В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

23. Фарсал: победа Цезаря над Помпеем

Первоначальные планы. После этого Цезарь решил оставить морской берег у Диррахия, столь несчастливый для него, и перевести войско в Грецию, куда еще раньше он направил легион для сбора продовольствия. Этому легиону грозила участь быть отрезанным и уничтоженным. Кроме того, в Македонии находилась часть войск Помпея, и было соблазнительно обрушиться на них с превосходящими силами и разгромить. Ни Цезарю, ни Помпею, действовавшим с максимальной быстротой, не удались их первоначальные планы, и отрезанные от них корпуса благополучно соединились с главными силами. Обе армии расположились лагерем на разных берегах реки Энипей, протекавшей по широкой равнине у фессалийского города Фарсала, примерно в шести километрах один от другого.

Роковое решение Помпея. Для Помпея после выигранных им при Диррахии боев самым правильным и сейчас было не торопиться с генеральным сражением. У него было несколько возможностей добиться истощения сил Цезаря и только затем обрушиться на него. Однако все эти возможности использованы не были. Этому препятствовал, во-первых, моральный подъем в его войске, горевшем желанием добить, казалось бы, наполовину уже поверженного противника.

Во-вторых, бывшие в его лагере сенаторы обвиняли своего полководца в том, что он намеренно затягивает уже выигранную войну, чтобы подольше упиваться властью над таким количеством видных лиц и союзных царей. Помпея язвительно именовали "Агамемноном" и "царем царей". Его сторонники начали уже ссориться из-за дележа государственных должностей в Риме, пока принадлежавших самому Цезарю и лицам из его окружения. В конечном счете Помпей, фактически против своей воли, принял роковое для себя, своей армии и своего дела решение, сказав перед боем друзьям, что этот день, кто бы из двух ни победил, навеки послужит для римлян началом великих бедствий.

Тактика Цезаря. Что касается Цезаря, то он, безрезультатно прождав сражения несколько дней с тех пор, как противники оказались в виду друг друга, решил, по его собственным словам, "сняться с лагеря и постоянно быть в походе: он рассчитывал облегчить себе частой переменой лагеря и движением по многим местностям добывание провианта, а также во время самого похода улучить какой-нибудь удобный момент для сражения и, наконец, утомить ежедневными передвижениями войско Помпея, непривычное к тяжелому труду". 9 августа 48 г. до н.э. был уже дан сигнал к выступлению, как вдруг цезарианцы заметили, что войско Помпея, выстроенное в боевой порядок, продвигается вперед от своего лагерного вала. Тогда Цезарь заявил своим солдатам: "Надо нам в настоящее время отложить поход и думать о сражении, которого мы всегда хотели. Будем всей душой готовы к бою: позже нелегко нам будет найти удобный случай".

Численность армий. По данным Цезаря, в боевых порядках Помпея было 45 тысяч легионеров и 2 тысячи добровольцев-ветеранов, всего 110 когорт. Остальные 7 когорт охраняли лагерь и близлежащие укрепления. Правый фланг Помпея был защищен ручьем с обрывистыми берегами, обойти его противник не мог. Поэтому Помпей сосредоточил всю конницу и легкую пехоту на левом, планируя опрокинуть здесь в несколько раз меньшую по численности конницу Цезаря и зайти в тыл его правому флангу.

Цезарь вывел из лагеря свои 80 когорт (20 тысяч человек, по его собственным словам) и выстроил их для боя, как обычно, в три линии. Семь когорт он оставил для охраны лагеря. Заметив, как выстроено войско противника, Цезарь, опасаясь обхода своего правого крыла неприятельской конницей, решил приготовить противнику сюрприз, который в дальнейшем и обеспечил ему победу.

Неожиданный ход Цезаря. Приказав третьей линии не вступать в бой до его сигнала, он взял из нее шесть когорт (по одной от легиона) и образовал из них четвертую линию, развернув ее перпендикулярно остальным трем. Воинов этих когорт он специально предупредил, что именно от их храбрости зависит победа в предстоящей битве, и советовал в сражении против конницы не метать пилумы, как обычно, а колоть ими вражеских всадников в лицо. Свою конницу, сильно уступавшую по численности помпеянской, он перемешал по германскому обычаю с легкой пехотой и самыми опытными легионерами. Этому смешанному корпусу был дан приказ при атаке неприятельской кавалерии начать отход, не принимая боя, а затем, в условленный момент, перейти в контратаку.

