В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

"Благодарность", "Отчего", "Русалка" - анализ произведений

/В.Г. Белинский. Стихотворения М. Лермонтова. Санкт-Петербург. 1840/

 

Гармонически и благоуханно высказывается дума поэта в пьесах: "Когда волнуется желтеющая нива", "Расстались мы; но твой портрет" и "Отчего" — и грустно, болезненно в пьесе "Благодарность". Не можем не остановиться на двух последних. Они коротки, по-видимому, лишены общего значения и не заключают в себе никакой идеи; но, боже мой! какую длинную и грустную повесть содержит в себе каждое из них! как они глубоко знаменательны, как полны мыслию!

	Мне грустно, потому что я тебя люблю
	И знаю: молодость цветущую твою
	Не пощадит молвы коварное гоненье.
	За каждый светлый день иль сладкое мгновенье
	Слезами и тоской заплатишь ты судьбе.
	Мне грустно... потому, что весело тебе.

Это вздох музыки, это мелодия грусти, это кроткое страдание любви, последняя дань нежно и глубоко любимому предмету от растерзанного и смирённого бурею судьбы сердца! И какая удивительная простота в стихе! Здесь говорит одно чувство, которое так полно, что не требует поэтических образов для своего выражения; ему не нужно убранства, не нужно украшений, оно говорит само за себя, оно вполне высказалось бы и прозою...

	За всё, за всё тебя благодарю я:
	За тайные мучения страстей,
	За горечь слез, отраву поцелуя,
	За месть врагов и клевету друзей;
	За жар души, растраченной в пустыне, —
	За всё, чем я обманут в жизни был...
	Устрой лишь так, чтобы тебя отныне
	Недолго я еще благодарил...

Какая мысль скрывается в этой грустной "благодарности", в этом сарказме обманутого чувством и жизнию сердца? Всё хорошо: и тайные мучения страстей, и горечь слез, и все обманы жизни; но еще лучше, когда их нет, хотя без них и нет ничего, что просит душа, чем живет она, что нужно ей, как масло для лампады!.. Это утомление чувством; сердце просит покоя и отдыха, хотя и не может жить без волнения и движения. <...>

"Русалкою" начнем мы ряд чисто художественных стихотворений Лермонтова, в которых личность поэта исчезает за роскошными видениями явлений жизни. Эта пьеса покрыта фантастическим колоритом и по роскоши картин, богатству поэтических образов, художественности отделки составляет собою один из драгоценнейших перлов русской поэзии. "Три пальмы" дышат знойною природою Востока, переносят нас на песчаные пустыни Аравии, на ее цветущие оазисы. Мысль поэта ярко выдается, — и он поступил с нею как истинный поэт, не заключив своей пьесы нравственною сентенциею12. Самая эта мысль могла быть опоэтизирована только своим восточным колоритом и оправдана названием "Восточное сказание"; иначе она была бы детскою мыслию. Пластицизм и рельефность образов, выпуклость форм и яркий блеск восточных красок — сливают в этой пьесе поэзию с живописью. <...>

Мы не назовем Лермонтова ни Байроном, ни Гёте, ни Пушкиным; но не думаем сделать ему гиперболической похвалы, сказав, что такие стихотворения, как "Русалка", "Три пальмы" и "Дары Терека", можно находить только у таких поэтов, как Байрон, Гёте и Пушкин...

Не менее превосходна "Казачья колыбельная песня". Ее идея — мать; но поэт умел дать индивидуальное значение этой общей идее: его мать — казачка, и потому содержание ее колыбельной песни выражает собою особенности и оттенки казачьего быта. Это стихотворение есть художественная апофеоза13 матери: всё, что есть святого, беззаветного в любви матери, весь трепет, вся нега, вся страсть, вся бесконечность кроткой нежности, безграничность бескорыстной преданности, какою дышит любовь матери, — всё это воспроизведено поэтом во всей полноте. <...>

 


Читайте также анализ других произведений М.Ю. Лермонтова:

 Перейти к оглавлению книги "Русская литературная критика XIX века: Хрестоматия литературно-критических материалов"