В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Общество в комедии "Горе от ума". Век нынешний и век минувший

/В.А. Ушаков. Московский бал. Третье действие из комедии "Горе от ума" (Бенефис г-жи Н. Репиной). «Московский телеграф», 1830, № 11 и 12./

 

Теперь обратимся к вышесказанным условиям современной критики и рассмотрим: сообразен ли подробно описанный нами характер Чацкого с духом нашего времени? Встречаем ли мы оный в нашем быту? В изображении оного найдем ли мы истину и приличную выразительность? Прибавим к сему еще одно требование: не заимствован ли откуда-нибудь этот характер, эта душа целой пьесы? Будем отвечать на последнее.

Чацкий есть не иное что, как Мольеров Альцест, возродившийся по истечении полутораста лет в другом крае, в другом обществе и с другими причудами мизантропии или, лучше сказать, излишней филантропии, потому что ни Альцеста, ни Чацкого нельзя упрекнуть в ненависти к людям. Напротив: желание лучшего для рода человеческого было единственною причиною их крутого нрава, их негодования на злоупотребления, их жестоких выходок против современных обычаев, словом, неуместного и беспрерывного раздражения их желчи. Да! Чацкий есть не иное что, как правнук Альцеста. Но как воспользовался Грибоедов сим заимствованием? «Мизантроп» Мольера до сих пор является на сцене почти на всех европейских театрах. Будет ли иметь одинаковую участь Чацкий? Отвечаем: нет! Чацкий может нравиться на сцене только в наше время, и для потомства он сделается привлекательным предметом изучения нравов и обычаев прошедшего.

Чацкий исключительно принадлежит той эпохе, в которую создал его Грибоедов. И это требует подробного рассмотрения. — Обратим наше внимание на тех молодых людей, которые были во цвете лет своих назад тому лет сорок или более. Многие из них еще существуют до сих пор. Какой был в то время их образ мыслей? К чему они стремились? Что было главнейшею целью их жизни? Все это для нас не тайна, и сам Грибоедов показывает нам истину в рассказах Фамусова. Тогда молодые дворяне, получившие хорошее воспитание, метили в знать; отечеству служили они для приобретения чинов; женились по расчетам и, кроме знатности и богатства, ничего другого не имели в виду. Таков был дух того времени. Но вместе с сим нельзя не сознаться, что в те годы скромность, приличная незрелому возрасту, и неподдельное, неложное уважение к старости были почти всеобщим свойством молодых людей. Они гордились и превозносились только успехами по службе и чаемым наследством от родственников. Вот что возвышало их пред другими. Теперь все это изменилось. Ныне молодежь восчувствовала необходимость в учении, страстно прилепляется к узнанию всех произведений разума человеческого, взирает на своих предшественников не слишком благоприятным оком и естественным образом приобретает какую-то дерзость в отношении к людям, вышедшим из круга современных понятий. Ни прежних, ни новейших нельзя строго судить в сем случае. Те были хороши для своего времени, наши — пригодны для настоящего и образом своих мыслей обещают что-то лучшее для потомков, которых мы не дождемся. К сей последней среде неоспоримо принадлежит Чацкий. Он является между нами как судья двух поколений. Указывая на недостатки прошедшего, он в самом себе не утаивает всех недостатков настоящего. Чацкий может назваться представителем наших мнений о минувшем и наших надежд на будущее, лучшее, совершеннейшее. Чацкий дразнит своих современников и посему должен вытерпеть горе, происходящее от ума. Так уже водится!

Еще вопрос: общество, в коем действует Чацкий, все окружающие его, все убежденные в его безумии, точно ли принадлежат нашему времени? Носят ли они на себе отпечатки наших обычаев? Не в идеальный ли какой-нибудь мир вместил автор главное лицо комедии? Нет! Грибоедов приводит зрителя именно в Москву и с верностью показывает ему дух общества сей столицы не ранее как в двадцатых годах текущего столетия. Все действующие лица пьесы кажутся нам как будто знакомыми. Это галерея вымышленных портретов, в коих мы видим такую выразительность, что каждый из нас, глядя на оные, старается угадать, с кем они схожи. Это доказывается тем, что многие до сих пор приискивают подлинников для сих чад фантазии Грибоедова. Нельзя не сознаться в том, что подобная мистификация целой публики есть ясное доказательство высочайшей степени искусства. — Комедия "Горе от ума" принадлежит к числу тех редких явлений, которые составляют важную эпоху в истории словесности и могут назваться знамениями своего века. Это венец бессмертия Грибоедова. <...>

 


Читайте также другие статьи критиков о комедии "Горе от ума":

В.А. Ушаков. Московский бал. Третье действие из комедии "Горе от ума"

В. Белинский. "Горе от ума". Комедия в 4-х действиях, в стихах. Сочинение А.С. Грибоедова

И.А. Гончаров

А.А. Григорьев. По поводу нового издания старой вещи. "Горе от ума"