В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Великая армада и английские эскадры. Стоянка в Кале

Испанцы выступают. Долго ли коротко, но в мае 1588 г. армада (так по-кастильски называют любое соединение кораблей) была готова использовать благоприятный сезон и осуществить грандиозный проект, для которого создавалась.

План в основе был таков: флот добирался до французского берега Ла-Манша, где надлежало снестись с военными лидерами «Католической Лиги» Франции, которым надлежало обеспечить захват гугенотского порта Булонь. Там испанцы пополняли припасы, затем приступали к боевой деятельности. Армада захватывала контроль над акваторией Па-де-Кале, перерезала связь Англии и Нидерландов. После чего следовало погрузить на борт Фландрскую армию Испании и высадить ее на берега Альбиона. В этой фазе флоту предстояло взаимодействовать с десантированной армией и подвозить необходимые припасы. Речь об оккупации, по имеющейся информации, вроде бы не шла. Предполагалось склонить англичан к отказу от проводимой политики с созданием соответствующего аппарата гарантий. С целью дезинформации противника на период предварительного развертывания армады Филипп затеял переговоры с англичанами, которые, впрочем, никого в Англии не обманули. Инструмент для этой сложной работы создали серьезный. Армада насчитывала 130 кораблей и судов, как парусных, так и гребных. Несколько специально построенных кораблей имели рекордные для тех времен характеристики. Например, водоизмещение флагманского корабля «Сан-Мартин» превышало 1000 тонн, он нес 52 орудия, в экипаже числилось более 400 человек, не считая десанта. Остальные корабли флагману уступали, но не сильно. Основу флота составляли уникально крупные единицы.

Артиллерийское вооружение эскадры включало более 2400 орудий, для которых припасли 124 тысячи ядер и запас пороха на полмиллиона зарядов. Но не эта мощь считалась основной, по представлениям испанцев, артиллерия играла вспомогательную роль. Главные функции возлагались на 19 тысяч солдат. Кораблям надлежало сцепляться с противником и брать его на абордаж. В идеале получалось что-то в роде острова, на просторе которого было где разгуляться испанской пехоте. Всего, вместе с экипажами кораблей, личный состав армады насчитывал 30500 человек, включая даже монахов. Кстати, коль скоро побеждать предстояло еретиков, то походу придали образ крестового. Отплывали благочинно, исполнив все полагающиеся обряды. Заключая описание, стоит заметить, что «непобедимой» армаду никто в Испании не называл. Эпитет выдумали английские памфлетисты задним числом, издеваясь над неудачливым противником. Последнюю стоянку у родных берегов в Ла Корунье невиданный прежде флот покинул 21 июля 1588 г., устремившись в бой для утверждения испанского владычества.

Британия ждет гостей. Сопоставляя силы сторон, сложившиеся в ходе подготовительных мероприятий, справедливым будет признать: как бы долго не раскачивались испанцы, англичане готовились еще более странным образом. В середине лета «года армады» Елизавета, не доверяя информации о готовящемся вторжении, несколько раз откладывала мобилизационные мероприятия. Государыня отказала в финансировании постоянной разведывательной завесы у берегов Иберийского полуострова, на которой настаивали морской лорд Говард, Дрейк и другие. Заготовка огнеприпасов, пороха и ядер, велась обычными темпами. Войска стягивались к югу страны медленно, служба берегового дозора не наращивалась. Более того, когда стало известно о постановке армады на якорь в Ла Корунье, королева распорядилась демобилизовать флот и сократить финансирование. Чтобы не распускать экипажи, Говард был вынужден несколько недель платить королевским морякам из своего кармана.

Тем не менее, к отражению неприятеля в той или иной мере были готовы чуть менее 200 кораблей с численностью экипажей в 15 тысяч человек. В основном это были коммерческие корабли, приспособленные к боевым действиям. Английские эскадры большей частью состояли из небольших судов; гигантов, подобных испанским, среди них не было.

