В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Испания овладевает океаном. Освоение Америки

Испания овладевает океаном. Первой хозяйкой морских коммуникаций в эпоху нового времени стала Испания. Обстоятельства обретения ею океанского владычества известны, очевидно, каждому. В 1492 г. один генуэзец, авантюрист и мечтатель, втерся в доверие к испанской королеве Изабелле. Пользуясь хорошим настроением последней, возникшим по причине удачного очищения ее владений от мавров, энергичный подданный выбил деньги на морской «шоп-тур» в сторону известной товарным изобилием Индии. Отчитаться за командировочные при столкновении с формализмом бухгалтеров королевы он бы, вероятно, не смог. Поскольку дукаты израсходовал явно не по назначению и в Индию не попал. Впрочем, придираться к нему не стали, коль скоро определенный результат все же был. Авантюристу повезло: он открыл нечто совсем новое, а именно – Америку.

Серия успешных рекогносцировок на Запад через Атлантику показала: коммерция в Новом Свете может быть успешной. И занялись ею плотно, поскольку рентабельность была особенно высокой, ибо платить за товары никто не собирался. До 1492 г. Испания вела непрерывную освободительную войну, продолжавшуюся лет 700. За это время сформировалась огромная масса почти профессиональных солдат, умеющих только воевать. Но вот война кончилась. Переходить к добыче пропитания в поте лица после «развеселой житухи» у полевых костров многим бойцам реконкисты не хотелось. Тут и подвернулся Колумб с его перспективным открытием. Соответственно кадры для экспансии нашлись в изобилии. Освоение Америки, несмотря на незаинтересованность официальных государственных структур, пошло рекордными темпами.

Частная инициатива неистребима. Спустя менее полусотни лет разведанные территории освоили достаточно для извлечения доходов. Местное население оказалось неконкурентноспособным, за что и поплатилось, причем в самом прямом смысле – сначала кровью, затем ресурсами. Испанцы не были одиноки в деле освоения Нового Света, но такого запаса остаточной агрессивности, характерной для массовой психологии после военных периодов, другие страны Европы не имели. Потому испанцы лидировали с большим отрывом при создании первой всемирной империи, опираясь на которую строился первый иерархичный миропорядок с Испано-Австрийскими Габсбургами во главе.

Серебряная река. Эксплуатировались имперские территории весьма просто. Примитивная экономика метрополии не нуждалась в каких-то особых видах ресурсов, добыча которых требует создания сложной инфраструктуры. Огромный товарооборот, как в случае с одновременно протекавшим проникновением португальцев в Индию, тоже не предусматривался, поскольку низкий уровень общественного устройства аборигенов позволял обойтись вовсе без обмена материальными благами. В результате в колониях извлекали лишь наиболее ликвидные товары, в основном те, что в силу функциональной особенности являются по совместительству платежным средством. Принято считать, что в Испанию потекла через океан «золотая река». На самом деле ее цвет был иным. Золота в Латинской Америке не намного больше, чем на других континентах. Потому, когда конкистадоры разграбили лежащие на виду золотые клады, принадлежавшие центральноамериканским цивилизациям, поток главного стоимостного мерила принял скромные размеры. Иное дело серебро, его оказалось достаточно для организации добычи. Причем местные прежде его ценностью не считали и запасов не трогали.

Потому первый в истории трансатлантический конвейер выглядел просто. В колонии – грузы, потребные для военно-административного аппарата: пушки, порох, пополнения и начальники, призванные обеспечить учет интересов короны, плюс кое-какие товары для европейских потребителей. Из колоний – серебро в слитках, далее по мелочам: пряности, диковинки, сырье для парфюмеров и прочее в таком роде.

Серебряный поток в сочетании с остаточной военной мощью реконкисты и династическое влияние в Европе быстро сделали Испанию своего рода сверхдержавой. Появилась возможность влиять на положение дел в Старом Свете. Естественно, с целью обеспечить режим максимального благоприятствования для самих себя. Мировую и, отчасти, европейскую экономику и торговлю, испанские Габсбурги под себя подмяли. Произвели революцию цен, главным образом потому, что могли платить за товары в разы больше остальных. Под прямым административным контролем ветвей габсбургской фамилии находилось более трети территорий, относимых к Центральной и Западной Европе. Конкуренты были ослаблены. Им оставалось смириться и вписываться в систему Испанского мира, либо – перейти к перманентной тяжелой борьбе.

