В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

2. Мегиддо: первая победа Тутмоса III

Армия и вооружение египтян на рубеже XVI–XV вв. до н.э. Во времена Нового царства египетский фараон стоял во главе большой и хорошо организованной армии, выкованной в боях с чужеземцами. Эта армия состояла из пеших воинов, знала, что такое многолетние походы, осада городов, наступление и оборона, сражения на суше и на море – словом, владела последними достижениями военного искусства того времени. Военачальники знали, как наиболее выгодно расположить войска перед боем, как нанести противнику неожиданный удар по самому слабому его месту, обнаруженному вовремя проведенной разведкой.

Воины были вооружены, кроме традиционного копья, кривым мечом, боевым топором и сложным луком, гораздо более мощным и дальнобойным, чем прежний, который делали из одного куска дерева. Меняется и характер ведения боя: на смену беспорядочной стрельбе из лука приходит тактика залповой стрельбы по команде, когда на противника одновременно обрушиваются тучи стрел, вызывая страшные опустошения в его рядах.

Египетская пехота
Египетская пехота со щитами, копьями и топорами

На вооружении войска теперь были и боевые колесницы, которые египтяне переняли у гиксосов. Колеса боевых колесниц делали из твердой древесины березы, которая в Египте не растет – ее приходилось специально привозить с севера Малой Азии. Отряды колесниц были гораздо более подвижны, чем остальное египетское войско, состоявшее из пехоты. Эти отряды вели разведку, начинали сражение, стремясь расстроить вражеские ряды до атаки своих главных сил. Они же преследовали бегущего противника.

Продвижение в сторону Двуречья (Месопотамии). При одном из первых фараонов XVIII династии, Тутмосе I, египетские войска впервые в истории достигают Евфрата. Видом этой великой реки, спокойно несущей свои мутные воды на юг, они были страшно удивлены, т.к. до этого знали только одну крупную реку, Нил, которая течет на север. Соответственно, по египетским понятиям, плыть по течению означало плыть на север, словами "вниз по течению" обозначалось северное направление, а "вверх по течению" – южное. Поэтому Евфрат египтяне назвали так: "Та перевернутая вода, по которой, плывя по течению, плывешь против течения". На берегу Евфрата Тутмос I воздвиг в честь своих побед обелиск. В надписи на нем фараон гордо заявляет потомкам: "Я продвинул границы Египта до пределов солнца".

"Наполеон древнего мира". Прошло несколько десятилетий. К власти в Египте после смерти своей ненавистной мачехи Хатшепсут пришел Тутмос III – крупнейший за всю египетскую историю завоеватель, "Наполеон древнего мира". За свою жизнь он совершил семнадцать крупных походов, но с военной точки зрения наиболее интересен первый, кульминационным моментом которого стало сражение при Мегиддо.

Смерть Хатшепсут. Когда Египтом правила Хатшепсут, она не рисковала затевать крупные войны. Ее поведение легко объяснить: война ведет к возрастанию политической роли армии и военачальников, что могло привести к утрате царицей реальной власти или даже к ее свержению. Женщина-фараон была сильной личностью и, насколько можно судить, умела держать в повиновении и своих приближенных (включая пасынка, который, как считалось, правит страной), и все население Черной Земли. Однако за границами Египта положение становилось все более тревожным. В Сирии и Ханаане правители мелких государств постепенно выходили из повиновения Египту и, т.к. это оставалось безнаказанным, осмелели до того, что сколотили антиегипетскую коалицию во главе с правителем города Кадеша (Северная Сирия) и собрались силой оружия отстаивать свою самостоятельность.

Как только Хатшепсут умерла, Тутмос III постарался изгладить всякую память о ней: ее приближенные были казнены, статуи разбиты, из надписей исчезло ее имя. Новому правителю нужно было показать подданным и всему окружающему миру, что времена изменились и теперь фараон не потерпит малейшего неповиновения его воле.

Начало похода против Сирии. Весной 1503 г. до н.э. египетская армия под личным командованием Тутмоса III выступила в поход против Сирии. На 21-й день похода египтяне разбили лагерь с южной стороны Кармельского хребта, у его подножия, примерно в 30 км от города Мегиддо, главной базы войск антиегипетской коалиции.

Египетские стрелки
Египетские стрелки,
вооруженные луками

Коалиция противников. Противник тоже не дремал. Узнав о передвижениях египетских войск, азиатские князьки двинулись навстречу противнику. Войско каждого из них было ничтожно по сравнению с египтянами, но в коалицию входило 330 правителей городов Сирии, Ханаана и Финикии. Вместе они составляли внушительную силу, с которой египетскому командованию приходилось считаться. Войска коалиции сосредоточились у города Мегиддо, который находился на северном склоне Кармельского хребта. Стратегически он занимал очень выгодное положение, т.к. господствовал над большой дорогой, которая пролегала между двумя цепями Ливанских гор и вела из Египта в Месопотамию.