Специфика боевой подготовки строилась на имеющемся боевом опыте, заметно отличном от тактических схем, принятых противником. Многое повидавшие английские капитаны знали: в абордажной схватке испанская пехота сильнее моряков-корсаров; испанские корабли тяжелее и крепче британских и могут потопить их простым ударом корпуса. Потому главный упор делался на необходимость не допустить испанцев до осуществления любимых приемов. Отсюда специфика комплектования судовых команд, в них доминировали профессиональные моряки, составлявшие 2/3 экипажа. У испанцев в экипаже превалировала пехота; пехотинцы редко могли помочь матросам управиться с парусами, а от количества людей, знакомых с этим хозяйством, зависела быстрота исполнения команд, что в свою очередь обеспечивало скорость и маневренность и без того более легких английских кораблей. Следовательно, капитаны Говарда могли сами выбирать боевые дистанции и избегать абордажных схваток.

Командные кадры силового ядра британской флотилии были профессионалами, в отличие от командиров противника, приходивших на корабли из негоциантов, а то и вовсе из пехоты.

Артиллеристы англичан постоянно числились в составе корабельных команд, хорошо знали правила стрельбы на море. На испанских галеонах пушки обслуживали сухопутные специалисты, понятия не имеющие о способах прицеливания при качке, защиты пороха от сырости и многом другом.

Из этого вытекали некоторые новационные конструктивные особенности английских боевых кораблей. Решив сделать ставку на применение артиллерии, англичане поменяли материальную часть. Пушки были впервые помещены на колесный лафет и их стало легко откатывать для заряжания. Кстати, за счет этого увеличили длину ствола, что обусловило большую дальнобойность и мощь удара. Станки испанских пушек колес не имели, тяжелые конструкции оттаскивали волоком, из-за чего возрастало время, а расчет уставал. Другая разновидность пушек, в основном правда, легких, имела шкворневый станок, «намертво» загоняемый в борт, заряжать их было просто: повернул и сыпь заряд. Но избыточная энергия отдачи приводила в бою к разрушению борта, особенно на коммерческих судах, с конструктивно слабыми корпусами, а именно на такие корабли шкворневые артсистемы, в основном, и устанавливали для экономии времени. Завершала картину последняя английская новинка: широкий орудийный порт. Артиллерийские окошки в бортах английских кораблей не побоялись сделать шире, что увеличило угол наведения пушек. Зато общее число стволов у испанцев было в 2 раза большим. При всем том силы противников были примерно равны. Судьба армады завесила от способности противников реализовать собственные плюсы и нейтрализовать преимущества врага.

В конце июля флотилия Медина Сидония добралась до берегов Корнуолла и была обнаружена противником 29 числа. Дефилируя мимо английского берега, армада шла к острову Уайт, где герцог рассчитывал получить известия от командующего Фландрской армией о том, когда и где начнется погрузка войск на корабли. Однако побережье Нидерландов было перекрыто отрядами гезов, морских партизан, вместе с англичанами ведущих борьбу против испанцев. Гезы помешали доставке координационного сообщения на армаду. Двинуть флот навстречу армии герцог Медина не мог, мешали малые прибрежные глубины. Основа основ любой операции – согласованность – была разрушена.

Тем временем английский флот начал действовать. Базирующееся на Плимуте оперативное соединение – Западная эскадра – вышла в море, скрытно обошла противника и атаковала его с южного направления. Заговорили орудия, но эффективность огня была низкой, и потери сторон были невелики. Первые корабли испанцы потеряли в столкновениях с собственными собратьями. Армада двигалась в плотном строю полумесяца с транспортами в центре и боевыми кораблями по краям. Любая ошибка рулевого или неверное распоряжение об увеличении парусности приводили к катастрофам. Так погибли два галеона, один из которых был захвачен «рыскающим» поблизости отрядом Дрейка. Другой был уничтожен внутренним взрывом и последующим пожаром, в чем не было ни малейшей заслуги англичан.

Стоянка в Кале. Не дождавшись известий Фландрской армии и желая прекратить непрерывные атаки, Медина приказал идти навстречу войскам герцога Пармского. Флот взял курс на Кале. Этот маленький порт, не способный вместить в гавани даже трети кораблей, избрали по необходимости. Английская агентурная разведка сработала точно, предупредив гарнизон Булони о планируемом «Католической лигой Гизов» захвате порта. Гарнизон порта, на который так рассчитывали испанцы, был усилен, в том числе, и кораблями из Англии. Католики отказались его штурмовать. Затея с обретением удобной передовой базы провалилась. Пришлось идти в Кале, губернатор которого ненавидел гугенотов и англичан и почел за честь предложить свои услуги католикам.

