В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Битва при Хаттине. Святой Крест захвачен мусульманами

Поход крестоносцев к Тивериаде. 4 июля войско крестоносцев выступило из Сефурии. Христиане шли тремя отрядами: граф Раймонд командовал авангардом, король Ги возглавлял центр, в котором под охраной епископов находился Святой Крест, присланный в войско патриархом Ираклием. Балиан Ибелин, один из виднейших сеньоров Палестины, командовал замыкающим отрядом, в который входили также тамплиеры и госпитальеры.

Не успели крестоносцы выступить в поход, как начались беспрерывные изматывающие атаки мусульманской кавалерии. Быстро наскакивая, осыпая христиан стрелами, и столь же быстро отступая, всадники не давали втянуть себя в ближний бой. Они легко уходили из-под удара менее подвижной рыцарской конницы. Христиане еще не успели вступить в бой, но уже несли немалые потери. Особенно тяжело пришлось отряду Балиана Ибелина. Вдобавок крестоносное войско на всем пути испытывало жажду, утолить которую не было никакой возможности.

Расположение отрядов перед битвой. Крестоносцы подошли к селению, располагавшемуся в 5 км от Тивериады. Позиция их армии растянулась на 2 км и оказались перед двумя деревнями. На левом фланге были склоны и небольшой холм, на котором стояла деревня Нимрин. На правом фланге и тоже на холме находилась деревня Лубия.

Рыцарь XII в.
Рыцарь XII в.

Холмы возвышались и впереди; они назывались Рога Хаттина, а справа от них виднелось Тивериадское озеро.

Что касается мусульман, то отряд военачальника Таки ал-Дина расположился на плато между Нимрином и Рогами Хаттина, тем самым перекрыв дорогу к источнику в третьей деревне, Хаттине. Войска Салах-ад-Дина заняли холмы вокруг Лубии, преградив путь к Тивериадскому озеру. Еще один отряд находился внизу на равнине недалеко от арьергарда христиан.

После ряда стычек с противником измотанное христианское войско остановилось на привал и провело так остаток дня. Наступившая ночь не принесла облегчения крестоносцам, поскольку, как пишет современник-хронист, "ни человек, ни животное не могли достать себе питья". Сильно приунывшие и мечтавшие лишь о воде крестоносцы всю ночь слышали бой барабанов, звуки молитв и песен, доносившихся со стороны врага.

Первый этап боя. Рано утром 5 июля 1187 г. армия крестоносцев приготовилась двинуться в путь. После того, как она выступила из лагеря, несколько рыцарей предложили королю атаковать позиции Салах-ад-Дина внезапно. Но их предложение было отклонено бездарным военачальником, и христиане начали свой марш к Хаттинскому ручью, который находился в 5 км от лагеря. Двигались в обычном боевом порядке: пехота, в том числе лучники и арбалетчики, составляли периметр, внутри которого располагалась кавалерия, готовая к атаке в любую минуту.

Как только христиане снялись с лагеря, Салах-ад-Дин приказал поджечь с подветренной стороны сухой вереск, которым была покрыта окружающая равнина. Вскоре войско начало задыхаться от удушливого дыма. Движение замедлялось.

В это же время шесть рыцарей и несколько человек из их прислуги перебежали на сторону мусульман, сообщив им, что самое время напасть на крестоносцев. Султан тотчас же выдвинул свой центр и, возможно, еще один отряд в атаку. Отступать назад христиане уже не могли, им оставалось только прорываться к Хаттину. Отряд графа Раймонда и тамплиеры бросились в атаку. Завязалась яростная схватка. Во время этого боя Салах-ад-Дин потерял одного из своих наиболее приближенных эмиров – молодого Мангураса, сражавшегося на правом фланге мусульманской армии. Тот углубился в ряды крестоносцев, вызвал на поединок христианского рыцаря, но был сброшен с лошади и обезглавлен.

Крестоносцам не удалось прорваться к Хаттину. Но рыцарская конница, потеряв, правда, много лошадей, сумела отбить первую атаку мусульман. Однако дух христианского войска был надломлен.

Второй этап боя. Основной задачей Салах-ад-Дина по прежнему было не допустить христиан к воде: ни к роднику в Хаттине, ни к Тивериадскому озеру. Поэтому он расположил войска так, что один отряд по-прежнему прикрывал путь к деревне Хаттин, другие – главную дорогу к Тивериаде. Даже путь отступления на запад был надежно перекрыт.

Стороны готовились к новой схватке. Король приказал армии остановиться на плато и поставить шатры. Но сумели установить всего три тента: дым от горящего вереска становился все большей помехой, лез в глаза, не давал дышать, усиливал жажду.

