В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

11. Херонея: конец свободной Греции

Македония и ее цари. Между тем к северу от Греции уже назревала гроза, которая вскоре обрушилась на Элладу. В Македонии, которую долгое время никто не воспринимал всерьез, происходили крупные перемены.

Хотя по языку и культуре македоняне были родственны грекам, но по своему развитию намного отставали от них. Порядки, которые существовали у них еще в IV в. до н.э., напоминали те, что описывал когда-то Гомер в своих поэмах: первобытная простота быта и нравов, необузданность чувств, предпочтение воинской доблести всему остальному на свете. Македония делилась на несколько областей, в которых жили отдельные племена, возглавлявшиеся аристократами. В стране был свой царь, он принадлежал к династии Аргеадов, которая считала своим родоначальником самого Геракла. Но царь предводительствовал на войне, во всем остальном он был "первым среди равных", т.е. среди македонской знати, он и сражался, и пировал вместе с ними.

В 359 г. до н.э. македоняне потерпели крупное поражение в битве со своими соседями-иллирийцами, оставив на поле боя 4 тысячи убитых. Среди них был и македонский царь. Тут же, почуяв легкую добычу, на Македонию набросились ее соседи, страна оказалась на грани гибели.

Войско избирает Филиппа II. Законным наследником погибшего царя оставался его шестилетний сын. Однако случилось по-другому: чтобы спасти страну, войско избрало новым царем не маленького ребенка, а его дядю Филиппа, младшего брата убитого царя – теперь он стал именоваться Филиппом II.

Когда-то пятнадцатилетним мальчиком Филипп попал в Фивы: македонский царь тогда заключил союз с фиванцами и прислал к ним своего брата в качестве почетного заложника. Несколько лет Филипп жил там в доме Эпаминонда и получил от великого полководца много полезных уроков. Теперь они ему пригодились.

Царь Филипп усиливает армию. Став царем, Филипп прежде всего навел порядок в стране. Особое внимание он уделил войску, которое набиралось из крестьян (пехота) и македонской знати (конница). Если прежде оно не отличалось особой дисциплиной и высокими боевыми качествами, то теперь все изменилось. Главную силу македонской армии стала составлять фаланга, как у греков. Но македонская фаланга стала отличаться от греческой своим вооружением и численностью.

Тяжеловооруженную конницу, в рядах которой сражался сам царь, Филипп назвал "товарищами" (гетайрами). Пехотинцы же стали именоваться "пешими товарищами" (педзетайрами), тем самым была подчеркнута их особая роль в войске. Только первые ряды фаланги имели тяжелое вооружение – металлические панцири и щиты, остальным они были просто не нужны. Главным оружием македонского пехотинца стала сарисса – копье, длина которого различалась в зависимости от ряда, в котором стоял воин. Если сариссы у первых двух рядов практически не отличались по длине от копий греческих гоплитов (немногим более двух метров), то в 12 ряду македонской фаланги воины обеими руками держали сариссы длиной 12 локтей (5,4 м). Всего в македонской фаланге было от 16 до 24 рядов, вдвое больше, чем в греческой. Вся фаланга делилась на таксисы (полки) по 1500 человек в каждом.

Мы не знаем точно, как копьеносцы действовали своими сариссами в бою, но известно, что прорвать фронт македонской фаланги было невозможно. Древние авторы сравнивали ее со страшным, ощетинившимся копьями зверем.

Фаланга имела и слабые стороны. Она могла успешно действовать лишь на местности, где воины могли держать равнение в строю, т.е. на равнине; была слишком неповоротлива, уязвима с флангов и тыла. В ближнем бою длинные копья македонян становились бесполезными, так что они не могли быть единственным оружием пехотинцев, были у них и мечи. Последние ряды фаланги были обучены разворачиваться и встречать противника с тыла, фланги прикрывались конницей и легковооруженной пехотой.

Особое внимание Филипп уделял осаде городов, он не жалел денег, чтобы приобрести все технические новинки греческой осадной техники и по их образцу построить нужное количество боевых машин. В деньгах после захвата золотых и серебряных рудников во Фракии он недостатка не испытывал и с успехом использовал их не только внутри страны, но и для подкупа нужных людей в греческих полисах.

Цель Филиппа II. Целью, которую он поставил перед собой, было не только превращение Македонии в первоклассную военную державу, но и завоевание ею господства над Грецией. Действовал Филипп II исключительно искусно, умел подолгу выжидать, а затем молниеносно обрушиться на противника, был щедр на обещания, которые не собирался выполнять. В большинстве случаев ему удавалось расправляться со своими противниками поодиночке.

