля Августа. В феврале 1701 г. в местечке Биржи был заключен новый русско-саксонский договор. Король обязывался продолжать военные действия в Эстляндии и Лифляндии. Ему была обещана (и оказана) помощь деньгами и живой силой.

Приграничные столкновения и вылазки. Рассчитывая на то, что силы польского короля надолго отвлекут Карла XII, Петр и сам не отказывался от продолжения военных действий. Уже 5 декабря 1700 г. он приказывал Б.П. Шереметеву, находившемуся с русской конницей в районе Пскова, «иттить в даль для лучшего вреда неприятелю». Русские и шведские войска делали небольшие вылазки в приграничной полосе, опустошая округу. Но к серьезным успехам эти действия поначалу не приводили.

Летом 1701 г. шведская эскадра попыталась высадить десант в Архангельске. Однако эта диверсия не удалась. Два шведских фрегата были посажены на мель и захвачены благодаря героическому поступку русских рыбаков Ивана Рябова и Петра Борисова, вызвавшихся быть лоцманами на шведских судах.

Б.П. Шереметев
Б.П. Шереметев

Б.П. Шереметев во главе русских войск. К концу 1701 г. вылазки русских войск в Эстляндии стали приобретать более серьезный характер. Во главе русских войск здесь стоял Б.П. Шереметев. Он происходил из знатного боярского рода. Как военачальник он был основательным, осторожным, медлительным. По словам одного из историков, «Б.П. Шереметев отправлялся в поход лишь тогда, когда убеждался в том, что последняя пуговица пришита к мундиру последнего солдата, что войско, двигавшееся в поход, с избытком снабжено продовольствием, снаряжением, бомбами и прочим». Он любил действовать только наверняка, предварительно обеспечив большой численный перевес над противником. Царю приходилось часто торопить и подталкивать своего полководца и даже угрожать ему. Но за успешные действия Петр щедро награждал его. Шереметев, в отличие от царского любимца Меншикова, не был казнокрадом, но не упускал случая пожаловаться царю на свою «нищету» и попросить вотчин. В результате к концу службы он стал богатейшим землевладельцем России.

Победа в октябре 1701 г. Осторожная тактика и основательность Шереметева помогла одержать первые победы в Прибалтике. В октябре 1701 г., обеспечив троекратное превосходство русских войск, Шереметев в результате упорного сражения у мызы Эрестфер разбил 3-тысячный отряд генерала Шлиппенбаха. Царь высоко оценил эту победу: «Мы можем наконец бить шведов!» Шереметев получил чин фельдмаршала и высший российский орден Андрея Первозванного.

Победы 1702 г. Летом 1702 г. военные действия в Прибалтике приобретают наступательный характер. Шереметев, опять обеспечив значительное численное превосходство над противником, разбивает войска Шлиппенбаха под мызой Гуммельсгоф, при этом шведские потери составили 4 тысячи человек. Конница Шереметева опустошала сельскую округу Лифляндской провинции, которая считалась житницей Шведского королевства. Шереметев доносил царю: «…Больше того неприятельской земли разорять нечего – все разорили и опустошили без остатка».

Шведско-немецкая публицистика активно распространяла в Европе сведения о «варварских» способах ведения войны со стороны русских. Современный шведский автор отмечает, что и «цивилизованные» шведы поступали на завоеванных территориях ничуть не лучше: «Подобно стальной саранче, шведы объедали все области, по которым проходили. У населения… при помощи угроз, огня и пыток отнимали продовольствие, а если удавалось, то и деньги». Русские, может быть, отличались лишь тем, что захваченных в плен «чухонцев» они обращали в крепостных или торговали ими как живым товаром.

Пленница Марта Скавронская – будущая жена Петра I. Двенадцать дней штурмовали русские войска небольшую крепость Мариенбург, находившуюся на острове. В конце концов, крепость сдалась. Русским достались большие трофеи. Среди пленников оказалась молодая служанка пастора Марта Скавронская. Ей была уготовлена необычная судьба: она стала любовницей, а затем женой Петра I и русской императрицей.

Русские осаждают Нотебург. Сам царь летом 1702 г. находился в Архангельске, где ожидался новый десант шведского флота. Однако на этот раз шведские корабли не пришли к берегам Белого моря. Осенью царь с гвардейскими полками переправился в Карелию, а оттуда перешел к шведской крепости Нотебург (бывшая новгородская крепость Орешек). Невские берега и выход к Балтике давно манили царя. Туда же, к Нотебургу, подошла и пехота Шереметева, которому было поручено общее командование. Всего здесь было сосредоточено 12 500 человек.

