В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

30. Каталаунские поля: "битва народов"

Закат Западной империи. В конце IV в. Римская империя разделилась на две части – Западную и Восточную. Западная Римская империя доживала последние десятилетия, хотя тогда этого, естественно, никто не мог знать. С этого времени ее императоры предпочитали укрываться вместо Рима в безопасной Равенне, защищенной с суши непроходимыми болотами, а с моря военным флотом. Прославленной римской армии больше не было, ее заменили наемные варварские дружины, предводители которых получали от императора высокие придворные и военные звания.

Провинции Запада были предоставлены самим себе. Там, где еще уцелели римские власти, они заботились только о выкачивании последних денег и натуральных продуктов из населения – в счет налогов, которые шли местным чиновникам и в императорскую казну. Укрепленные границы империи были прорваны во многих местах, германцы-варвары наводнили страны к северу от Альп и расселились там, покидая облюбованные ими места только под натиском более сильных пришельцев.

Аэций
Аэций

"Последний великий римлянин". В такой обстановке вел борьбу за сохранение империи Флавий Аэций, "последний великий римлянин", как его часто называют. Выдающийся военачальник и дипломат, он провел свои молодые годы в качестве заложника у гуннов, свирепых азиатских кочевников, которые появились в Европе за несколько десятилетий до его рождения.

Гунны. Давным давно, еще в конце I в. н.э. китайские войска нанесли своим старинным врагам, гуннам, кочевавшим к северу от Великой китайской стены, настолько страшное поражение, что часть из них откочевала со своей родины и двинулась на запад. Прошло почти три века – и гунны страшным смерчем обрушились на Северное Причерноморье. Большинство городов было уничтожено, их население погибло или в ужасе перед свирепыми завоевателями бежало в недоступные для врагов места.

Готы. В те времена в Северном Причерноморье, кроме потомков греческих колонистов и местных племен, обитали германцы-готы, пришедшие с берегов Балтийского моря. Они в зависимости от занятой ими территории делились на остготов и вестготов. Остготы приняли на себя первый удар гуннов, были разгромлены, а остатки их включены в гуннский племенной союз. Вестготы бежали на запад, достигли Дуная, по которому проходила граница Римской империи, и с разрешения римских властей нашли убежище в ее пределах. Дальнейшая их история оказалась тесно связанной с историей Западной империи.

Гуннская угроза. Гунны и племена, подчинившиеся им, населили обширное степное пространство от Дуная до Волги. Центром их владений стала бывшая римская провинция Паннония (на территории современной Венгрии). Гунны угрожали существованию как Западной, так и Восточной империй, и оба императора должны были откупаться от них ежегодной данью. Своей вершины гуннское могущество достигло при знаменитом Аттиле, завоевателе, прозванном "бичом божьим". Говорили, что даже трава не росла там, куда ступал копытом его конь.

Грозного повелителя гуннов желали видеть в качестве своего союзника не только римляне: германцы-вандалы, которым угрожала война с римскими союзниками вестготами, обратились к нему за помощью. Его же просил помочь старший сын Хлодвига, вождя франков, которые заняли часть римской Галлии: он враждовал со своим младшим братом, искавшим поддержки у римлян. Наконец, к Аттиле тайно обратилась римская принцесса Гонория, сестра западного императора Валентиниана III. Она предложила ему свою руку в обмен на освобождение из заточения, которому ее подвергли в наказание за те интриги, что она плела против собственных родственников. Послам Аттилы, который требовал Гонорию себе в жены, а часть Западной империи – ей в приданое, был дан вежливый, но решительный отказ.

Вторжение в Галлию. Сочтя, что причин для вторжения в пределы Западной империи более чем достаточно, Аттила в 451 г. вторгается в Галлию. Пройдя огнем и мечом по стране, целиком вырезая население взятых гуннами городов, от стариков до младенцев, он дошел до города Аврелиан (современный Орлеан), обладавшего мощными укреплениями. Гарнизон и горожане, уже наслышанные об участи своих несчастных сограждан, энергично защищались, их вдохновлял местный епископ Аниан, поддерживая мужество надеждой на помощь, которая должна была непременно прийти.

Гунны наседали, они уже заняли предместья и разрушали осадными машинами городские стены. Аниан, тревожно считавший дни и часы, дважды отправлял надежного человека на городской вал с приказанием посмотреть, не виднеется ли что-нибудь вдали. Дважды гонец возвращался, не принося ничего утешительного, но на третий раз он сообщил, что на краю горизонта появилось небольшое облако. Епископ, просияв, воскликнул: "Это помощь Божия!", и эту фразу повторили за ним все присутствующие.

Аэций собирает войска. Облако росло и с каждой минутой становилось все более отчетливо видимым. Ветер, который отнес в сторону пыль, позволил увидеть с городской стены густые ряды всадников. Это были воины Аэция и короля вестготов Теодориха, спешившие на помощь Орлеану.