Сверхдержава. Бороться было трудно. Военный и политический авторитет испанских Габсбургов базировался на прочном фундаменте. Испанцы отбросили турок в Восточное Средиземноморье, обеспечив себе и Европе возможность пользоваться западной частью цивилизационной колыбели. Не знавшая равных, пользующаяся превосходной организацией испанская пехота считалась непобедимой. Ее контингенты размещались от Африки до Фландрии, окружив французов, угрожая англичанам и контролируя голландцев. Испанский флот, самый многочисленный в мире, переживал революцию. От гребных судов, обеспечивших победу при Лепанто, перешли к строительству крупнейших по тем временам многочисленных галеонов, призванных обеспечить масштабные перевозки через Атлантику. Возросшее водоизмещение кораблей позволяло увеличить полезную нагрузку, разместить многочисленные пушки и мощные отряды пехоты, обученной абордажному бою. Совершенствовалось парусное вооружение, дабы обеспечить приемлемую маневренность и скорость больших высокобортных кораблей, корпуса которых были сами своего рода парусом. Пришлось усложнить парусное хозяйство за счет увеличения количества и специализации полотняных крыльев.

Рискованность схватки с лидером усугублялась его моральным авторитетом. Католическая церковь сделала испанских Габсбургов главными выразителями интересов папской власти. Мадрид покровительствовал кардиналам, те обеспечивали идеологическую поддержку испанских начинаний. За сопротивление испанской воле запросто можно было «огрести» отлучение и обвинение в ереси, при таком раскладе – недалеко и до костра.

Впрочем, в XVI в. контроль над информационным пространством Старого Света был уже неполным. Реформация вырвала часть народов Европы из-под идеологической власти Рима. Идейные перемены как раз и позволили начать борьбу против Pax Hispanico. Так уж повелось, что смена миропорядка, преследуя целью передел ресурсов, превращается в борьбу идеологий и носит характер конфликта цивилизаций. Пробежимся по примерам. Англичане поменяли испанский порядок на свой, под лозунгом свободы воли и совести человека от католического мракобесия. Англичан столкнули с пьедестала американцы, предлагавшие свободу выбора колониальным народам Азии и Африки и создание общего рынка с равными правами. Эту систему неудачно атаковал Советский Союз, поднявший на знамена предложение социальной справедливости и отказа от эксплуатации человека человеком. Такова этика: человеческая натура требует оправдания своих действий по переделу материальных возможностей. За идею умирают охотнее, чем когда ее нет. Христианское мировоззрение сделало нас совестливыми. Не всех, конечно, но многих.

Предопределенное соперничество. Вот случай с борьбой Европы против испанцев как раз и был первым примером столкновения цивилизационных наборов ценностей в новое время. С этой борьбы оно – это время, собственно, и началось.

Главный соперник испанцев определился как бы сам собой. Португальцы, замахивающиеся на построение собственной империи, не годились. Их интересы лежали в другом океане, Индийском, а метрополия находилась слишком близко к мировладельцам, да и этническая близость вкупе с религиозной подталкивала скорее к унии, чем к вражде.

Франция переживала не лучшие времена, в стране шла религиозная гражданская война католического большинства с протестантами, что исключало решительную борьбу с единоверцами. Да и сил не было: внутренние войны – вещь изнурительная.

Скандинавов поглощали балтийские политические перипетии. Россия в списке дееспособных держав в ту пору не фигурировала. Прочая Европа управлялась родней испанских монархов. И по-родственному чем могла – помогала. Оставались англичане. Их интересы в Атлантике были очевидны и проистекали уже из обычной оборонной политики островного народа. Идеологически к началу борьбы Британия была свободна, так как ее отношения с руководством римско-католической церкви были давно и надежно испорчены. Объективно обусловленное энергичное развитие промышленности требовало изменения торгового режима в Европе. Словом, к началу борьбы подталкивали множественные прямые и косвенные причины.

 


► Читайте также другие темы части II «Морские сражения раннего нового времени» раздела «Сражения в Новом и Старом Свете: XVI век»:

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века