Военный совет Тутмоса. По словам летописца, Тутмос собирает военный совет: "Приказал его величество созвать совещание с его храбрыми воинами". Фараон сообщил своим военачальникам, что, по данным разведки, противник сконцентрировал свои войска в Мегиддо, в непосредственной близости от города, и явно собирается дать генеральное сражение. Вероятно, руководители коалиции заранее готовили именно такой план разгрома египтян, уверенно чувствуя себя среди дружественного населения и опираясь на столь мощную крепость, как Мегиддо, где можно было укрыться в случае непредвиденных осложнений.

Решение атаковать противника непосредственно в месте его расположения даже не обсуждалось: совет разошелся лишь во мнениях, по какой дороге следует преодолевать Кармельский хребет. От лагеря египтян к Мегиддо вели три дороги. Одна из них, узкая и опасная горная тропа, вела прямо через горы и выводила непосредственно к Мегиддо. Две другие дороги шли в обход.

Военачальники Тутмоса отбросили первый вариант как слишком рискованный: "Как же мы пойдем по этой дороге, которая так узка? Ведь нам доложили, что враги подстерегают, держат дорогу, и их много. Разве не пойдет лошадь за лошадью и человек за человеком? Не должны ли будут наши передние части сражаться, в то время как задние будут бездействовать?" Иначе говоря, враг, который занимал заранее подготовленную позицию, мог разгромить египтян по частям, пока они проходили бы через горную теснину, спускаясь в долину.

Пока каждый член военного совета высказывал свое мнение, фараон получил от разведки дополнительные сведения и заявил: "Клянусь любовью бога Ра, похвалой моего отца Амона и тем, как молодо дышит мой нос жизнью и благоденствием, – я пойду дорогой на Аруну". И, чувствуя, что его боевые соратники колеблются, хотя перед этим они заявили, что подчинятся любому решению фараона, добавил: "Пусть кто хочет направляется по дорогам, о которых вы говорили, а кто хочет следует за моим величеством. Да не скажут эти враги, которых ненавидит Ра, что его величество идет по другой дороге, т.к. он очень боится нас…"

Расчет Тутмоса. Тонкий психологический расчет Тутмоса оправдал себя: хотя вроде бы он предоставил своим военачальникам свободу действий, никто из его подчиненных не осмелился расписаться в своей трусости. Таким образом, осторожному обходному маневру по более широким, удобным и безопасным дорогам фараон предпочел бросок через наиболее опасную, но зато самую короткую тропу, которая позволяла вывести войско непосредственно на равнину Мегиддо и нанести противнику внезапный сокрушительный удар.

Итак, решение было принято. Чтобы воодушевить свое войско, Тутмос сам шел в голове колонны: "И пошел он сам впереди своего войска, указывая своими шагами путь каждому человеку. И лошадь шла за лошадью, а его величество был во главе своего войска". Переход продолжался два дня и завершился полным успехом: египетский авангард, сбив слабый заслон противника, спустился в долину. В этом месте египтян не ждали: командование войск коалиции, естественно, предполагало, что противник пойдет по южной обходной дороге и держало свои главные силы там.

Египтяне готовятся к сражению. Тутмос вышел на равнину и намеревался с ходу атаковать противника, но затем внял совету своих вельмож и решил подождать подхода остальной армии. Египтяне расположились лагерем близ Мегиддо. Противник, которому теперь требовалось время на перегруппировку своих сил, растерялся и не использовал реальной возможности разбить египетскую армию по частям. Основные силы египтян, включая арьергард, благополучно прибыли в лагерь и получили приказ: "Готовьтесь! Приготовьте ваше оружие, т.к. придется идти на сближение, чтобы сразиться с этим презренным врагом завтра утром".

Когда приготовления к бою были закончены, египетский лагерь погрузился в сон. Бодрствовали только часовые, которым приказали: "Будьте мужественны-мужественны! Будьте бдительны-бдительны!" Не спал и Тутмос, который с трудом дождался наступления утра. На заре ему доложили, что в войске все благополучно, и тогда был отдан приказ на выступление. Летописец сообщает: "Лишь только был дан приказ всему войску выступить, двинулся его величество на колеснице, украшенной электром, снабженный своим боевым оружием… Южный фланг войска его величества находился у холма к югу от потока Кина, а северный фланг – к северо-западу от Мегиддо. Его величество находился в центре между ними".

Бой у Мегиддо
Бой у Мегиддо в 1503 или 1504 г. до н.э.