Рыцарь и оруженосец
Рыцарь и оруженосец

Положение крестоносцев становилось совершенно безнадежным. И тут граф Раймонд предпринял еще одну отчаянную атаку против отряда, прикрывавшего путь к деревне Хаттин, к воде. Однако мусульманские воины не приняли боя и расступились, пропустив крестоносцев. И вдруг, оказавшись в тылу противника, отряд графа двинулся прочь от поля боя, в направлении Тивериадского озера, а затем к городу Тиру. За это многие обвиняли потом графа Раймонда в предательстве. Говорили, что только ему позволили беспрепятственно выйти из ловушки. Так ли это или нет, никто точно не знает. Быть может, легковооруженные мусульманские воины не решились противостоять тяжелой рыцарской коннице Раймонда и предпочли отойти. Они посчитали сопротивление слишком рискованным. Ведь если бы Раймонд смял их отряд, то перед всем крестоносным войском открылся бы беспрепятственный путь к Хаттину, к воде, и весь план султана провалился бы. Скорее всего, именно с этой целью граф Раймонд и предпринял нападение. Но мусульмане предпочли не рисковать и выпустили малую часть крестоносного войска, чтобы наверняка истребить основную. Оказавшись же в тылу врага, граф не мог развернуться и вновь атаковать: его рыцари теснились на крутой горной тропе. Возможно, Раймонду ничего не оставалось, как уходить дальше, прочь от поля боя.

Третий этап боя. Тем временем замешательство в рядах остальных крестоносцев становилось все сильнее. Большая часть пеших воинов устремилась к Рогам Хаттина, где они заняли позицию на северном Роге. Возможно, пехота крестоносцев двинулась на северо-восток для поддержания кавалерии Раймонда или в надежде прорваться через брешь, образовавшуюся в рядах мусульман. Когда же проход к Хаттину был снова закрыт, единственное, что им оставалось сделать, это занять северный и восточный Рога. Дух войска был настолько подавлен, что пехотинцы, несмотря на приказ короля и увещевания епископов спуститься вниз, чтобы присоединиться к кавалерии, продолжавшей сражаться вокруг расставленных шатров, и защитить Святой Крест, ответили: "Мы не пойдем вниз и не будем сражаться, потому что мы умираем от жажды". Оказавшиеся незащищенными лошади рыцарей были перебиты мусульманскими лучниками, и уже большая часть рыцарей сражалась в пешем строю.

Салах-ад-Дин захватывает Святой Крест в битве при Хаттине
Салах-ад-Дин захватывает
Святой Крест в битве при Хаттине

Ги де Лузиньяну ничего не оставалось, как отдать армии приказ занять большой, с плоской вершиной южный рог, в седловине которого был установлен ярко-красный королевский шатер. Армия крестоносцев теперь полностью располагалась на Рогах Хаттина. Пехота – на северном и восточном холмах, кавалерия и пешие рыцари – на южном холме.

Неизвестно, когда мусульмане захватили Святой Крест, одни авторы указывают, что предпринял мощную атаку тот самый отряд, который позволил графу Раймонду прорваться через свою линию. В результате этой атаки один из епископов был убит, а Святой Крест попал в руки вражеского командира. Другие же полагают, что второй епископ, после гибели первого, перевез Святой Крест на южный Рог, где он был захвачен во время одной из последних атак. Дух христианского войска был окончательно подавлен.

Теперь мусульмане атаковали Рога Хаттина со всех сторон. Склоны северного и восточного холмов были слишком отвесными для кавалерии. Поэтому здесь действовала мусульманская пехота, и после жестокого боя христиане, оставшиеся в живых, сложили оружие. Султан также отдал приказ атаковать рыцарей укрепившихся на южном Роге, склоны которого были более пологими. Салах-ад-Дин сам возглавил атаку мусульманской конницы и захватил этот участок. Итак, его пехота сражалась на северном Роге, а кавалерия атаковала седловину между северным и южным холмами.

В этот момент часть рыцарей, у которых еще оставались лошади, перегруппировалась и предприняла две смелые контратаки. Некоторые крестоносцы все еще надеялись убить султана и вырвать у врага победу. Одна из этих атак подобралась настолько близко к Салах ад-Дину, что было слышно, как один из рыцарей выкрикивал: "Изыди с дьявольским обманом!"

А сарацинская кавалерия дважды атаковала склоны, прежде чем сумела захватить седловину между Рогами. Наконец мусульманская конница пробила себе путь к южному холму, и кто-то подрезал веревки королевского шатра. Это обозначило конец битвы. Измученные крестоносцы падали на землю и сдавались без дальнейшего сопротивления.

 


► Читайте также другие темы части VIII "Ближний и Дальний Восток: сражения и завоевания" раздела "Западная Европа и Восток в средние века":

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.