Демосфен против Филиппа. Одним из немногих, кто вовремя разглядел опасность, грозившую свободе Эллады со стороны Филиппа, был великий афинский оратор, выдающийся лидер Афинской демократии Демосфен. Речи, в которых он разоблачал захватнические замыслы Филиппа, сам Демосфен назвал "филиппиками" (слово это стало нарицательным), и были они такой зажигательной силы, что сам Филипп, ознакомившись с текстом одной такой речи, услужливо доставленной ему его афинскими сторонниками, сказал: "Клянусь Зевсом, если бы я слышал эту речь, я бы сам голосовал за войну против себя!"

Македонская фаланга
Македонская фаланга

Но Демосфен мог рассчитывать только на свою силу убеждения: все решения принимало народное собрание, в котором хватало и сторонников Филиппа (а среди них тоже были сильные ораторы, умевшие льстить народу и убеждать его принимать решения, которые были на руку Филиппу). Когда несколько лет спустя Демосфен в речи перед народом вспоминал эти времена и свою борьбу с Филиппом, он сравнивал его и свои возможности так: "Во-первых, он распоряжался своими подчиненными самовластно, а это в делах войны важнее всего. Затем, его люди никогда не выпускали из рук оружия. Далее, денежные средства у него были в избытке, и делал он то, что сам находил нужным, причем не объявлял об этом наперед и не обсуждал открыто на совещаниях, не привлекался к суду по обвинению в противозаконии, никому не должен был давать отчета – словом, был сам над всем господином, вождем и хозяином. Ну а я, поставленный один на один против него, над чем имел власть? – Ни над чем!"

Неудачная осада. Действуя расчетливо и безошибочно, опираясь на своих сторонников среди самих греков, Филипп сумел утвердиться в Северной Греции и был на один шаг от того, чтобы его власть признали и в остальной части страны. Афины все еще располагали сильнейшим в Греции военным флотом, македонский по сравнению с ним был слишком слаб. Не учтя этого, Филипп решил, образно говоря, взять Афины за горло, не начиная военных действий против них самих.

Афины не могли обойтись без привозного хлеба, который поступал из Причерноморья через проливы Боспор и Геллеспонт (ныне Босфор и Дарданеллы). Тот, кто контролировал проливы, мог установить блокаду Афин и диктовать им свои условия. Поэтому в 340 г. до н.э. Филипп осадил города, находившиеся на берегу этих проливов. Осада продолжалась больше года, но завершилась плачевно для македонян: афиняне послали в проливы сильную эскадру во главе с лучшими своими стратегами, морские силы Филиппа были разбиты, в результате осаду пришлось снять.

"Таким образом, – по словам древнего автора – Филипп потерпел на Геллеспонте неудачу, и страх греков сменился пренебрежением, тогда как прежде они считали македонского царя непобедимым, не знающим себе равных". Однако радость их оказалась преждевременной. Воспользовавшись первым же подходящим предлогом, Филипп вторгается в Среднюю Грецию и захватывает стратегически важную крепость Элатею, находившуюся к югу от Фермопил. Из Элатеи Филипп мог нанести удар как по Афинам, так и по Фивам.

Демосфен делает невозможное. Известие о том, что македоняне заняли Элатею, прогремело в Афинах как удар грома. Ситуация казалась безнадежной: все прекрасно понимали, что в чистом поле афинское ополчение не сможет выстоять против более многочисленной, дисциплинированной и прекрасно обученной армии Филиппа. Но Демосфен сделал, казалось, невозможное: он отправился во главе афинского посольства по городам Греции и сумел убедить, правда, немногих, выступить вместе с афинянами за свободу Эллады. Самая трудная задача предстояла ему в Фивах, старинном сопернике Афин: прежде афиняне гораздо чаще воевали против фиванцев, чем в союзе с ними. К тому же одновременно с афинским в Фивы прибыло враждебное им македонское посольство.

Македоняне, выступив перед фиванским народным собранием, просили не разрывать существующий между Фивами и Филиппом союз и соблазняли богатой добычей, которую захватили бы фиванцы, приняв участие в разграблении Аттики. Демосфен в страстной речи призвал фиванцев не предавать свободу Эллады варварам, т.е. македонянам. Он указал, что прежние раздоры между афинянами и фиванцами были домашним спором: два славных эллинских полиса боролись за то, кому из них первенствовать в Элладе. Теперь же эллинам угрожает опасность стать рабами Филиппа, если только они все вместе не выступят против этого страшного врага.

Слова Демосфена произвели такое впечатление на фиванцев, что они разорвали союз с Македонией и решили выступить против нее вместе с афинянами. Более того, когда к Фивам подошло афинское войско, его разместили внутри города, чего фиванцы прежде не допускали никогда, даже в отношении своих союзников. В союзе с афинянами и фиванцами боролись за свободу своей родины жители островов Эвбеи и Керкиры, городов Коринфа, Мегары и нескольких других. Только спартанцы, ослепленные ненавистью к Фивам, отказались примкнуть к союзникам (они выступили против македонян спустя 8 лет, в одиночку, и были разбиты).