Из рассказа Цезаря. Цезарь рассказывает: "Между обоими войсками было ровно столько места, сколько необходимо для взаимной атаки. Но Помпей отдал приказ ждать атаки со стороны Цезаря, не двигаясь с места, и дать его фронту растянуться. …При этом он надеялся, что неприятельские копья будут причинять меньше вреда, если солдаты останутся в строю, чем если сами пойдут навстречу неприятельским залпам; а вместе с тем солдаты Цезаря от двойного пробега изнурятся до полного изнеможения.

Но, по нашему мнению, Помпей поступил без всяких разумных оснований: ведь у всех людей существует как бы врожденная возбудимость и живость, которая еще больше воспламеняется от желания сразиться. Этот инстинкт полководцы должны не подавлять, но повышать".

Тактика Помпея. Как бы то ни было, на первой фазе боя для своей пехоты Помпей избрал оборонительную тактику. Он рассчитывал, что цезарианцы, рассчитывая на встречный бой легионов, не встретят неприятеля на полпути и, задыхаясь, врассыпную добегут до его первых рядов, чтобы встретиться с сомкнутым строем помпеянцев. В таком случае бой тяжелой пехоты должен был быть выигран Помпеем, тем более что каждая его боевая линия насчитывала десять рядов в глубину, т.е. всего тридцать, тогда как на них должны были броситься цезарианцы без своей третьей линии. Получается, что глубина строя атакующих составляла двадцать рядов, т.е. в полтора раза меньше, чем у оборонявшихся.

Римляне против римлян. Когда все приготовления были завершены, над полем будущего смертного боя на время воцарилась тишина. Аппиан рассказывает: "Когда уже все было готово, противники еще долгое время оставались неподвижными в глубоком молчании, все еще только собираясь и медля, глядели друг на друга, которая из двух сторон первая начнет битву.

Большинство было преисполнено жалости, ибо никогда еще до сих пор италийское войско в таком количестве не сталкивалось друг с другом, подвергаясь одной опасности, и, будучи избранными храбрецами обоих лагерей, они жалели друг друга, в особенности потому, что видели, что италийцы идут против италийцев.

При приближении бедствия честолюбие, воспламеняющее и ослепляющее всех, погасло и перешло в страх; размышление очистило их от тщеславия, взвешивало опасность и вину, по которой два мужа спорили друг с другом из-за первенства и подвергали опасности свое счастье; два мужа, которые при поражении не смогут быть даже последними, подвергают опасности такое количество благородных мужей. Им пришло на ум, что они были до сих пор друзьями и родственниками и много друг другу способствовали в славе и силе, а теперь несут они мечи один против другого и ввергают подчиненные им войска в подобное же беззаконие, ведя друг на друга единоплеменников и граждан, соплеменников и сородичей, иногда даже и братьев.

И это имело место в этой битве, ибо много противоестественного случилось, когда неожиданно столько тысяч из одного народа пришли в столкновение друг с другом. Каждый из вождей при этой мысли преисполнился раскаяния, которое, однако, при настоящем положении дела было бессильно; и, сознавая, что этот день сделает одного из них или первым или последним на всей земле, они медлили приступить к такому рискованному шагу. Говорят, оба вождя даже прослезились".

Бой под Фарсалом в 48 г. до н.э.
Бой под Фарсалом в 48 г. до н.э.

Начало сражения. Отдав дань чувствам, оба военачальника почти одновременно дали сигнал к началу сражения. Конница Помпея, поддержанная легкой пехотой, атаковала кавалерию Цезаря; та, вместо того, чтобы ввязаться в безнадежную схватку, подалась назад, оставив, как казалось, открытым для обхода правый фланг всех трех боевых линий цезарианцев. Но, как только правое крыло Цезаря было обойдено, он дал сигнал шести когортам четвертой линии, и те стремительно бросились в атаку на неприятельскую конницу, нанося удары в лицо всадникам.

Одновременно перемешанная с пехотой конница Цезаря прекратила отход и перешла в контратаку. Всадники Помпея не выдержали комбинированного удара, к тому же нанесенного в самый невыгодный для них момент, когда они развертывались для обхода, и бежали с поля боя вообще, оставив свою легкую пехоту без прикрытия. Истребив ее, корпус кавалерии и пехоты Цезаря, в свою очередь, начал обход левого крыла противника и, завершив маневр, ударил ему в тыл. Впрочем, по замечанию самого Цезаря, некоторое время помпеянцы упорно и стойко оборонялись.

