В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

13. Исс: гений Александра Македонского расправляет крылья

Македоняне в Малой Азии. Победа при Гранике отдала в руки македонян всю Малую Азию, сопротивление им оказали лишь немногие города, в которых были сильные персидские гарнизоны. Александр планомерно занимал одну сатрапию за другой, остановившись на зиму в городе Гордии, который в древности был столицей Фригии (именно здесь имел место знаменитый эпизод с "гордиевым узлом").

Мемнон против Александра. Однако дальше ситуация стала осложняться: Мемнон, в правоте которого персов убедил проигрыш первого сражения, был назначен главнокомандующим и получил возможность действовать против Александра так, как он считал нужным. Персидские деньги рекой полились в Грецию для подготовки там восстаний против македонян. Персидские гарнизоны прибрежных малоазийских городов упорно сопротивлялись, а сам Мемнон во главе флота стал подчинять власти персов один остров Эгейского моря за другим. Те немногочисленные корабли, что сопровождали войско Александра в походе, не могли соперничать с персидскими. Поэтому македонский царь отпустил их на родину и все надежды возлагал на свою армию и выигрыш нового сражения.

Смерть Мемнона и болезнь Александра. Неизвестно, как развернулись бы события дальше, если бы Александру вновь не улыбнулась удача: неожиданно заболел и умер Мемнон – единственный вражеский военачальник, которого македоняне по-настоящему опасались. Вскоре персидские силы были отозваны из Эгейского моря: царь Дарий III решил лично вести войну против Александра и собирал все силы в один кулак.

Узнав от своих разведчиков о приближении огромной армии персов, Александр из глубины Малой Азии направился на юг, в Сирию. Однако, искупавшись в летнюю жару в ледяной воде горной реки, он заболел тяжелой формой пневмонии и много дней находился между жизнью и смертью. Наконец молодой организм справился с болезнью. Пока царь болел, македонская армия стояла на месте.

Персы в ожидании. Тем временем персы на равнинах Северной Сирии поджидали своего противника. Но Александра все не было, и персидский царь решил, что противник его боится (Дарий III был настолько уверен в победе, что взял с собой на войну всю свою семью: мать, беременную жену, маленького сына и двух дочерей). По его приказу персидское войско двинулось навстречу противнику – Дарий не собирался спокойно смотреть, как македоняне хозяйничают в Малой Азии. Он опасался, как бы Александр не ускользнул от него. На это опасение один беглец из Македонии, находившийся при нем, ответил: "На этот счет, царь, будь спокоен! Он сам пойдет на тебя и, пожалуй, уже идет".

Враг в тылу македонян. Александр, справившись с болезнью, немедленно выслал Пармениона с македонским авангардом захватить горные проходы, которые вели из малоазийской области Киликия в Северную Сирию. Задача была выполнена, и вся армия, пройдя по узкой приморской долине у города Исс, оказалась в Сирии и расположилась там лагерем. Но здесь Александр с удивлением узнал, что персы ушли в Киликию, по другой дороге форсировав тот же горный хребет, через который прошел и он. Чтобы проверить сведения, тридцативесельное судно морем отправилось в разведку. Вернувшись, разведчики доложили все подробности расположения персов. Македоняне оказались в очень опасном положении: враг находился в их тылу, пути сообщения были перерезаны, отступать после неудачного сражения, даже малозначительного, было некуда.

В свою очередь, Дарий, дойдя до Исса, узнал, что Александр только что был здесь. Он тоже немедленно пошел назад и стал лагерем у речки Пинар, поджидая здесь Александра. Персы намеренно не перекрывали все горные проходы, хотя располагали такой возможностью: они хотели выманить македонян в долину Исса и здесь разделаться с молодым наглецом, который осмелился мечтать о победе над великим царем.

Фронт Дария. Дарий и его советники, уже знакомые с тактикой македонян по Гранику, решили в начале битвы обороняться. Их фронт был обращен на юг и был прикрыт речкой Пинар, обрывистые берега которой были дополнительно укреплены палисадами. Правый фланг персов доходил до морского берега, левый упирался в горный склон, так что окружить их было невозможно. По этому склону на врезавшийся в долину перед основной позицией персов горный выступ был выдвинут вперед сильный отряд с задачей ударить по македонянам с фланга и тыла во время их атаки.

В своем верхнем течении Пинар, пересекающий долину Исса, находится в узких скалистых берегах, практически непреодолимых ни для пехоты, ни для конницы. Лишь последние 1600 м, хотя и с трудом, но могут быть форсированы пехотой, из них примыкающие к морю 500 – также и конницей. Учтя характер местности, персидское войско и выстроилось для боя. Основная масса их конницы была сосредоточена на правом фланге, у моря, к ней примыкали греческие гоплиты-наемники, слева от них стояла тяжелая пехота кардаков. Персидские лучники были распределены вдоль всего берега реки, чтобы расстреливать противника, который будет пытаться ее форсировать. Сам царь, как велел персидский обычай, находился в середине своего строя.