Первые столкновения 338 г. до н.э. В первые месяцы 338 г. до н.э. между македонянами и греками произошли два столкновения, не имевшие решительного исхода. Они были удачны для греков, в Афинах по этому случаю состоялись даже благодарственные молебствия и жертвоприношения богам. Но решительное сражение было еще впереди.

Войска готовятся к решающей битве. Битва, которая решила судьбу Эллады, состоялась близ беотийского городка Херонея 1 августа 338 г. до н.э. Силы сторон были почти равны: у Филиппа было 30 тысяч пехоты и 2 тысячи конницы, все войско греков насчитывало примерно 30 тысяч человек. У союзников на правом фланге стояли фиванцы, на левом афиняне, центр занимали ополчения других греческих городов и наемники. Правым флангом македонян командовал сам Филипп, левый он поручил своему восемнадцатилетнему сыну Александру.

Бой. Бой начался с атаки афинян, в рядах которых, как простой воин, сражался и Демосфен. Они устремились вперед с такой яростью, что македоняне начали отступать. Демосфен призывал сограждан не останавливаться, пока они не загонят врагов назад в Македонию.

Но в то же самое время на другом фланге тяжелая македонская конница во главе с Александром врубилась в ряды фиванцев. Те дрались с отчаянной храбростью, но сдержать врага не смогли. "Священный отряд" фиванцев, который до этой битвы считался непобедимым, выполнил свою клятву и весь полег на своем месте в строю. Смяв фиванцев, Александр ударил по оставшимся силам греков во фланг и в тыл. Тем временем Филипп остановил отступление своей фаланги (может быть, оно было только военной хитростью) и перешел в контратаку. Македонская конница довершила разгром. Остатки сил союзников отступили с поля боя, Филипп не стал их преследовать.

Филипп празднует победу и восхищается фиванцами. Вечером того же дня Филипп праздновал победу. Напившись, он вместе с участниками пира бродил по полю боя, среди тысяч трупов, и, отбивая такт ногой, во все горло распевал начальные слова постановления афинского народного собрания об объявлении ему войны: "Демосфен, сын Демосфена, пеаниец, предложил…"

Наутро македонский царь со своими приближенными осматривал поле битвы и оказался там, где посреди разбросанных по равнине греческих и македонских трупов лежали, в полном вооружении, каждый на своем месте в строю, шеренги мертвецов – все 300 человек фиванского "священного отряда", которые вчера грудью приняли удары македонских копий. Филипп спросил, кто эти храбрецы. Когда ему объяснили, он не сдержал слез и произнес несколько слов в похвалу погибшим.

Много лет спустя на месте гибели "священного отряда" фиванцы поставили памятник. И в наши дни любой, кто посетит место битвы, увидит колоссальную статую сидящего льва, с гордо поднятой головой и пристальным взглядом, как бы обращенным на неприятеля…

Афинянам предлагают дружбу. Когда в Афины дошла весть о разгроме при Херонее, город начал лихорадочно готовиться к обороне. Предложено было даже дать свободу рабам, если они пожелают принять участие в защите Афин от македонян. Однако Филипп оказался достаточно умен, чтобы не доводить греков до крайности. Сурово покарав фиванцев, которые расторгли союз с ним, афинянам он постарался смягчить горечь поражения (афинский флот оставался сильнейшим в Греции, а Филиппу он был нужен). Афинские пленные были отпущены без выкупа, не требовал македонский царь денег и за выдачу тел погибших при Херонее афинян. Более того, тела павших были отправлены в Афины с почетным эскортом, который возглавляли один из лучших военачальников царя и царский сын Александр. Через них Филипп предложил афинянам мир, дружбу и союз. Разумеется, это предложение было принято.

Общегреческий союз и конец свободы. В конце этого трагического для греков года в городе Коринфе по предложению Филиппа собрались представители всех греческих полисов, кроме Спарты. Решено было образовать общегреческий союз, создать союзное войско из македонян и греков, а стратегом-автократором (главнокомандующим) этими вооруженными силами назначить Филиппа. Задачей этого войска должна была стать война против Персии – за то, что персы во время нашествия Ксеркса уничтожали греческие святыни (например, храмы на Акрополе в Афинах). Теперь за это надлежало отомстить.

В Коринфе Филипп внешне держался скромно (Македония даже не получила права голоса в союзном совете), но все понимали, что настал час его торжества: он диктует грекам свою волю, а те вынуждены подчиниться. Таким образом, был прав единомышленник Демосфена, афинский оратор Гиперид, сказавший, что с телами павших при Херонее была похоронена и свобода греков.

 


► Читайте также другие темы части III "Битвы IV в. до н.э." раздела "Ближний Восток, Греция и Рим в древности":

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.