В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

20. Рим и Парфия: начало противостояния

Владения и границы римского государства к середине I в. до н.э. Победы над Карфагеном превратили Рим в морскую державу и позволили подчинить себе территории Северной Африки. Со времен Гая Мария римляне сумели сделаться полными владыками эллинистических государств, присоединили себе Сирию.

Восточным соседом Римской державы стало теперь огромное Парфянское царство, возникшее еще в III в. до н.э. на большей части государства Селевкидов. Граница между двумя великими державами установилась по Евфрату: Месопотамия принадлежала парфянам, а к западу от нее находилась Сирия, ставшая теперь римской провинцией.

Помпей, Цезарь, Красс. В середине I в. до н.э. эти три деятеля пользовались в Риме большим авторитетом. Они мечтали о первых ролях в государстве, новых завоеваниях, славе, почете. Вначале они соперничали друг с другом, потом договорились действовать сообща, создали "союз трех мужей" (триумвират). "Союз меча, ума и кошелька", – остроумно назвал их один историк.

Помпей считался первым полководцем Рима: это он только что закончил победные войны на востоке. Цезарь тоже успел заявить о себе: он за несколько лет покорил племена галлов, жившие к северу от римских границ, и присоединил к владениям государства новые огромные территории. Воины его боготворили, а награбленные богатства позволяли приобретать сторонников в Риме.

Красс испытывал по отношения к Помпею и Цезарю сложные чувства, но главными из них были зависть и стремление превзойти их военные достижения. Сам он мог похвастаться только разгромом восставших рабов, которыми предводительствовал знаменитый Спартак, но это было в далеком уже 71 г. до н.э. и, с римской точки зрения, не могло быть славным подвигом: война с беглыми рабами считалась позором для римского оружия.

Красс в Сирии. Поэтому Красс решил одним ударом превзойти обоих коллег по триумвирату и занять первенствующее положение в Риме. Надо было спешить: ему шел уже седьмой десяток, и неизвестно было, сколько времени еще отпустили ему боги. Получив после своего второго консульства (55 г. до н.э.) управление Сирией, новой римской провинцией, созданной Помпеем, он немедленно отбыл туда с набранными им в Италии войсками. Присоединив их к тем, что находились в Сирии, он получил мощную армию из девяти легионов, пятитысячной конницы и 4 тысячи легкой пехоты. С таким войском Красс вознамерился двинуться в поход против Парфии и пронести римских орлов по стопам Александра Македонского, кумира всех завоевателей прошлого и настоящего.

Начало. Напомним, граница между Римом и Парфией шла по реке Евфрат. В 54 г. до н.э. римляне навели мост через Евфрат, и Красс беспрепятственно переправил войско на парфянскую сторону реки. Поначалу ему сопутствовала удача: греческие города северо-запада Месопотамии один за другим переходили на его сторону. Дело в том, что население этих городов, основанных Александром или Селевкидами, ненавидело парфян, а в римлянах видело родственный народ и встречало их как освободителей.

Римский всадник
Римский всадник

Ошибка или стратегия? Но вслед за тем Красс сделал первую крупную ошибку (если, как говорит Плутарх, не считать самой роковой ошибкой весь этот поход). Вместо того, чтобы продвинуться вперед и занять Вавилон и Селевкию, крупнейшие города Месопотамии, неизменно враждебные парфянам, он вернулся в Сирию на зимние квартиры, оставив в занятых им городах гарнизоны – 7 тысяч пехоты и 1 тысячу конницы. Тем самым он дал врагу время как следует подготовиться к военной кампании будущего года.

Однако возможно и иное объяснение стратегии Красса: не зная возможностей противника и не рискуя углубляться в бескрайние пределы Парфянского царства, он стремился привлечь главные силы парфян из глубины их державы поближе к Евфрату и разгромить в генеральном сражении. В течение осени и зимы римский наместник занимался своим излюбленным делом – выколачиванием денег из жителей провинции, причем не брезговал и грабежом храмов. В то же время он старался приобрести себе союзников против парфян, вступив в соглашение с царем Армении Артаваздом и вождем одного из арабских племен Абгаром, который имел репутацию союзника римлян и личного друга Помпея.

Парфянское посольство. Наступила весна 53 г. до н.э. К Крассу, который стягивал в одно место войска после зимовки, прибыло парфянское посольство, которое заявило: "Если войско послано римским народом, то война будет жестокой и непримиримой, если же, как слышно, Красс поднял на парфян оружие и захватил их земли не по воле отечества, а ради собственной выгоды, то Арсак воздерживается от войны и, снисходя к годам Красса, отпускает римлянам их солдат, которые находятся скорее под стражей, чем на сторожевой службе".

Красс надменно ответил, что даст ответ царю в Селевкии, столице Парфянского царства. Глава посольства засмеялся и, вытянув руку ладонью вверх, сказал: "Скорее тут вырастут волосы, Красс, чем ты увидишь Селевкию". После этого посольство возвратилось к своему владыке с известием о том, что предстоит война.