Численность всего персидского войска, если верить античным авторам, составляла то ли 500, то ли 600 тысяч человек. Это, конечно, сильное преувеличение: если бы Дарий обладал подавляющим численным превосходством, он выбрал бы для боя более широкое и удобное для окружения противника место этой долины, такая возможность у него была. Македонян было примерно столько же, сколько при Гранике: хотя часть их войска осталась в Малой Азии в качестве гарнизонов, но подошли подкрепления из Македонии.

Выбранная персами позиция казалась непреодолимой: их легкая пехота (более слабая часть войска) была прикрыта пропастью перед фронтом, на дне которой текла речка; кавалерия была готова встретить противника, если бы он вздумал прорываться вдоль моря, и сама тоже была готова к атаке. На такой позиции, дополнительно укрепленной в нескольких местах, Дарий поджидал противника. Каждый пункт его фронта казался настолько надежно укрепленным, что македоняне, как он считал, не должны были прорваться нигде (а о боеспособности своей армии персидский царь был крайне преувеличенного мнения). Если бы их атака не удалась, Александр оказался бы отрезанным от родины и погиб вместе со всем своим войском: на море господствовал финикийский флот персов. Таким образом, персам было достаточно отбить наступление македонян и удержать свои позиции, остальное произошло бы само собой.

Военный совет и ночной переход. Александр перед битвой счел необходимым созвать военный совет и постарался ободрить своих командиров и внушить им уверенность в победе. Он, по словам древнего историка, "сказал все, что в таких обстоятельствах хороший вождь говорит перед сражением хорошим солдатам. Все кинулись пожимать ему руку и, воодушевленные его словами, требовали, чтобы он вел их в бой".

Ночью македонская армия через Сирийский проход в горном хребте выдвинулась навстречу противнику. Для охраны тыла, на случай внезапной атаки персов со стороны Сирии (Александр не знал, вся ли персидская армия находится с царем при Иссе или только ее часть), были оставлены греческие союзники македонян.

Развертывание в боевой порядок. Заняв перевал, Александр дал солдатам отдохнуть остаток ночи здесь же, на скалах. Когда забрезжил рассвет, македоняне начали спуск в долину и, по мере того, как она расширялась, развертывались в боевой порядок: вправо и влево направлялись всадники и легкая пехота, центр занимали таксисы фаланги. Медленно, с остановками, чтобы не нарушить строя, навстречу персам двигался македонский фронт шириной около полутора километров. Справа от македонян была гора, слева – море. Основная масса конницы пока что находилась в тылу фаланги, при Александре. Но когда он заметил, что персидская конница сосредоточена у моря, он отправил своих фессалийских всадников на левый фланг, против правого крыла противника, причем передвижение было произведено скрытно, в тылу фаланги. Сам Александр с гетайрами и остальной частью конницы остался на правом фланге, поручив командование левым Пармениону.

Начало сражения. Сражение при Иссе началось с того, что Александр приказал своим легковооруженным воинам отогнать персов, нависших над его флангом и тылом. Приказание было быстро и легко выполнено, персы бежали к вершине и в дальнейшем бою не участвовали. Оставив против них на всякий случай 300 всадников, остальными Александр усилил основной фронт, который шагом продвигался вперед. Оказавшись на расстоянии полета стрелы, македоняне перешли на бег, чтобы сократить время обстрела для персидских лучников.

Выше по течению Пинара македонянам удалось найти брод. Македонская легкая пехота сумела здесь отбросить вражеских стрелков и очистить переправу для своей конницы. В этом месте и переправился Александр вместе с тяжелой македонской конницей. Немногочисленная персидская конница этого крыла была смята, и македоняне начали ее преследовать.

Кульминация боя. Однако в центре македонского строя ситуация складывалась более драматично. Переправляясь через реку, фаланга расстроила свои ряды. Этим воспользовались стоявшие против нее греческие наемники Дария, которые перешли в наступление. Завязался рукопашный бой, в котором от длинных копий-сарисс македонян было мало пользы. Македонская атака здесь, на решающем участке, начала захлебываться. К тому же атаковавшая персов тяжелая конница македонян во главе с самим Александром неминуемо должна была оторваться от фаланги и обнажить ее фланг. Этим воспользовались греки-наемники, которые, атаковав выбиравшиеся на правый берег нестройные ряды македонян, сбросили их назад в реку. Здесь в жаркой схватке македоняне потеряли около 120 отборных воинов, погиб и таксиарх (командир таксиса), доблестный Птолемей, сын Селевка.

Еще хуже шли дела на левом фланге, у моря. Здесь персидская конница, форсировав Пинар, смело атаковала те части, которыми командовал Парменион, так что тот даже не смог перейти в наступление, а должен был отбивать атаки вражеских всадников. В ходе боя наступило равновесие.

