В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Литература коренных американцев. Писатели-индейцы

Многоцветность — вот основное свойство американской словесности конца 1970—1990-х годов. Индейское возрождение, второй (после Гарлемского ренессанса) расцвет черной литературы, отмеченный Нобелевской премией (1983) афроамериканской писательницы Тони Моррисон, выдвижение в число наиболее заметных азиатско-американской традиции, не столь заметные на этом красочном фоне, но несомненные достижения прозы чиканос (мексиканско-американской) — вот приметы литературы США рубежа XX—XXI веков. Некоторым весьма показательным исключением выступает еврейско-американская традиция, которая в 80—90-е годы практически интегрируется традицией "белой", однако, к концу этого периода вновь обнаруживается интерес ряда еврейско-американских писателей к их корням.

Всплеск литературы коренных американцев в 1970-е годы был в определенной степени неожиданным; Вторая мировая слишком явно отбросила ее назад. Немногие уцелевшие на войне авторы вернулись в 50-е преимущественно к жанрам автобиографии и культурной истории своего народа. Они напоминали читателям о различиях в культуре разных племен, горько сожалели о несовпадении видения мира и вытекающем из этого несовпадения взаимном непонимании белых и коренных американцев. Они не были тогда услышаны. Положение изменилось во многом благодаря движению за "приобщение к корням" белых и еврейско-американских писателей, чьи голоса, в отличие от индейских, игнорировать было невозможно.

Четкий поворот в литературе коренных американцев и в отношении к ней американцев прочих обозначен выходом в свет романа Навара Скотта Момадея (из племени кайова) "Дом, из рассвета сотворенный" (1968), получившего Пулитцеровскую премию. Именно тогда индейская литературная традиция привлекла самое пристальное внимание общественности, которая признала, что исконные жители страны могут и имеют право говорить сами за себя. Именно тогда этническое самосознание коренных американцев принесло исключительно обильные плоды.

Индейское возрождение — это писатели-индейцы, родившиеся в 30—50-е годы, выступившие вслед за Момадеем и активно публикующиеся ныне: Джеральд Вайзенор, из оджибуэев ("Мрак в медвежьем сердце Сент-Луиса", 1978; "Тачвуд", 1987), Джеймс Уэлч, из черноногих ("Смерть Джима Лоуни", 1979), Лесли Мармон Силко, из племен лагуна и пуэбло ("Церемония", 1978), Карен Луиза Элдрич, из чиппеуэев ("Любовное зелье", 1984; "Корона Колумба", 1991), Том Кинг ("Зеленая трава, бегущие воды", 1993), а также Саймон Ортиз, из племени акома, Элизабет Кук Линн, из сиу, и многие-многие другие.

Их творчество — качественно новый этап в развитии беллетристики коренных американцев в США и возрождение многотысячелетней индейской "устной литературы". Это синтез обеих традиций, подлинный Ренессанс. Специфика новой прозы коренных американцев, впервые проявившаяся в момадеевском "Доме, из рассвета сотворенном", заключается, во-первых, в том, что действие в ней развивается не в линейной, хронологической последовательности, а циклически, что позволяет выявить действительно важные моменты (те, к которым авторы возвращаются вновь и вновь).

Во-вторых, индейское повествование имеет не социально-историческую, а ритуальную основу. Оно развивается на четырех смысловых уровнях одновременно: физическом (природном), духовном, социальном и психологическом. Таков полный цикл и полное значение индейских ритуалов (магическое число четыре в культуре коренных американцев символизирует целостность). Собственно, это поэтика изначальной "устной литературы" индейцев, на которой базируется и их современная проза.

Подобные произведения не могли быть написаны и тем более опубликованы ранее. Они остались бы непонятыми и невостребованными, ибо это совершенно иной тип повествования, чем привычный белому читателю традиционный реалистический роман. Более или менее адекватное восприятие индейской культуры белыми американцами стало возможным отчасти благодаря пропагандистской работе писателей-участников движения за "приобщение к корням". В более широком смысле оно было подготовлено американским постмодернизмом, который открыл читателям принципиальную множественность повествовательных структур.

Большинство современных романов и новелл, созданных коренными американцами, содержат четыре истории в одной и понимаются по-разному белой и индейской аудиторией. Так, и "Дом, из рассвета сотворенный" Н.С. Момадея, и "Церемония" Л.М. Силко, и "Смерть Джима Лоуни" Дж. Уэлча могут быть прочитаны как социальные романы о положении индейцев в обществе и о столкновении культур. В этом плане они имеют четкий сюжет, оформленный в полном соответствии с общими конвенциями. Однако повествование имеет и другие уровни, каждый из которых представляет собой как бы "роман в романе". Так, все три произведения — это и психологические романы об одиночестве, отчаянии, потерянности, о нарушенном внутреннем балансе человека и непонимании законов природы, у Момадея и Силко — еще и о войне и ее последствиях (герои — молодые ветераны Второй мировой).

Следующие два уровня специфичны для литературы коренных американцев. Чтобы понять их, необходимо принять гибкую индейскую концепцию множественности миров и проницаемости границ между ними. Третий уровень повествования — уровень духовного мира, то есть взаимодействия человека с духами, предками, видениями, голосами. Наиболее доступен белому читателю подспудный мистический план романов Уэлча. Его Джима Лоуни преследуют сны и видения, одолевают тайные силы. Но, лишенный рода и племени, герой лишен и матрицы, куда эти явления должны включаться, формируя коллективный опыт племени, поддерживающий человека. Сны, духи и призраки буквально осаждают Джима Лоуни; он разрушен ими в той же и в большей мере, что и одиночеством и алкоголем, потому-то он и погибает.

И, наконец, четвертый уровень повествования — это мир физической вселенной животных, растений, времен года и небесных светил. В индейской традиции этот мир тесно взаимодействует с реальным и миром духовным. Каждый из уровней должен быть воспринят и в его собственном значении и в ритуальном взаимодействии с другими — только тогда произведение будет адекватно понято. В целом же современная индейская проза — это далеко не массовое чтение. И в упорном отстаивании манеры письма, органичной их традиции, в нежелании идти навстречу потребительскому спросу, сказывается этническое самосознание авторов-коренных американцев, прямых потомков и наследников прежних хозяев материка.

 


► Читайте также другие статьи раздела "Новый Свет рубежа XX—XXI веков":

 Перейти к оглавлению книги "Американская литература"