Когда Аэций узнал о вторжении Аттилы в Галлию, он собрал в Италии войска и перевалил через Альпы. Его армия была очень слаба, но другую собрать было уже невозможно: времена непобедимых римских легионов давно прошли. Оказавшись в Галлии, Аэций узнал, что его союзники-вестготы не собираются защищать Галлию, а будут ждать грозного завоевателя на своей собственной территории. Только красноречие знатного римского посла заставило престарелого короля Теодориха изменить свое мнение и заявить, что в качестве верного союзника Аэция и римлян он готов рискнуть своими владениями и собственной жизнью. Король вместе с сыновьями возглавил соплеменников и стал под знамена Аэция. Его примеру последовали многие другие племена: леты, арморикане, саксы, бургунды, бреоны, аланы, рипуарии и те франки, которые поддерживали младшего сына Хлодвига. Вся эта разноплеменная армия под началом Аэция и Теодориха быстрым маршем двигалась навстречу бесчисленным полчищам Аттилы.

Аттила строит войско. Узнав о приближении противника, Аттила снял осаду Орлеана, куда его передовые отряды уже успели проникнуть, и начал поспешно отступать, пока, после обратной переправы через Сену, не оказался на ровной и гладкой равнине, носившей название Каталаунские поля (современная Шампань во Франции) и удобной для действий его конницы. Перед битвой вождь гуннов счел необходимым воодушевить свое воинство речью и сумел зажечь в них желание сражаться. Пока оно не погасло, Аттила поспешил выстроить войско в боевом порядке. Центр занял он сам во главе своих гуннов, которые отличались отвагой и личной преданностью ему. Подвластные ему народы, ругии, герулы, тюринги, франки и бургунды развернулись по обе стороны от центра. Правым крылом командовал царь гепидов Ардарих, левым – сразу три вождя остготов. Они стали напротив родственных им вестготов, с которыми готовились скрестить оружие. И многие другие германцы шли против германцев же, бургунды готовились биться с бургундами, франки – с франками.

Построение римлян и их союзников. Римские союзники выстроились по иному принципу. В центре Аэций поставил аланов с их вождем – это племя подозревали в намерении изменить и собирались строго следить за всеми их передвижениями. Аэций возглавил левое крыло, Теодорих – правое, а сын Теодориха занимал холмы на фланге войска Аттилы, захваченные союзниками накануне битвы.

Битва. Древний историк, который имел возможность беседовать с готскими воинами, участниками битвы, сообщает, что, по их словам, она была "ужасна, долго нерешительна, упорно кровопролитна и вообще такова, что другой подобной не было ни в те времена, ни в прошлые века". Число убитых с обеих сторон разные источники определяют от 162 до 300 тысяч человек.

После того, как обе стороны долго осыпали друг друга метательными снарядами, их конница и пехота вступили в яростный рукопашный бой. Гунны пробились через слабый центр вражеского войска и, развернувшись влево, обрушились на вестготов. Когда Теодорих, проезжая вдоль рядов своего войска, старался ободрить его, он был сражен дротиком знатного остгота, свалился с лошади и был затоптан затоптан копытами собственной конницы.

Ряды вестготов были расстроены, и Аттила торжествовал было победу, когда сын Теодориха ударил с господствующих высот по оголенному флангу противника и отбросил его. От полного поражения гуннов и их союзников спасла только ночь. Соорудив в своем лагере укрепления из повозок, они приготовились защищаться за ними. Не надеясь на успех обороны, Аттила приказал сложить для себя погребальный костер и намеревался броситься в него, если лагерь будет взят.

Аэций и вестготы. Однако союзники Рима понесли немногим меньшие потери. Когда они на следующий день попытались штурмовать вражеский лагерь, их первые отряды были остановлены и частично истреблены градом стрел, летевших из-за гуннских повозок. Сына Теодориха, горевшего желанием отомстить за смерть отца, Аэций сумел уговорить уйти вместе с вестготами домой, указав ему, что в его отсутствие братья могут попытаться захватить королевскую власть. В действительности Аэций считал, что чрезмерное усиление вестготов, истинных победителей в "битве народов", было бы опасно в первую очередь для Рима, который они однажды (в 410 г.) уже захватывали. Поэтому он решил приберечь ослабленного поражением Аттилу в качестве пугала для своих союзников.

После ухода вестготов Аттила был поражен тишиной, которая воцарилась на заваленных грудами трупов Каталаунских полях, и несколько дней не выходил из-за укреплений, опасаясь ловушки. Затем он отступил за Рейн, и его отступление стало свидетельством последней победы, одержанной от имени западного императора.

Значение победы. На Каталаунских полях участвовало в битве множество народов, живущих от Волги до берегов Атлантического океана. Сражение это, спасшее Западную Европу от свирепого воинства Аттилы, вошло в историю под названием "битвы народов".

 


► Читайте также другие темы части VI "Императорский Рим и варвары" раздела "Ближний Восток, Греция и Рим в древности":

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.