В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

29. Фригид: схватка двух религий

Император Грациан порывает с древней религией римлян. В последней четверти IV в. великая Римская империя быстро клонилась к упадку. Она фактически распалась на две части. Было много и других причин, но не последнюю роль играли и религиозные распри между язычеством (древней религией, основанной на поклонении многим богам) и христианством, завоевывавшим все более прочные позиции. Решающий шаг сделал император Запада Грациан, который находился под сильным влиянием епископа Амвросия, самого авторитетного деятеля христианской церкви той поры, – он полностью порвал с традиционной римской религией.

Когда Грациану преподнесли, как повелевал обычай, знаки достоинства и одежду верховного жреца, он отказался их принять, сказав, что такая одежда не подобает христианину. По его приказанию из помещения, где заседал римский сенат, вынесли статую и алтарь языческой богини Виктории, олицетворявшей победы и военное могущество Рима. Наконец, он прекратил выдавать деньги из государственной казны на совершение языческих обрядов.

Появление императора Евгения. Приверженцы древней религии чувствовали себя несправедливо обиженными, дважды они отправляли посольства с просьбой отменить суровые законы, оскорблявшие римские традиции, но эти посольства не имели успеха. Язычники чувствовали себя загнанными в угол, когда в августе 392 г. на Западе появился новый император Евгений, хотя и христианин, но не отличавшийся особым религиозным рвением. К тому же фактически за него правил язычник Арбогаст, командующий вооруженными силами западной половины Римской империи.

Еще предшественник Евгения, Валентиниан II, полностью зависел от Арбогаста и был правителем лишь по имени. Он известил своего соправителя, императора Востока Феодосия, о собственном жалком положении и просил помощи, однако она запаздывала. Тогда юный император опрометчиво решился на борьбу с всесильным военачальником и однажды вручил ему документ, в котором Арбогаст лишался всех должностей. Тот возразил: "Моя власть не зависит от улыбки или нахмуренных бровей монарха" – и презрительно бросил бумагу на пол.

Через несколько дней после этой ссоры, обнаружившей полное бессилие Валентиниана II, он был найден бездыханным в собственной спальне. Хотя в убийстве молодого императора Запада принято обвинять Арбогаста, эта смерть была неожиданностью не только для Феодосия, но и для самого Арбогаста: больше похоже на то, что загадочная гибель Валентиниана была самоубийством. Свидетельством этому является длившееся более трех месяцев междуцарствие, во время которого Арбогаст пытался установить контакт с Феодосием и готовился признать императором Запада его старшего сына Аркадия. Он даже начал чеканить монеты с именами Феодосия и Аркадия. Лишь нерешительность восточного императора, медлившего с ответом, привела к дальнейшему развитию событий.

Евгений возвращается к язычеству. Армия провозгласила Евгения новым правителем Запада (сам Арбогаст не был римлянином и поэтому не мог стать императором). В правление Евгения языческим храмам было возвращено их имущество, предоставлены деньги на проведение религиозных церемоний, вновь разрешены запрещенные прежде жертвоприношения и гадания. В Риме началось восстановление языческих храмов, в здание сената был возвращен алтарь Виктории, устраивались пышные празднества в честь древних богов. Но и христиане при Евгении не подвергались гонениям – все религии оказались в равном положении. Но такое положение сохранялось недолго: оно вызвало острое недовольство всех, кто ненавидел старую религию, особенно императора Востока и видных деятелей христианской церкви.

Пока язычники наслаждались древними обрядами, император Востока Феодосий готовился к войне. Для нее он стянул войска со всей восточной половины империи, оставив без охраны беспокойные границы. Теперь они оказались беззащитны перед вторжениями варваров (и те не замедлили этим воспользоваться), но Феодосия это не смущало – он решил бросить на карту все. Считается, что в результате он собрал армию не менее чем в 100 тысяч человек.

Феодосий
Феодосий

В отличие от императора Востока, Арбогаст и Евгений не стали так делать. Поэтому, хотя точно численность войск обоих противников неизвестна, можно с уверенностью считать, что армия Запада значительно уступала врагу если не по качеству, то по количеству. Этим и объясняются особенности избранной Арбогастом тактики (о руководстве Евгения военными действиями серьезно говорить не приходится).

Символы армий. В конце июля войско Евгения вышло из Милана. Ему навстречу двигалась армия Феодосия. Известно, что войска Евгения шли в бой со знаменами с изображением Геркулеса, а на вершинах гор, окружавших поле битвы, были поставлены статуи Юпитера с золотыми молниями. Над войском Феодосия возвышалось знамя со священным символом: обозначением начальных букв имени Христа.

Юпитер Всеблагой Величайший считался главным богом римской мощи, побед и славы, а Геркулес олицетворял ту силу Солнца, которая наделяет людей доблестью, подобной божественной, и воплощал собой образ хорошего правителя, врага тиранов. Присутствие этих богов на стороне Евгения должно было подчеркнуть законный характер его власти, ее справедливость и опору на традиции.

Пророчество. Среди язычников тогда было распространено пророчество, согласно которому имя Христа должно почитаться в течение 365 лет, а затем это почитание прекратится. Если к традиционной дате распятия (29 г. н.э.) прибавить 365 лет, то получится именно 394 г. – год битвы при Фригиде.

Феодосий тоже получил предсказание от египетского монаха-отшельника Иоанна о том, что в кровопролитной битве ему суждено одержать победу. Таким образом, обе стороны надеялись на успех.

