В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Разгром «непобедимой армады»

Бой. Медина поневоле двинулся на север к Остенде в надежде снестись с Пармой. Наступил решающий день 8 августа. С трудом держащая боевой ордер армада приняла бой с окружившими ее силами англичан. Атаку начал Дрейк, его моряки получили приказ по-прежнему не допускать противника до абордажа, но при этом сократить дистанцию артиллерийского боя до 100–150 метров. Очевидно, Дрейк, отдавший рискованное распоряжение, был наблюдательнее других и первым заметил то, в чем остальные убеждались лишь после боя.

Эпизод с испанскими боеприпасами можно считать хрестоматийным примером того, как преимущество может стать недостатком и как важна наука в военном деле. В ту пору артиллерийские ядра изготовлялись из чугуна. Чугун получается от соединения железа (Fe) и углерода (С). Доля углерода в чугуне составляет 3–4%. Получаемый металл, основа для выделки стали, имеет любопытную черту: чем меньше в железе посторонних примесей, тем более хрупок чугун. Эксперимент здесь прост: во многих домах с давних времен хранятся старомодные чугунные изделия, статуэтки или нечто утилитарное. Вроде бы металл, а «на тебе» – уронил вещицу, она колется при ударе о паркет. У автора такой опыт имелся, повторять не советую. Такие поделки из декоративного чистого чугуна теперь в немалой цене как раритеты.

Так вот, испанская железная руда из месторождений Астурийской провинции – в Европе чуть не самая чистая, примесей в ней почти нет. Чугун получается стерильный. Это хорошо для производства стали. Не случайно изделия толедских сталелитейщиков были лучшими в Старом Свете. Но ядра из такого чугуна получались непрочными.

Англичане варили чугун из «грязной» руды английских рудников. В металл попадала масса примесей, делавших ядра прочными. В результате при попадании английского снаряда в борт испанского корабля получалась пробоина. А испанское ядро раскалывалось, причем, чем ближе цель, тем сильнее удар, значит, больше вероятность деформации снаряда.

Этим и воспользовался заметивший оружейный дефект противника Фрэнсис Дрейк. Бой полностью подтвердил его идею. Несмотря на множественные попадания в английские корабли, все они уцелели.

Канонада продолжалась 9 часов, пока не стемнело. Итог боя был печален. Разочаровавшийся в своей артиллерии Медина отдал приказ, не заботясь о сохранении корабельного строя, пытаться брать врага на абордаж. Но юркие корабли англичан, ведомые опытными экипажами, всякий раз успевали «увернуться», избегая сцепливания с вражескими судами. Встречный ветер замедлял и без того неповоротливое маневрирование галеонов. Стройные ряды блестевшей кирасами испанской пехоты напрасно ждали возможности ворваться на чужую палубу. Зато пехота была отличной мишенью для английских канониров. К концу дня испанцы потеряли 6–7 своих кораблей; по английским данным, с их стороны все суда уцелели. В ходе непрерывных многодневных боев на английских эскадрах погибло около 150 человек. Армада лишилась 600 человек убитыми и 800 ранеными.

Победа англичан была налицо, хотя победа неполная. К сожалению для испанцев, они не предполагали, что последние выстрелы в бою у Остенде англичане сделали последними ядрами и порохом. На складах больше ничего не осталось. Именно теперь для противодействия возможным планам противника корабли Говарда должны были вернуться к традиционной тактике абордажных схваток. Англия была, по сути, беззащитна.

Испанцы уходят. Но испанский командующий потерял веру в успех. Состояние армады производило удручающее впечатление. И Медина Сидония признал себя побежденным. К вечеру 9 августа флотилия ушла от побережья Фландрии и двинулась на север, опасаясь, что англичане готовят новую засаду в узком месте пролива Па-де-Кале. Герцог Пармский напрасно, погрузив армию на суда, ждал подхода сил прикрытия к Дюнкерку, где сосредоточились готовые к удару силы, избитый, хотя еще способный драться и побеждать, морской собрат по оружию уже покидал стратегический район.

