В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Война в Атлантике и Карибском море. Пираты. Фрэнсис Дрейк

Начало конфликта. Цивилизационный конфликт начинался медленно и заметен стал с воцарением на английском престоле королевы Елизаветы в 1558 г. Вернее сказать, с этой даты англичане начали энергично отбиваться. До этого времени противоборство носило стихийный характер. Отлучение Генриха VIII от церкви поставило Англию вне закона, чем воспользовались инициативные подданные других государей, начавшие грабеж еретиков в их собственных водах. Особенно усердствовали испанцы и французы. Однако вскоре выяснилось, что морской разбой, или каперство – «палка о двух концах». Англичане энергично ответили, действуя на важном для испанской экономики морском пути во Фландрию, куда отвозилась для переработки шерсть испанских баранов-мериносов.

Тлеющий конфликт при Елизавете разгорелся. В Лондоне решили бороться и победить. Способ избрали простой и эффективный, исходя из любимой англосаксами доктрины непрямых действий. Начинать надлежало с постепенного ослабления испанцев. Такая задача достигалась относительно легко, следовало лишь перерезать серебряный маршрут через Атлантику и по возможности направить его часть к берегам Альбиона. Елизавета знала людей, способных исполнить ее план. Английские пираты, бандиты морских дорог, талантливые и алчные, романтичные и жестокие стали ее опорой. В обмен на покровительство и возможность проматывать плоды грабежа в английских портах, корсары ковали неспешную, но верную победу Британии.

Пираты. При английском дворе принимали самых известных и удачливых бандитов, вроде совершившего вторую в истории кругосветку, Фрэнсиса Дрейка и ему подобных. Им было обещано прощение грехов и помощь для того, чтобы они с двойной энергией терзали коммуникации испанской сверхдержавы. Для пиратов ковалось оружие и даже новая вера. Протестантизм опирался на доктрину предопределенности, отрицавшую присущую ортодоксальному христианству идею равенства людей перед Всевышним. Священники-англичане утверждали, что люди не равны, что основная масса проклята, а спасение ожидает немногих, причем лишь тех, кто богат и успешен. Слова «любой ценой» не произносились, но додумывались паствой. Пираты уходили в море с убеждением, что вне зависимости от числа загубленных душ, добытый барыш будет свидетельствовать в их пользу на Страшном суде. Алчность стала добродетелью, возведенной в разряд столпа англосаксонской морали. Такое христианство больше смахивало на иудаизм, чем на откровения от Христа, но пиратов это не волновало. Они получили идеологический перевес над противником. Автор отнюдь не считает, что католиков-испанцев вели за моря другие желания, вроде подвигов по обращению индейцев в истинную веру. Смысл оставался тот же – нажива. Но католики были, по крайней мере, обязаны этого стесняться. Англичане своих действий не стыдились.

Английский корабль Мери Роуз
Английский корабль
"Мери Роуз"

При поддержке Англии война в Атлантике и Карибском море обрела новое измерение. Удары пиратов по испанской торговле стали чаще, методичнее, эффективнее. Заметнее стали потери, причем часть доходов, минуя Испанию, начала оседать в Англии, способствуя усилению последней.

Вспомогательный удар Елизавета и ее советники нанесли в Нидерландах. Британия все более явно оказывала помощь силам, борющимся против испанского контроля над этим регионом.

Империя защищается. Мириться с подобными обстоятельствами испанцы не могли и не желали. Принцип профилактики в политике испанскому королю Филиппу II был известен. Он знал, что конкуренцию проще предупредить, чем преодолеть. Лидер обязан атаковать, если не хочет утратить свое положение. Именно атаковать, а не защищаться, отвечая на действия противника. Возводить крепости и форты на американских берегах и сопровождать серебряные караваны эскадрами боевых судов – пассивный и дорогой путь. Такой режим изматывает страну, ведет к изнуряющим, хотя и небольшим потерям, истощению финансов и так далее.

