В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Искусство как другая реальность

Разные реальности: попытка их разграничения. – Неопровержимая конкретность. – Мир, рождаемый заново.

 

В полном согласии с издавна сложившейся традицией мы различаем в современном мире все науки (и естественно-математические, и гуманитарные), с одной стороны, и все искусства (немые, звучащие и т.д.), с другой стороны.

Все науки – это вторая или вторичная реальность, познающая и систематизирующая (каждая наука – на свой лад) данную нам в опыте первичную, природно-социальную, необозримую и целостную действительность. Что здесь имеется в виду?

Есть сама по себе жизнь, и есть наш человеческий взгляд на эту жизнь, наше понимание этой жизни, наше стремление постичь мир, природу, себя, других, характер людских отношений и ещё многое.

Являясь на свет, с первых же мгновений мы устремлены к познанию этого света. И так – всю жизнь…

Иными словами, есть реальность первичная, изначальная, природно-социальная, включающая всё: мироздание, планету, страну, дом, каждое наше "Я".

И есть моё, его, твоё отношение ко всему на свете. И из этих человеческих мыслей-отношений складываются все наши представления о жизни, все наши мудрости, все науки и ремёсла, все дела и занятия в этой жизни. То есть складывается вторичная реальность. Это и науки, и то, что мы называем здравым смыслом, запасом опытности, и многое другое.

Мы постоянно, сталкиваясь с чем-то новым и неизведанным, говорим: "Если рассуждать здраво…" или "С точки зрения здравого смысла…", "как я понимаю…", "как мне кажется…", "как представляется" и т.п. Мы постоянно судим об Уме и Глупости.

Но ведь то, что мы называем Умом или Глупостью, - это не вполне та самая изначальная природно-социальная реальность, которая есть в нас и которая была до нас и пребудет после нас, которая независима от познающего субъекта.

Солнце и Луна, Природа и Социум были и останутся в этой самой первичной реальности. А реальность вторичная – та, что устремлена к пониманию первой, - непрерывно ей сопутствует, неизменно её рассматривает и по-разному трактует. И даже пробует ею повелевать – в меру своего разумения. И будет так, пока жив род человеческий.

Есть физические природные явления, и есть законы науки физики. Есть живая непосредственная историческая жизнь, и есть познающая её наука история…

Обе реальности до такой степени неразличимости срастаются, что нет уже ощущения зазора между ними, нет ощущения разности.

А между тем обе реальности друг с другом соотносятся, находятся в состоянии непрекращающегося, напряженного диалога. Причём, вторая или вторичная реальность – сторона вникающая, взыскующая диалога, всё на свете систематизирующая, а первая или первичная – самоценна, необозрима и целостна.

Получается, что вторая реальность пробует вторить первой и при этом на неё воздействовать в своих (как кажется людям) интересах. Физика вторична по отношению к физическим явлениям природы. История как наука, которая никого и ничему, увы, не учит, вторична в отношении к реальному прошлому и пережитому.

Получается, что есть мир, и есть наши знания о мире, постоянно пополняемые и передаваемые от поколения к поколению. С этой целью люди создали специальный институт передачи (эстафеты) знаний и назвали его школой.

Мировое научное содружество, постоянно совершенствуя свои возможности, пробуют вторить изначальной, первичной и бесконечной "сущности бытия".

Но почему-то (Бог весть, почему), кроме первичной и вторичной реальности спокон веку на белом свете пребывает и ещё одна – назовём её – другая реальность. Она и не первичная, но она и не вторящая первичной. Она сама по себе! Она именно другая, то есть иная, не совпадающая ни с первой, ни со второй. Она творится параллельно первой, в её же пределах и всё время с ней сопоставляется.

По отношению к этой другой реальности вторичны (то есть пробуют её осознать, понять, осмыслить) науки эстетика, искусствознание, литературоведение, фольклористика, лингвостилистика, культурология, психолингвистика, этнография, антропология и т.д.

Другая реальность – это искусство. Искусство – непременная составляющая человеческого бытия. Оно было, есть и будет всегда, пока жив человек. Это реальность, создаваемая искусственно:

		И забываю мир – и в сладкой тишине
		Я сладко усыплён моим воображеньем,
		И пробуждается поэзия во мне:
		Душа стесняется лирическим волненьем,
		Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,
		Излиться наконец свободным проявленьем –
		И тут ко мне идёт незримый рой гостей,
		Знакомцы давние, плоды мечты моей.

Другая реальность ("плоды мечты" поэта) сильно отличается от второй или вторичной.

Вторая открывает нам то, что уже есть, но до поры - до времени сокрыто от нас. Афанасий Никитин впервые прокладывает нашим соотечественникам путь в Индию… Колумб открывает европейцам новый – за морями-океанами - материк... Физика обнаруживает неизведанные тайны атома… Археолог в результате раскопок находит бесценные материальные свидетельства давно прошедшего…

Это всё открытия того, что уже есть, что уже существует, но пока ещё нам неведомо, сокрыто от нас, и рано или поздно, но будет познано.

Искусство же создаёт то, чего в принципе до этого не было, не существовало. Искусство создаёт новые целостности, сотворённые по своим собственным законам.

Сервантес создаёт "Дон Кихота". Пушкин – "Евгения Онегина". Бетховен – Лунную сонату. Шостакович – оперу "Нос". Филонов – "Формулу весны". Бойкая бабуля – озорную частушку. Малыш – свои рисовальные каракули. Юморист – фразу: "Малыш, увидев под столом пустую бутылку из-под водки, радостно воскликнул: "Па-па!"…

Бесконечны примеры созидания того, чего в жизни до сих пор в данной концентрированности, в данной неопровержимой конкретности не было, что родилось – давно или сейчас - по воле мастера (мастера любого возраста, творческого диапазона и опыта).

Почему же все искусства – это другая, а не вторая реальность? Ведь искусства тоже по-своему вторят жизни?

Ответ: потому что произведение искусства являет собой "новый мир", которого не было и который сочинён, нафантазирован.

Не было в природе такого сочетания звуков, красок, не было такой пластики, не было в первичной реальности ни Дон-Кихота, ни Санчо Пансы, ни Онегина, ни Ленского, ни майора Ковалёва, ни Антона Антоновича Сквозник-Дмухановского… Не было!