Крепость Нотебург имела небольшой гарнизон (450 человек). Но она находилась на острове у истока Невы, имела очень мощные стены и многочисленную артиллерию. Сначала русские провели интенсивную бомбардировку крепости – в ее стенах появились проломы. Жены шведских офицеров через парламентера обратились к царю с просьбой выпустить их из крепости. Петр пожелал, чтобы они «изволили бы и любезных супружников своих с собой вывесть купно», однако шведы не вняли «галантному» совету царя.

Штурм крепости. 11 октября 2 тысячи «охотников», снаряженных штурмовыми лестницами, были переправлены на остров и начали штурм крепости. Бой был необыкновенно ожесточенным. Число убитых и раненых у русских оказалось вдвое больше числа оборонявшихся шведов. Штурм продолжался 12 часов. В конечном счете крепость сдалась на почетных условиях: после трехдневных сборов остатки гарнизона с оружием и знаменами отбыли в Ниеншанц. «Правда, что зело жесток сей орех был, однако, слава Богу, счасливо разгрызен. Артиллерия наша зело чюдесно дело свое исправила», – как всегда образно подытожил Петр. Взятая крепость была переименована в Шлиссельбург («Ключ-город»), что подчеркивало ее ключевое значение для завоевания прибалтийских земель.

«Триумф» Петра I в Москве. Первые победы в Прибалтике были отмечены «триумфом»: в декабре 1702 г. царь торжественно въехал в Москву, где по этому случаю построили трое триумфальных ворот.

Строительство Петербурга
Строительство Петербурга

«Небываемое бывает». Новая военная кампания началась в апреле 1703 г. Ее первой задачей было овладение Ниеншанцем – крепостью в устье Невы. Для этих целей сюда был направлен 20-тысячный корпус Шереметева. Прибыл и сам Петр I с осадной артиллерией. Русские со всей серьезностью приготовились к штурму небольшой крепости, находившейся у впадения реки Охты в Неву. Ее гарнизон составлял 700 человек, но укрепления были гораздо слабее, чем в древнем Орешке. 1 мая после ожесточенного штурма крепость сдалась. Через несколько дней в Неву вошли два шведских фрегата и бросили якорь у крепости, не зная, что она уже сдалась русским. Петр решил воспользоваться удобным случаем и приказал гвардейцам на 30 лодках атаковать шведские корабли. Сам царь вместе с Меншиковым возглавил операцию. В ходе яростной атаки почти все шведы были перебиты. Радости Петра не было пределов: не имея еще флота на Балтике, русские одержали первую морскую победу! По этому случаю царь возложил на себя и на Меншикова «кавалерию» ордена Андрея Первозванного. Была выбита медаль с выразительной надписью «Небываемое бывает».

Найдя положение Ниеншанца неудобным, царь приказал заложить новую крепость в устье Невы. 16 мая 1703 г. на Заячьем острове была заложена крепость, положившая начало новому городу – Санкт-Петербургу, будущей столице империи. Но это уже другая история.

Взятие Яма и Копорья. В том же году русские войска взяли Ям и Копорье. «Итак, при помощи божьей, Ингрия в руках», – писал Петр I. У царя были основания радоваться: одна из важнейших задач «свейской» войны была решена. На отвоеванном клочке морского побережья был заложен город. В Петербург пришел первый иностранный корабль. На Олонецкой верфи уже кипела работа по строительству первых кораблей Балтийского флота.

Триумфально празднуя победы 1703 г., царь не мог предвидеть, что он находится в начале великой войны, что за достигнутые успехи придется заплатить немалую цену. Карл XII одерживал в Польше победу за победой и отнюдь не собирался предлагать мир русскому царю. Нельзя не удивляться тому, с каким спокойствием воспринимал шведский король, «геройствовавший» в Польше, победы русской армии на территории, которую шведы считали своей. Когда Карлу донесли, что царь заложил на Неве новый город, он ответил: «Пусть царь трудится над закладкой новых городов, мы хотим лишь оставить за собой честь впоследствии забрать их!» Решение Карла XII вести пятилетнюю войну в Польше, пока русские войска завоевывали жизненно важные области прибалтийских провинций, современный шведский историк считает непоправимой ошибкой короля.

 


► Читайте также другие темы части III «"Европейский концерт": борьба за политическое равновесие» раздела «Запад, Россия, Восток в сражениях XVII–начала XVIII века»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века