Позиции войск Запада. Арбогаст намеренно оставил свободным спуск с гор на равнину, где протекала река Фригид. Заняв войсками горные проходы, Феодосий продвинулся вперед и с удивлением увидел обширную долину, простиравшуюся до стен города Аквилея и до реки. Вся она была покрыта палатками войска Арбогаста, состоявшего в основном из галлов и германцев. Ожидая противника, командующий войсками Запада укрепил свой лагерь частоколом и деревянными башнями. Таким образом, его войско занимало очень сильную позицию, штурм которой был чреват для противника большими потерями. С военной точки зрения, план Арбогаста, делавший бесполезным численный перевес противника, был безупречен. Командующий войсками Запада решил выпустить на равнину вражеский авангард и разгромить его там, сделав бесполезными все попытки дальнейших атак. Другой отряд войска Арбогаста должен был зайти в тыл противника и сделать невозможным его отступление. Таким образом, Феодосию осталось бы только сдаться на милость победителя.

Ожесточение битвы: первый день. Однако Феодосия, вероятно, разгадавшего замысел врага, это не смутило: после обеда 5 сентября 394 г. он нанес фронтальный удар, поставив в авангарде 20-тысячное войско вестготов. Самый опасный, считавшийся вместе с тем самым почетным, пост он предоставил своим союзникам-готам не без коварного расчета – чтобы их воинов, уже причинивших римлянам немало неприятностей, осталось поменьше. Штурм укреплений Арбогаста продолжался до темноты. Войско Феодосия оставило на поле брани 10 тысяч убитых, включая военачальника Бакурия, однако им так и не удалось прорвать вражеские ряды. С наступлением ночи армия Феодосия отступила с поля битвы, оставив его за противником.

Таким образом, первый день битвы принес перевес войскам Запада. Чтобы закрепить успех и обеспечить окончательный разгром Феодосия, ночью Арбогаст выделил значительные силы для осуществления скрытого перехода в тыл неприятеля.

В лагере восточного императора, отступившего назад к горам, настроение было близким к отчаянию. Большую часть ночи Феодосий провел молясь Богу, который, как он думал, покинул его. Христианский писатель сообщает, что императора посетили два небесных всадника в белом, св. Иоанн и св. Филипп, которые призвали Феодосия набраться мужества.

Измена. К несчастью для Евгения, отряд, посланный в тыл восточной армии для нападения на Феодосия, вместо этого заявил о своей готовности покинуть Арбогаста за крупное денежное вознаграждение и разного рода почетные должности. Феодосий, естественно, немедленно на это согласился и, за отсутствием бланка для официальных документов, утвердил соглашение подписью в собственной записной книжке.

Несмотря на эту неожиданную удачу, положение армии Феодосия существенно не изменилось. Его военачальники советовали воспользоваться освободившимся теперь путем для отступления, чтобы провести зиму в восточных провинциях, а весной возобновить войну с большими шансами на успех. С военной точки зрения такой вариант действий был наиболее целесообразен, но Феодосий отказался ему последовать, что, казалось бы, можно объяснить только слепой верой в данное ему предсказание о победе над Евгением. Однако, если в войске восточного императора были местные уроженцы, которые по известным только им приметам могли предсказать погоду на следующий день, то его поведению можно дать более разумное объяснение.

Господь помогает Феодосию. Наступило утро. Император Востока отдал приказ вновь атаковать противника, и по двум узким дорогам, обтекавшим горный выступ, на котором находился он сам, его солдаты двинулись вниз, навстречу уже ожидавшему их врагу. Обе стороны видели, как Феодосий пал ниц, моля Бога о помощи, и ответ с небес последовал незамедлительно. Вдруг из-за спины наступавшего авангарда Феодосия в лицо галлам Арбогаста ударил ветер: внезапно поднялась свирепая буря. Это был неожиданный природный феномен, часто встречающийся в Альпах. Ураганный северо-восточный ветер (бора), который христиане сочли за божественное вмешательство, нес облака пыли в лицо войскам Запада, отбрасывал назад их дротики и стрелы. Этим случайным преимуществом умело воспользовался Феодосий: суеверный страх варваров, составлявших большинство войска Арбогаста, увеличил в их глазах свирепость бури и помог одержать победу восточному императору. Увидев в урагане проявление гнева небес, армия Запада в панике бежала в лагерь. Вслед за ними туда ворвались воины Феодосия и заставили противника сложить оружие.

Смерть императора. Евгений был схвачен и, когда он у ног Феодосия молил о пощаде, обезглавлен солдатами. Арбогаст скрылся с места битвы, два дня бродил по горам, а затем, убедившись, что его дело окончательно проиграно, вонзил меч в собственную грудь.

Провинции Запада, бывшие на стороне Евгения, просили Феодосия о пощаде и получили ее. В последний раз власть над Востоком и Западом Римской империи оказалась в одних руках, но всего на несколько месяцев: умирая в январе 395 г., Феодосий официально разделил ее между двумя своими малолетними сыновьями.

После поражения Евгения на Западе империи вновь стали действовать законы Феодосия, направленные против язычников. Они еще продолжали бороться за существование древней религии, но большего успеха, чем при Евгении, им никогда уже не удалось достичь. Таким образом, исход битвы при Фригиде определил окончательную "гибель богов", т.е. насильственное уничтожение язычества.

 


► Читайте также другие темы части VI "Императорский Рим и варвары" раздела "Ближний Восток, Греция и Рим в древности":

 Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: с древности до XV в.