Боевая позиция египтян. Таким образом, в день битвы уже рано утром египтяне занимали очень выгодную боевую позицию. Южный (правый) фланг был защищен от обхода речкой Кин, северный (левый) перекрыл северную дорогу, отрезав здесь путь отступления неприятелю, тогда как сами египтяне могли маневрировать по этой дороге. Египетский центр во главе с самим фараоном стоял к юго-западу от Мегиддо, напротив правого фланга противника. Вероятно, египтяне расположились таким образом либо накануне вечером, либо ночью. Центральная, наиболее сильная часть египетского войска, предназначалась для нанесения главного удара и еще до начала сражения угрожала его правому крылу обходом.

Атака и отступление противника. Когда египтяне в полном боевом порядке двинулись в атаку, сирийцы попытались растянуть свой правый фланг к северу, по направлению к Мегиддо, чтобы избежать угрозы окружения и найти убежище в городе в случае проигрыша сражения. Однако этот маневр привел лишь к ослаблению их боевой линии и облегчил египтянам ее прорыв. Тутмос лично возглавлял атаку: "Царь сам вел свою армию, мощный во главе ее, подобный языку пламени, царь, работающий мечом". Стремительный удар по разномастным войскам коалиции, лишенным единого руководства, сделал свое дело: оказавшись после прорыва перед угрозой удара с тыла, они в беспорядке побежали. В надписи Тутмоса III указано: "Мое величество атаковало их, и они сразу обратились в бегство; сраженные падали, образуя кучи трупов… Они бежали сломя голову в Мегиддо, бросив своих коней и свои золотые и серебряные колесницы".

Однако ворота города были уже заперты его перепуганными жителями. Азиатские воины карабкались на стены своего же города на глазах у неприятеля: "И их втаскивали в этот город с помощью их одежд. Ибо люди заперли этот город за собою и спустили одежды, чтобы втащить их наверх в этот город".

Египтяне грабят лагерь противника. Египтяне имели полную возможность предпринять штурм Мегиддо немедленно, буквально на плечах противника. Но Тутмос не смог использовать этой ситуации по причине, которую с прискорбием отмечает летописец: "И если бы войска его величества не возымели намерения пограбить, они бы овладели Мегиддо в тот миг, когда презренного врага Кадешского вместе с жалким правителем этого города втаскивали с трудом наверх, чтобы ввести их в город, ибо страх перед его величеством проник в их тело и их руки ослабли". Иначе говоря, как только организованное сопротивление противника было сломлено, грозная и дисциплинированная армия Тутмоса III превратилась в орду мародеров, думавших только о добыче. Поэтому вместо штурма Мегиддо египтяне бросились грабить неприятельский лагерь, и никакие приказы фараона не могли заставить их сдвинуться с этого места, пока дело не было кончено.

Тутмос был прирожденным воином и прекрасно понимал солдатскую психологию. Поэтому он не стал предпринимать никаких карательных мер в отношении собственного войска, тем более, что львиная доля добычи досталась все-таки ему: "Все войско ликовало, воздавая хвалу Амону за победу, которую он даровал своему сыну в этот день. Они воздали хвалу его величеству, превознося его победу. И вот они принесли добычу, которую взяли: отрубленные руки (по их числу определяли количество убитых врагов), пленных, коней, золотые и серебряные колесницы". Только после раздела этой добычи можно было подумать и о дальнейшем ведении боевых действий.

Осада и взятие Мегиддо. Тутмос продиктовал писцам специальное обращение к войскам, которое затем было зачитано армии. В нем говорилось об особом значении Мегиддо для успешного завершения войны: "Все властители всех северных стран заперты внутри него; взять Мегиддо – это значит взять тысячу городов".

Из вырубленных вокруг города рощ и садов египтяне соорудили вокруг Мегиддо стену под названием: "Тутмос, ловящий азиатов". Расположившись вдоль нее, они стали поджидать, когда в переполненном людьми городе кончится продовольствие. Противник держался долго. Но все же спустя семь месяцев неприятель запросил о пощаде: "И вот владетели этой страны приползли на своих животах поклониться славе его величества и вымолить дыхание жизни своим носам, потому что велика его сила, потому что велика власть Амона над всеми зарубежными странами".

Фараон решил, что эти азиатские князьки, получившие хороший урок и теперь изъявившие полную покорность, еще пригодятся ему в дальнейшем. Поэтому он милостиво пощадил их и даже отправил их по домам, правда, верхом на ишаках, чтобы еще больше унизить.

Тутмос III еще много раз совершал походы в эти края, но стратегический перевес Египта на Ближнем Востоке был достигнут именно благодаря битве при Мегиддо и последующему взятию этого города. Затем в Ливанских горах египтяне построили мощную крепость с выразительным названием "Тутмос, связывающий чужеземцев". Опираясь на свои гарнизоны в Сирии, Финикии и Ханаане, Египет сумел утвердить свою власть в этом беспокойном регионе на много лет.

 


► Читайте также другие темы части I "Главные сражения египетской истории" раздела "Ближний Восток, Греция и Рим в древности":

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.