В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Осада Антиохии Кербогой. Бегство рыцарей. Находка святого копья

Осада Антиохии Кербогой. Между тем к Антиохии продолжало спешно двигаться огромное войско Кербоги. По сообщению хронистов, оно насчитывало от 300 до 600 тысяч человек. Хотя современники, конечно, преувеличили силы мусульман, все же становится ясным, насколько велики они были. Через несколько дней эмир подошел к стенам города. Кербога не испугался того, что крестоносцы им уже овладели. Его воины плотным кольцом охватили город со всех сторон. Так рыцари, много месяцев осаждавшие Антиохию, сами оказались в ней на положении осажденных.

Вот только выдержать осаду в полностью разграбленном городе крестоносцам было невозможно. К тому же мусульмане захватили морскую гавань Антиохии, через которую худо-бедно поддерживалась связь крестоносной армии с Европой, прежде всего – подвоз продовольствия. Кербога был уверен, что крестоносцы не выдержат голода и сдадутся. Поэтому он не стал тратить силы на кровопролитный приступ, но держал крестоносцев в постоянном напряжении, беспокоил их мелкими нападениями.

И в самом деле, в городе все съестное стало стоить огромных денег. Ослиную голову продавали за фунт серебра. Даже могущественный герцог Готфрид Бульонский почел за счастье купить за 15 марок серебра (около 3,5 кг) тощего верблюда и тут же велел приготовить из него жаркое. Рядовые крестоносцы питались листьями и кореньями, некоторые даже варили кожу со своих щитов и обуви, ремни от доспехов. Падаль казалась редким лакомством. А по одному рассказу, самые бедные крестоносцы не брезговали употреблять в пищу даже трупы вражеских воинов.

Бегство рыцарей. Многие рыцари, с воодушевлением вставшие на "стезю Гроба Господня", верившие, что исполняют в высшей степени богоугодную миссию, были потрясены происходящим. Характерен пример знатного сеньора Ги, брата князя Боэмунда Тарентского. Как рассказывают, он горько сетовал: "О Боже! Что сделалось с Твоим всемогуществом? Если Ты еще Бог Всесильный, что сталось с Твоим правосудием? Разве мы не Твои дети, не Твои воины?" С подобным настроением взывали к Христу и рядовые крестоносцы. Лишь немногие сохраняли твердость духа.

В результате началась паника. Крестоносцы-пилигримы целыми отрядами бежали из города. Очевидец событий с горечью писал: "Немного осталось верных своему долгу, которые не искали бы случая убежать. Если бы не заперли ворота, мало кто остался бы в городе". Но и закрытые ворота не останавливали беглецов: многие последовали примеру двух французских рыцарей, которые "ночью скрытно спустились по стене". Таких дезертиров так и называли – "веревочными бегунами". Из войска бежал даже один из его предводителей – могущественный граф Стефан Блуаский.

Находка святого копья. Посоветовавшись, вожди крестоносцев решили избрать единого военачальника и на две недели вверить ему всю власть и командование. Гордые феодалы решили еще раз временно поступиться независимостью. Такое однажды уже происходило во время похода – в сражении с сельджуками у Дорилея. Тогда крестоносная рать могла проиграть бой, и полномочия единого предводителя на время были вручены князю Боэмунду Тарентскому как наиболее способному военачальнику. И тот, действительно, сумел спланировать действия разрозненных крестоносных ополчений и одержать над мусульманами победу.

Выбор и на этот раз пал на князя Боэмунда. Он активно взялся за дело. Князь понимал, что прежде всего надо поднять боевой дух крестоносцев, и искал способа это сделать. К счастью, вскоре к предводителям крестоносцев пришел монах (или крестьянин) по имени Пьер Бартелеми. Он объявил, что ему во сне явился апостол Андрей, указавший в антиохийском храме Святого Петра одно место. Там было зарыто копье, которым на Голгофе римский воин поразил в бок распятого Христа. Апостол сказал, что это копье принесет победу христианскому воинству.

Взятие Антиохии
Взятие Антиохии

Все воодушевились. Двенадцать наиболее почтенных пилигримов и множество рабочего люда были посланы в храм Святого Петра. Они без устали копали целый день и, действительно, ближе к вечеру нашли близ алтаря наконечник старинного копья. О находке тут же стало известно всему войску.

Этот день, 14 июня 1098 г., стал для крестоносцев особым. Все возликовали, укрепились духом. Были, правда, скептики, вроде епископа Адемара, который по поручению папы сопровождал войско. Но и он все сомнения придержал на тот момент при себе. Епископ, будучи искушенным человеком, понимал, что находка копья, было ли оно той самой священной реликвией или нет, вдохновит крестоносцев и сплотит их для дальнейшей борьбы. И, действительно, пилигримы были ободрены и воодушевлены помощью самого апостола. Теперь все до одного выражали готовность отважно биться, один побуждал другого. Страх и уныние исчезли.

Крестоносцы отправили посланника к Кербоге, почти уверенному в скорой сдаче крепости. Воодушевленный посланник решил, что Христос и дальше будет творить чудеса, и потребовал от эмира либо принять христианство, либо подобру-поздорову убраться прочь, пока цел. Кербога изумился и отпустил в адрес крестоносцев немало крепких выражений, заявив, в свою очередь, что у рыцарей два выхода: или принять ислам, или умереть. Дело могло решиться только силой оружия.

 


► Читайте также другие темы части VIII "Ближний и Дальний Восток: сражения и завоевания" раздела "Западная Европа и Восток в средние века":

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.