Стоянка в Кале была неудобной. Армада разместилась на открытом рейде, где не было убежища от ветра и внезапных атак противника. Но все же, разместив свои силы под прикрытием пушек крепостных бастионов, испанцы смогли перевести дух, получить свежую провизию и воду.

Отдавая дань этим позитивным факторам, приходится констатировать: приход в Кале был ошибкой. На борту армады находилось 18 тысяч отличной пехоты и осадный парк с тяжелой артиллерией, пригодный для штурма сухопутных крепостей. Если бы испанцы не искали путей любой ценой взять на борт еще и армию Пармы, а просто десантировали бы наличные силы, в кризисной ситуации оказались бы англичане. Вся пехота последних находилась в море. На острове, в лучшем случае, оставались крепостные гарнизоны и небольшие силы ополчения, вряд ли способные противостоять таранным ударам вышколенных испанских пехотных колонн. При таком балансе «шах и мат» ставился Лондону за неделю. Но этот шаг был не по силам герцогу Медине. Он нарушил бы королевскую инструкцию, предписывающую десантировать исключительно Фландрскую армию. А герцог был, по свидетельствам современников, человеком дисциплинированным до безынициативности. Парадокс, но главной ударной силой кораблей испанцы считали пехоту. В силу такого инерционного мышления, испанцы не могли допустить и мысли об удалении с кораблей их главного оружия.

До того, как испанцы пришвартовались в Кале, ими был потерян еще один корабль, поврежденный английским огнем и сдрейфовавший к французскому берегу, где разбился о камни. Стоянка в Кале затянулась. Разведка доложила, что движение вдоль мелководного побережья Фландрии до соприкосновения с одноименной армией невозможно. Англичане присоветовали голландцам простое, но эффективное оборонное решение. Суденышки гезов прошли у берегов и собрали все вехи и бакены, обозначавшие сложный фарватер, лишив армаду возможности пройти на мелководье и прикрыть выдвижение погруженной на баржи и плоты армии.

Связи с Пармой по-прежнему не было. Медина и его помощники искали выхода из тупика и бездействовали.

Плавучие костры. Англичане, напротив, намеревались предпринять нечто решающее. Пассивность испанцев возымела решающее значение: пока они отдыхали, эскадры Говарда побывали в своих портах и пополнили почти исчерпанные запасы огнеприпасов. Чтобы враг не расслаблялся, англичане, пользуясь открытым положением армады, в ночь с 7 на 8 августа пустили в ее сторону брандеры. Нервы капитанов сбившихся в кучу галеонов не выдержали, когда из темноты в их сторону двинулись 4 огромных костра. Опасаясь худшего, испанцы сломали строй и бросились врассыпную, при этом перерубив якорные канаты и оставив якоря на дне. Действия испанцев были, в общем, верными. Они ведь не могли знать, что в Англии не хватило пороха, чтобы нашпиговать брандеры разрывными зарядами, способными в щепки разнести окружающие суда в радиусе сотен метров. Впрочем, даже таран обычным плавучим костром мог быть смертелен для одного или нескольких судов. Потому потеря строя была единственным спасением. При этом корабли таранили друг друга и, хотя катастроф не было, наутро десятки судов доложили командующему о повреждениях. Но главное – потеря якорей, заменить которые было нечем, означала провал операции. Действительно, высадку десанта, а тем более погрузку проще осуществить, когда корабль твердо стоит на месте. В противном случае удержание судна на позиции требует изнурительной постоянной работы с парусами. Причем каторжный труд не гарантирует успеха в этом деле. По той же причине пребывание Армады на рейде Кале теперь стало невозможным.

 


► Читайте также другие темы части II «Морские сражения раннего нового времени» раздела «Сражения в Новом и Старом Свете: XVI век»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века