Рукопашный бой. Цезарь, чтобы закрепить обозначившийся успех, отдал приказ двум первым линиям своего строя предпринять фронтальную атаку. Легионы двинулись вперед ускоренным шагом, перешедшим в бег. Но, когда они увидели, что противник стоит неподвижно, то остановились примерно на середине того расстояния, что отделяло их от помпеянцев, а затем, передохнув, вновь начали движение и, метнув пилумы, выхватили мечи и схватились с врагом врукопашную. Некоторое время кипел бой, тем более упорный, что легионеров Помпея было гораздо больше, чем воинов первых двух линий Цезаря, предпринявших атаку. Но Цезарь верил, что его ветераны смогут держаться при любых обстоятельствах против гораздо более сильного противника, а сам тем временем произвел обходный маневр.

Решающий момент. Наиболее опасным было положение левого крыла Помпея, атакованного с тыла и фронта. Но командовал им Лабиен, бывший легат Цезаря, самый талантливый из его военачальников, в начале гражданской войны перешедший на сторону врага. Можно не сомневаться, что он сделал все, чтобы спасти положение. Есть предположение, что командование помпеянцев, увидев опасность для своего левого фланга, попыталось ее устранить, выстроив часть пехоты своей третьей линии позади фронта тоже под прямым углом. Однако для этого уже не было времени, и к тому же началась схватка первых линий с фронта. Таким образом, предпринятая попытка перестроения не увенчалась успехом и только усугубила обозначившуюся на левом фланге войска Помпея неразбериху.

В конечном счете главным оказалось то обстоятельство, что вся армия Помпея была связана боем, тогда как Цезарь сохранил свою третью линию в резерве. Дав сигнал к отступлению двум первым, уже утомленным линиям, он двинул в бой свежие когорты третьей. Этой атаки помпеянцы уже не смогли выдержать и обратились в бегство.

Штурм лагеря помпеянцев. Поле боя осталось за цезарианцами, вражеская армия в панике бежала в лагерь, куда уже удалился Помпей. Цезарь решил не повторять ошибки своего противника, допущенной при Диррахии, и отдал приказ, несмотря на полуденную жару и утомление войска, завершить сражение штурмом неприятельского лагеря. Хотя гарнизон стойко защищал его, но общая паника и дружный натиск цезарианцев сыграли свою роль: после непродолжительного сопротивления, лагерь был взят, Помпей бежал через другие ворота, его армия рассеялась по окрестным горам и вскоре в большинстве своем сдалась победителю.

Римские легионеры в атаке
Римские легионеры в атаке

Потери. Если верить Цезарю, он сам потерял в битве при Фарсале не более 200 солдат и 30 центурионов, тогда как потери Помпея составили 15 тысяч убитыми и 24 тысячи взятыми в плен. Эти цифры принято считать недостоверными: во все времена любой военачальник старается преуменьшить потери своей стороны и преувеличить – противника. Однако поскольку сохранились лишь те данные, что содержатся в мемуарах самого Цезаря (они сохранились) и его офицеров (они утрачены, но античные авторы пользовались и их данными), вопрос приходится оставить открытым.

Значение победы. Военные и политические последствия победы Цезаря при Фарсале были огромны. Неприятельская армия была рассеяна, ее командующий, самый авторитетный политический противник Цезаря, бежал и вскоре погиб. Провинции и зависимые царства Востока поспешили признать власть победителя.

Борьба против Цезаря после Фарсала. Но борьба еще не была закончена, после Фарсала она длилась еще почти три года и принимала все более ожесточенный характер. Это и понятно: случайные попутчики (например, Цицерон) помпеянцев отсеялись, воспользовавшись официально объявленной политикой "милосердия Цезаря", остались непримиримые враги самого Цезаря или монархического строя, за установление которого тот боролся. Цезарь, установив контроль над восточными провинциями и поставив править Египтом Клеопатру, был вынужден участвовать еще в двух крупных военных кампаниях: африканской 46 г. до н.э. и испанской 45 г. до н.э.

Только после этого он стал повелителем всей Римской державы (мелкие очаги сопротивления не в счет). Однако упиваться своей безграничной властью ему пришлось всего несколько месяцев: в мартовские иды (15 марта) 44 г. до н.э. он пал под мечами заговорщиков, которых возглавляли Брут и Кассий, бывшие сторонники Помпея, помилованные Цезарем после Фарсала.

 


► Читайте также другие темы части V "Сражения эпохи гражданских войн в Риме: I в. до н.э." раздела "Ближний Восток, Греция и Рим в древности":

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.