Яростная атака македонцев. Но затем Александр, который, находясь в гуще боя, не забывал, что он прежде всего полководец, а не только воин, ввел в прорыв на левом фланге персов, вслед за конницей, два таксиса своей фаланги, которые ударили во фланг греческим наемникам. Сам же он атаковал во главе гетайров и гипаспистов центр вражеского расположения, где, прикрытый греками, возвышался на колеснице персидский царь, окруженный своей свитой и телохранителями. Дарий, увидев, что его левый фланг разбит, а Александр, сметая со своего пути яростно сражавшихся персов, продвигается через груды убитых и раненых все ближе к нему, решил, что все потеряно, и обратился в бегство. Сначала он ехал на колеснице, но когда ее колеса стали вязнуть, пересел на коня и умчался, бросив свою верхнюю одежду и оружие, чтобы не быть узнанным. Наступившая темнота спасла его от погони.

Атака македонской конницы
Атака македонской конницы

Просчеты персов. Персидская гвардия и наемники еще некоторое время держались, но вскоре по их рядам пополз зловещий слух о бегстве царя, подтверждаемый тем, что в бегство обратились и кардаки. Под впечатлением этого известия греки бросили берег реки и отступили.

Беда персов, которые долго сражались стойко и мужественно, заключалась в том, что они изначально собирались не наступать, а обороняться. То обстоятельство, что для выигрыша сражения и неизбежной в результате этого гибели македонской армии персам было достаточно только обороняться, оказалось роковым. Будь тактика персов наступательной, все могло бы сложиться иначе. Если бы персидская конница, которая явно брала верх у моря, развернулась и ударила по македонской фаланге с фланга и тыла, последствия прорыва Александра можно было ликвидировать, тем более, что эту операцию можно было поддержать контратакой греческих наемников, отступавших в полном порядке. Однако ничего подобного не случилось: мало сказать, что у персов отсутствовало столь же твердое и энергичное руководство боем, как у македонян – у персов его не было вообще! Дарий, в отличие от Александра, на поле боя был скорее символической фигурой, и исчезновение с привычного места этого символа стало сигналом к всеобщему бегству.

К тому же персы слишком держались за преимущества своей оборонительной позиции, так что их кавалерия даже после удачной атаки, вместо того, чтобы продолжать преследовать и рубить бегущего противника, возвращалась на прежнее место. Когда же персидская конница увидела отступление боевого строя наемников, она бежала с поля боя, благо ей это было нетрудно сделать. Другое дело наемники, которых теперь преследовали главные силы македонян. Если бы конница Александра их остановила и окружила, а фаланга атаковала, все они погибли бы. Но случилось по-другому: сам Александр был увлечен преследованием Дария (но сумел захватить только его колесницу), а "греки, – указывает древний автор, – оставленные другими, бессмысленно разбежавшимися в разные стороны, отступили в полном порядке". Небольшая часть их (примерно 2 тысячи) ушла в Сирию и там присоединилась к Дарию, а большинство село на корабли и отплыло на родину.

Потери. В сражении при Иссе (конец октября–начало ноября 333 г. до н.э.) македоняне потеряли убитыми 450 человек (150 конников и 300 пехотинцев), сам Александр был легко ранен в бедро. Судя по количеству убитых, количество раненых должно было составить от 2 до 4 тысяч. О персидских потерях античные историки, ссылаясь на воспоминания участников похода Александра, приводят фантастические цифры: "Число убитых доходило до 100 тысяч, причем всадников было больше 10 тысяч. Птолемей, сын Лага, следовавший тогда за Александром, рассказывает, что когда они, преследуя Дария, оказались у какой-то пропасти, то перешли через нее по трупам".

Битва при Иссе в 333 г. до н.э. Александр Македонский против Дария
Бой у Исса в 333 г. до н.э.

Военный талант Александра. При Иссе впервые в полном блеске проявился военный гений Александра. Он сказался как в скрытой для противника рокировке: переводе части конницы с одного фланга на другой, а части тяжелой пехоты – на противоположный, чтобы фланговой атакой опрокинуть греческую фалангу, недоступную с фронта, так и в блестящей кавалерийской атаке. Нужно было истинное мужество полководца, чтобы, увидев неприступность позиции противника с фронта, смело оторвать правое крыло от центра, чтобы предпринять обходный маневр. Как сказал о нем известный военный историк, Александр при Иссе "побеждает как числом и храбростью своих воинов, так и сплоченностью войска, отдельные части которого настолько подчинялись воле полководца, что он мог в любую минуту свободно распоряжаться ими".

Семья Дария в плену. После сражения македоняне с ходу взяли персидский лагерь, захватив там, среди множества добычи, и семью Дария. Но война не была окончена: царь был цел и невредим, он повелевал большей частью своей державы. Хотя пленение семьи было для него глубокой психологической травмой, но, когда Александр отверг его мирные предложения, Дарий решил сопротивляться, мобилизовав для этого силы всех своих оставшихся владений. Время для этого у него было: македонский царь не рискнул углубляться в просторы Азии, оставив у себя за спиной непокоренные города Финикии и Египет.

 


► Читайте также другие темы части III "Битвы IV в. до н.э." раздела "Ближний Восток, Греция и Рим в древности":

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.