В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

"Общая история Виргинии и Новой Англии" капитана Дж. Смита

Среди многочисленных книг об Америке, оставленных нам капитаном Джоном Смитом, одна выделяется полнотой охвата материала, выраженным беллетристическим элементом и, главное — тем длительным и широким резонансом, который она имела в литературе и культуре США. Это "Общая история Виргинии и Новой Англии" (1624). Здесь образ Америки складывается из скрупулезного и вместе с тем масштабного описания двух различных регионов и потому предстает многоплановым и убедительным, как жизненно, так и поэтически. Смит новаторски развивает весьма распространенную в "литературе путешествий" мысль о природном богатстве и несметных сокровищах континента: изобильна не только Виргиния, чья земля щедра и плодородна, но и Новая Англия с ее водами, обильными рыбой, живой серебряный блеск которой ценнее мерцания призрачного золота Нового Света.

При этом Смит постоянно подчеркивает, что богатство ресурсов страны не исключает, а напротив, требует приложения человеческих усилий. Но если возделывание виргинских плантаций связано с тяжелой работой, то в Новой Англии "не так уж трудно вытянуть из воды два пенса, шесть пенсов и двенадцать пенсов, едва лишь забросив удочку", — пишет автор и особенно поощряет "молодые семьи, живущие в стесненных условиях, и тринадцати-четырнадцатилетних подростков из сиротских приютов" попытать счастья в Америке. Первым поняв истинные возможности, которые дает Новый Свет, Смит развенчивает, как и в других своих книгах, мечту о золотых приисках и выдвигает поистине революционную тогда идею непременного здесь обращения труда в благосостояние.

Под пером капитана Джона Смита образ Америки впервые приобретает те очертания, в которых будет существовать в дальнейшем: открытое пространство, где каждый человек, независимо от его социального статуса, имущественного и образовательного ценза, одним лишь трудом и добродетелью может добиться счастья, независимости, определенного общественного положения, может состояться как личность. Вклад литератора Джона Смита в дело "открытия Америки" явно превышает его, немалую, впрочем, роль, исследователя Нового Света.

Один из эпизодов книги имеет самостоятельное значение как исток беллетристической линии в американской литературе. Это изложенная во второй главе третьей части история спасения Смита от неминуемой смерти влюбившейся в него дочерью Великого индейского вождя Паухатана добродетельной принцессой Покахонтас. Данное событие широко известно ныне благодаря мультипликационному фильму студии Уолта Диснея. Авторская версия обстоятельств, однако, несколько отличается от позднейшей переработки, как, впрочем, и реальные обстоятельства отличаются от изложенных Смитом.

Еще во времена основания Джеймстауна капитан Смит, который периодически совершал исследовательские вылазки в глубь материка, был однажды взят в плен отрядом из двухсот вооруженных до зубов "дикарей" и доставлен к их вождю Паухатану. Его поселили в отдельной хижине под охраной из тридцати-сорока "дикарей"; еды, которой ему приносили ежедневно, было "достаточно, чтобы насытилось двадцать человек". Постепенно первоначальные надежды Смита на благополучный исход сменились страшным подозрением: его откармливали на убой. "Шесть или семь недель эти варвары держали его в плену", — пишет Смит (на деле он отсутствовал в Джеймстауне приблизительно три недели — с 16 декабря 1607 по 8 января 1608 года).

Наконец наступил кульминационный момент: "Паухатан и его свита облачились в свои лучшие одежды. В роскошной мантии, сшитой из енотовых шкур, хвосты которых свободно свисали наружу, он воссел перед огнем на сиденье, наподобие ложа. По обе руки его сидело по молодой особе семнадцати или восемнадцати лет от роду, а с каждой стороны помещения — по два ряда мужчин и сзади них столько же женщин <...>.

При его (Смита) появлении перед королем все издали громкий крик. Они <...> поместили перед Паухатаном два больших камня; затем все, кто только смог ухватиться за него (Смита), подтащили его к камням, положили на них его голову и приготовились размозжить ее своими томагавками. Когда никакая мольба уже не могла помочь, любимая дочь короля Покахонтас обняла его голову руками и положила на нее свою, чтобы спасти его от смерти <...>.

Тот факт, что данный драматический эпизод отсутствует в опубликованном по горячим следам событий "Правдивом описании Виргинии", а также склонность автора к гиперболизации (явное преувеличение срока пребывания Смита в плену, возможное — количество напавших на него дикарей и т.д.) дали некоторым литературным критикам повод утверждать, что вся история о Покахонтас была лишь выдумкой бравого капитана. Но если даже допустить, что они правы, Джон Смит оказывается куда более талантливым писателем, чем полагают обычно, ибо только великий беллетрист мог бы одной лишь силой воображения создать пережившую века проникновенную притчу о любви и единстве человеческих рас.

Скорее всего, однако, рассказывая об этом происшествии, капитан Смит не слишком погрешил против истины. Будь история о Покахонтас чистым вымыслом автора, кто-нибудь из его многочисленных (как у каждого удачливого, незаурядного и жесткого человека) недругов непременно опроверг бы ее, но этого не cделал даже Джон Рульф, ставший супругом Покахонтас и наверняка знавший истину из первых уст. Отсутствие данного эпизода в первой книге Смита объясняется, очевидно, тем, что капитан осознавал его несоответствие своим пропагандистским задачам: не привлечь, но отпугнуть потенциальных колонистов могла возможность столь опасного приключения.

Наиболее вероятно, впрочем, что, достаточно правдиво изложив событие, Смит, незнакомый с языком и обычаями аборигенов, превратно его истолковал. Вождь намеревался привлечь опытного и храброго воина к участию в постоянных межплеменных столкновениях. В контексте реальной истории исчезают основания предполагать, что Покахонтас спасла отважного капитана из любви к нему и что она вообще спасла его от смерти. Современными исследователями культуры коренных американцев установлено, что столь тщательно описанное Смитом ритуальное действо было обрядом не жертвоприношения, но инициации, то есть посвящения в члены племени. Покахонтас же, очевидно, по велению Паухатана, исполняла в этом ритуале роль "родительницы".

Искреннее заблуждение капитана Джона Смита, послужившее ко благу отечественной словесности, весьма показательно в плане как истинно американской уверенности в себе, так и благородства образа мыслей автора. Этот эпизод с большой наглядностью демонстрирует вообще свойственное Смиту как писателю и как человеку удивительное сочетание цепкого чувства реальности и идеализма, которое станет впоследствии одной из примет американской литературы.

Со временем ведущими жанрами американской литературы XVII века стали исторические хроники и все формы личного повествования: автобиографии, биографии и дневники, а также оригинальная, сугубо национальная разновидность дневника — повествование об индейском плене, первый образец которого создал Дж. Смит.

 


► Читайте также другие статьи раздела "Литература XVII века":

 Перейти к оглавлению книги "Американская литература"