Филипп помнил завещание родителя, указавшего, что мирное владение империей требует обуздания врагов через достижение полной власти над морем. Обстановка благоприятствовала окончательной победе. В 1581 г. Филипп стал, «по совместительству», королем Португалии и повелителем ее колоний. Испанская мощь достигла апогея. Ресурсов для удара по Англии было вдоволь. Повод нашелся быстро, в 1585 г. испанское правительство обложило все английские корабли в имперских водах изрядной пошлиной. Англичане заплатили, но в ответ Елизавета помогла Дрейку собрать эскадру в 21 вымпел и двинула ее в Атлантику.

Сэр Фрэнсис за год ворвался в испанский порт Виго, где всласть пограбил, затем та же участь постигла Канарские острова и, наконец, опорные пункты Испании в Сан-Доминго и Картахене, после чего с богатой добычей корсар вернулся на родину.

В следующем году Филипп создал штаб по выработке плана разгрома англичан. Задание при планировании было решительным: акция больших сил у берегов Британии, затем десант и окончательный разгром противника с ликвидацией «осиного гнезда» мирового пиратства. Возглавил штаб авторитетный флотоводец, маркиз де Санта-Круз. Резюме работы штаба впечатляло: успех гарантировался в случае участия в операции свыше 500 кораблей, включая 200 специальных боевых. Силы десанта определялись в 100 тысяч человек. Оценка предварительной стоимости исключала возможность принятия плана. Потребной суммы в казне сверхдержавы не было. Вернуться к планированию пришлось очень скоро. В 1587 г. англичане казнили Марию Стюарт, считавшуюся креатурой католиков. В ответ в Лиссабоне началась концентрация флота. Испания решилась на удар с использованием всех имеющихся в наличии сил. В испанских портах собирали все пригодные для боевых действий корабли, как королевские, так и конфискованные у частных владельцев, включая иностранцев.

Френсис Дрейк. По гравюре Николая де Лармессена
Френсис Дрейк. По гравюре
Николая де Лармессена

Рейд Дрейка. Приготовления носили слишком масштабный характер, чтобы можно было обеспечить их скрытность. В Лондоне встревожились и приняли меры. Один из тронных советников Хоукинс и фаворит Дрейк потребовали от королевы разрешить превентивный удар для срыва замыслов противника. Они предлагали направить для этой цели все наличные силы. Елизавета противилась. Сговорились на компромиссном варианте. Дрейк получил 4 королевских боевых корабля и деньги на фрахт нескольких купеческих судов. Собрав в Плимуте отряд в 24 вымпела, корсар двинулся на врага. Проигнорировав порты северо-запада Испании, сэр Фрэнсис объявился там, где не ждали. В апреле 1587 г. он атаковал Гибралтарский порт Кадикс. Ворвавшись на рейд, британцы пустили ко дну несколько оказавшихся там кораблей, пригодных для военных целей. Взяли, что могли, затем прошли вдоль португальских берегов, переполошили охрану атлантических коммуникаций врага и через три месяца без потерь в кораблях вернулись в Плимут.

Эффект этого рейда был велик. Санта-Круз, человек обстоятельный, намеревался собрать для похода все, что было возможно. Он с трудом противостоял требованиям монарха ускорить операцию. Теперь его аргументы в споре пересилили, до восполнения кадикских потерь флотилию оставили дома. Англичане выиграли год, в течение коего они копили припасы для грядущего генерального сражения.

Отсрочка имела и другой эффект: зимой 1588 г. адмирал армады маркиз Санта-Круз заболел и умер. Назначенный на его место герцог Медина Сидония, по мнению авторитетных исследователей, куда меньше подходил для отведенной ему роли, что, как считают, предопределило исход испанского начинания.

 


► Читайте также другие темы части II «Морские сражения раннего нового времени» раздела «Сражения в Новом и Старом Свете: XVI век»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века