В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

США в 18 веке. Изменения в общественной, экономической и политической жизни Америки

Некоторые изменения в жизни Америки обозначились уже с начала XVIII века. Утрехтский договор (1713) между Англией, Францией, Испанией и Голландией ограничил территории влияния Франции и Испании и объективно создал условия, в которых североамериканские колонии могли проявлять большую политическую и экономическую инициативу. В это время колонисты из Англии составляли 90% всего белого американского населения.

Освоение Нового Света шло быстрее, чем когда-либо прежде. И все-таки даже в 1790 году население страны, которая протянулась на 1.200 миль вдоль атлантического побережья, составляло менее четырех миллионов человек, включая мужчин, женщин и детей, черных и белых.

Около половины белых поселенцев, приехавших в Новый Свет перед Войной за независимость, прибыло по контракту, который заключался на четыре-семь лет и обеспечивал дорогу, питание, одежду и жилье, для работы на полях и плантациях или в качестве домашней прислуги. Высокая смертность и порой тяжелые условия труда вольнонаемных работников частично компенсировались материально выгодными условиями контракта и ограниченным сроком его действия, по истечении коего человек мог распоряжаться собой по собственному усмотрению.

Иначе обстояло дело с афроамериканским населением. Перед началом Войны за независимость рабство уже было узаконенным социальным институтом с полуторавековой историей судебных расследований по так и не решенному вопросу, кем же считать чернокожего невольника: частным имуществом хозяев или человеческой личностью? В то время лишь один авторитетный голос американского просветителя Б. Франклина звучал в поддержку свободы каждого человека. К концу XVIII века, однако, в первые годы существования молодой американской республики, все штаты к северу от Мэриленда отказались от рабовладения, но окончательного решения проблемы рабства не предвиделось вплоть до второй половины следующего столетия.

На протяжении всего XVIII века отношения между американскими колониями и внутри них складывались не слишком гладко: периодически возникало напряжение (как, например, между Коннектикутом и Пенсильванией в 1750 году), случались и вспышки насилия. Города с высоким процентом черного населения жили в страхе перед возможным восстанием негров. Тяжелые условия труда вольнонаемных работников приводили к отдельным стихийным выступлениям (как протест греческих и итальянских иммигрантов во Флориде в 1769). Постоянную угрозу, в особенности в период Французской и Индейской войны (1756—1763), представляли индейские рейды. Череда войн против французов в Северной Америке повлекла за собой установление там британской гегемонии, что имело для английских колоний далеко идущие экономические и политические последствия. Десятилетия, предшествовавшие Войне за независимость, были отмечены ужесточением британской политики в ее американских владениях — принятием серии указов, ограничивающих колониальную торговлю, — и ответным ростом недовольства колоний "капризами" метрополии.

Указ о Гербовом сборе (1765), вводивший чрезвычайно высокий налог на американскую печатную продукцию, встретил яростное сопротивление — бойкот английских товаров со стороны колониальных купцов и разгром британских представительств отрядом "Сынов свободы" — и, хотя Парламент отменил указ в течение года, тот уже успел сыграть свою роль в укреплении антибританских настроений. Когда же был издан так называемый "Чайный закон" (1773), колониальные порты, объединившись, арестовали весь груз английского чая, чтобы не допустить его продажи на американской территории. При этом, не повышенный Англией налог был причиной бойкота — цена чая оставалась доступной, — а принцип. Британия постоянно напоминала Америке о ее зависимости от метрополии, подчеркивала ее "второсортность". 16 декабря 1773 года вошло в историю как день "Бостонского чаепития": отряд городских патриотов (под предводительством Сэмюеля Адамса), одетых индейцами, осадил английские корабли, которые стояли в Бостонской бухте, и выбросил в воду весь чайный груз.

Отношения с Великобританией не улучшились и в следующем году; в Филадельфии был созван первый из двух всеамериканских Конгрессов по правам американцев. Второй состоялся 4 июля 1776 года. Он принял "Декларацию независимости", написанную Томасом Джефферсоном от имени тринадцати английских колоний Северной Америки, которые ныне объявляли себя независимыми свободными штатами. Годом раньше, 19 апреля 1775, войско британской армии и отряд американского ополчения обменялись первыми выстрелами в Лексингтоне (Массачусетс). Началась Война за независимость, которая продолжалась до 1783 года. Создание регулярной армии и командование было поручено Джорджу Вашингтону, богатому виргинскому плантатору, за плечами которого имелся опыт Индейской и Французской войны. Впоследствии он стал первым президентом США.