Враждебность парфян к гарнизонам. Вскоре до Красса стали доходить известия о многочисленных нападениях парфян на оставленные в городах Месопотамии римские гарнизоны. Прибывшие оттуда посланцы рассказывали страшные вещи: "Они видели собственными глазами целые скопища врагов и были свидетелями сражений, данных неприятелем при штурме городов. Все это они передавали, как водится, в преувеличенно страшном виде, уверяя, будто от преследующих парфян убежать невозможно, сами же они в бегстве неуловимы; будто их диковинные стрелы невидимы в полете и раньше, чем заметишь лучника, пронзают насквозь все, что ни попадается на пути; а вооружение закованных в броню всадников такой работы, что копья их все пробивают, а панцири выдерживают любой удар. Солдаты слышали это, и мужество их таяло".

Варианты похода. Однако Красс твердо решил продолжать войну. Римская армия вновь перешла Евфрат, и после этого Красс распорядился разрушить мост, чтобы, как он сказал, никто из солдат не вернулся назад. Слова эти произвели тягостное впечатление на войско, но командующий пренебрег этим и не стал объяснять, что он имел в виду.

После переправы перед Крассом стоял выбор: можно было либо двигаться на юг вдоль реки, которая тем самым надежно прикрывала бы правый фланг войска. Затем, дойдя до Южной Месопотамии, войско могло повернуть на восток и одним броском достичь Селевкии, которая, как следовало из заявления Красса парфянским послам, была целью кампании этого года.

Второй вариант горячо отстаивал мнимый римский союзник Абгар, племя которого контролировало караванную дорогу от Евфрата до Тигра на севере Месопотамии. Абгар уверял, что парфяне не осмелятся сразиться с главными силами римлян и надо поторопиться, чтобы от Красса не ускользнула добыча: парфяне, мол, намерены увезти свои сокровища в восточную часть державы, где добраться до них будет гораздо сложнее.

Неожиданно был предложен и третий вариант. В римском лагере появился армянский царь, который убеждал Красса вторгнуться в Парфию с севера, через Армянское нагорье. В горах Армении парфяне не могли использовать тяжелую конницу, свою главную силу, римляне же продвигались бы среди дружественного населения, об их снабжении обещал позаботиться сам царь. Артавазд предлагал в случае принятия Крассом такого решения предоставить римлянам 16-тысячный корпус конницы и 3-тысячный – пехоты, причем брал их содержание на себя.

Но римский командующий уже принял роковое для себя и своей армии решение: "Красс остался очень доволен расположением царя и его щедрой помощью, но сказал, что пойдет через Месопотамию, где оставлено много храбрых римских воинов". Римское войско двинулось на выручку своих гарнизонов в осажденных парфянами городах.

Римские легионеры на марше
Римские легионеры на марше

Роковое решение. Поначалу оно шло вдоль Евфрата. Разведка стала приносить странные известия, будто парфяне повсюду снимают осаду городов и уходят в неизвестном направлении. Красс заколебался и решился созвать военный совет. На нем выступил его квестор Кассий (будущий убийца Юлия Цезаря) и предложил, пока не поздно, либо остановиться в одном из занятых римскими гарнизонами городов, пока не будет получена надежная информация о противнике, либо, если это окажется невозможным, продолжать продвижение на ют вдоль Евфрата, что давало римлянам сразу несколько преимуществ. Однако Красс, убежденный Абгаром в том, что парфяне бегут, принял решение преследовать их, чтобы не допустить соединения войска, которым командовал сурена (так у парфян называлась должность главнокомандующего) с главными силами под предводительством самого Орода.

В действительности же собранное парфянами войско было разделено на две части с другой целью: пехота, на которую царь не особенно надеялся, была отправлена против Армении, а основная часть конницы сосредоточена против римлян. Абгар был подослан в римский лагерь с целью завлечь Красса как можно дальше на восток, и со своей задачей справился, после чего исчез.

Утомительные марши. Стояла майская жара. Армия шла форсированным маршем и начинала испытывать утомление от зноя и жажды, хотя пустыня еще не начиналась: эта часть Месопотамии имела города, источники воды и богатую растительность. Красс, надеясь быстро настичь парфян, вел войско длинными переходами, не давая времени отдохнуть. Но дни проходили, утомительный марш продолжался, а врага не было видно. Красс начал нервничать. Он не хотел возвращаться назад и в то же время боялся слишком уйти вперед.

Однажды к нему прибыли послы армянского царя, чтобы предупредить, что тот не сможет прислать обещанное войско: в его царство вторглись парфяне. Артавазд вновь советовал идти через Армению и убеждал римлян, если они отвергнут этот план, избегать пустыни или равнин, где было удобно действовать парфянской кавалерии. Вместо того, чтобы последовать этому совету, Красс оскорбил послов, заявив, что по окончании войны накажет их царя за измену. После этого он отдал приказ продолжать движение.

 


► Читайте также другие темы части IV "Римские войны и сражения эпохи Республики" раздела "Ближний Восток, Греция и Рим в древности":

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.