В оправдание испанскому флотоводцу можно, правда, сказать, что казавшийся бесконечно огромным запас боеприпасов испанцы исчерпали на 9/10. Ослабевшие от собственной стрельбы и вражеских ударов корпуса кораблей пестрели пробоинами. Их прочность вызывала сомнения, особенно при ударах о корпуса врагов, неизбежных при бое вплотную. Наконец, отсутствие якорей при посвежевшем по-осеннему сильном ветре, мешало организации погрузки войск. Именно ветер испанцы позже назвали главной причиной провала операции. И они, очевидно, правы, хотя главным виновником, как представляется, был все же Медина Сидония, не рискнувший довести дело до конца.

Англичане, не ожидавшие так легко отделаться, несколько недель оставались в море, ожидая коварного подвоха. Они боялись, что курс армады лежит к берегам Дании или Норвегии, где испанцы пополнят запасы, проведут необходимый ремонт и вернутся. Но планы армады были иными. Ей предстояло проделать долгий путь и, лишь обогнув с севера Британские острова, начать возвращение домой. Акватория, где пролегал маршрут, была испанцами изучена мало, карт не было. Погода стояла – хуже не придумаешь. В результате не боевые потери флотилии на марше десятикратно превысили число кораблей, погибших в сражении. У берегов Ирландии сильный ветер выбросил на отмели несколько уцелевших крупных кораблей. Ирландцы получили нежданную богатую добычу и пленных. Наконец между последними числами сентября и 14 октября уцелевшие 67 кораблей добрались до испанских берегов, вернув домой немногим более 7 тысяч солдат и матросов "Непобедимой армады".

Последствия поражения испанцев. Грандиозный замысел завершился полным и безапелляционным крахом. Поражение армады отнюдь не являлось окончательным финалом испанского могущества и господства на море. Но, оказавшись не в состоянии разгромить врага единым усилием, испанцы вынуждены были включиться в изнурительную морскую гонку. Расходы на соперничество в течение каждого конкретного года были многократно меньшими, нежели затраты на армаду, но по совокупности израсходованных на защиту коммуникаций средств – было больше. Вместо интенсивного развития метрополии и колоний в экономическом отношении, началось строительство крепостей и усовершенствованных галеонов. Именно испанский опыт имел ввиду Мэхэн, когда сказал, что господство на море достигается либо в генеральном сражении полным уничтожением противника, либо не достигается вовсе.

Сохранив присутствие в океане, Британия удержала возможность строить собственную империю, более эффективную, хотя бы потому, что ее создание относилось уже к периоду развития промышленных мануфактур. Англия «снимала» не в пример больше «сливок» с подопечных территорий. Богатства англичан возрастали, а испанцев, напротив, убывали от непомерных расходов на повсеместное поддержание великодержавного статуса. Действия корсаров продолжились, их операции дешево стоили английской казне, поскольку финансировались заинтересованными частными лицами, а доходы от них оседали в банках Альбиона. Не сумев уничтожить базу пиратства и, перейдя к обороне, Испания быстро превысила лимит той части бюджета, которую целесообразно было расходовать на оборону. Как только уровень рентабельности империи сравнялся с ассигнованиями на защиту, Испанский мир покатился к закату, спустя 200 с небольшим лет новым талассократом стала Великобритания.

Это оказалось возможным именно в силу неудачи армады, не справившейся с задачей устранения ближайшего конкурента. Герольдмейстеры Британской империи, в силу специфики профессии, требующей избыточной честности, точности и лаконизма, при чеканке памятной медали поместили на нее фразу из Библии: «Дунул Господь, и они рассыпались». Это определение невольно выдало причины победы, связанной с благоприятствовавшей англичанам стихией. А сам источник слогана поясняет суть дальнейших процессов во всей Европе. Агрессивный протестантизм одержал победу в процессе создания империй нового типа, более интенсивных и прагматичных, чем экстенсивная Испанская империя-образец.

 


► Читайте также другие темы части II «Морские сражения раннего нового времени» раздела «Сражения в Новом и Старом Свете: XVI век»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века