Сейчас, по прошествии двух с лишним веков, трудно представить, насколько революционным было это событие. Не случайно американцы предпочитают называть Войну за независимость "Американской революцией". По сути, это и была революция, первая в истории Нового времени, упразднившая монархический режим (ведь Америка вышла из-под власти английского короля Георга III и установила республику, разорвала полуторавековую традицию). Старый Свет был шокирован: народ за океаном заявил, что он вправе сам выбирать подходящую ему форму правления, что "правительство получает власть только с согласия управляемых". В то время это был более чем радикальный шаг: нечто новое возникало под Солнцем — правительство, созданное "народом, из народа и для народа".

В 1787 году были приняты Статьи Конфедерации, законодательно закрепившие добровольный союз тринадцати штатов, при почти полном суверенитете каждого из них, и запрещавшие политическое давление на личность. В том же году состоялось решающее сражение под Йорктауном, когда основные силы англичан были разгромлены. Молодая республика — Соединенные Штаты Америки — одержала победу в войне, и, наконец, в 1783 году Англия официально признала ее независимость.

Но были ли тринадцать соединенных штатов единым и независимым государством на деле, а не только в политических документах, которые в пылу полемики шли на известное преувеличение, существовала ли единая американская нация? Этот вопрос весьма остро стоял перед жителями только что созданной конфедерации. Он до сих пор дискутируется и по-разному решается американскими историками и социологами, большинство которых признает, что в первые годы молодой республики формирование действительного единства осложнялось двумя главными обстоятельствами. Во-первых, в экономическом и особенно в культурном отношении США продолжали зависеть от Великобритании, и, во-вторых, сохранялось весьма значительное разнообразие укладов и уровней жизни в самих тринадцати штатах. Недавние колонисты еще называли себя "виргинцами" или "новоангличанами", а не американцами.

Как для бедных, так и для богатых, быть американцем означало быть гражданином экономически и культурно "недоразвитого" государства, жизненные стандарты и эстетический вкус которого почти целиком зависели от британских товаров и британской моды — в бизнесе, одежде, обстановке дома, живописи, архитектуре, периодической печати и т.д. Независимо мыслящие американцы постоянно жаловались на экономическую и культурную подчиненность новой нации Европе. В экономическом отношении тринадцать независимых штатов были независимы один от другого, но не от Англии. Грубый материализм текущего дня испытывал на прочность приверженность молодой республики идеалистическим принципам: в плане товаров и услуг, вынужденно признавали американцы, Британия была лучше.

В социальном плане новая нация вряд ли могла быть названа однородной. Постепенно складывавшаяся экономическая и социальная иерархия становилась все более очевидной в расслоении населения на псевдоаристократов-землевладельцев и рабов или наемников — на Юге, ремесленников и купцов, разворачивающих коммерцию в городах атлантического побережья, и абсолютно самодостаточных фронтирсменов, раздвигающих границы государства на Запад и на Юг. К этому следует добавить религиозную нетерпимость и взаимное противостояние многочисленных сект. В государстве отсутствовало единое вероисповедание и единая система образования. Трудности сообщения между регионами огромной малозаселенной страны были значительными: способы передвижения были теми же, что и в Европе — пешком, верхом либо в повозке, но не было ни дорог, ни придорожных гостиниц или почтовых станций. Это превращало недостаток информации в непонимание и предубеждение.

Противоположные политические тенденции, региональные интересы, культурная разнородность и религиозные трения, характеризовавшие общественную жизнь молодой нации, особенно ярко проявились в дебатах вокруг введения необходимых полномочий и принципов организации органа центрального государственного управления. Жителей независимых штатов заботил вопрос, возможно ли (и неизбежно ли) создание единого общенационального правительства, совместимо ли таковое с понятием свободы личности? В 1787 году тринадцать штатов делегировали своих представителей в Филадельфию рассмотреть данный вопрос и выработать конституцию, документ, определяющий фундаментальные принципы существования новой нации, а также полномочия и обязанности правительства, гарантирующей права народа и закрепляющей законы страны. Официально принятая в 1790 году после широкого публичного обсуждения Конституция начиналась словами: "Мы, народ Соединенных Штатов...".

 


► Читайте также другие статьи раздела "Литература XVIII века":

Американское Просвещение и молодая республика

Человек и общество

Основы демократии

Демократическое общество и "меньшинства"

 Перейти к оглавлению книги "Американская литература"