В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Сонет в лирике Дельвига. Анализ сонета «Златых кудрей приятная небрежность»

Сонеты в лирике Дельвига занимают важное место. Он много и плодотворно работает в этом направлении. Один из самых известных сонетов Дельвига – «Златых кудрей приятная небрежность», 1822:

Златых кудрей приятная небрежность,

Небесных глаз мечтательный привет,

Звук сладкий уст при слове даже нет

Во мне родят любовь и безнадежность.

На то ли мне послали боги нежность,

Чтоб изнемог я в раннем цвете лет?

Но я готов, я выпью чашу бед:

Мне не страшна грядущего безбрежность!

Не возвратить уже покоя вновь,

Я позабыл свободной жизни сладость,

Душа горит, но смолкла в сердце радость,

Во мне кипит и холодеет кровь:

Печаль ли ты, веселье ль ты, любовь?

На смерть или жизнь тебе я вверил младость?

Сонет Дельвига классически традиционен по своей форме: два катрена (четверостишия) и две терцеты (трехстишия). В сонете нет ни одного разговорного слова, тем более просторечия, а архаическое для нас «уста» – слово весьма распространенное в романтической лирике. Выбор того или иного синонима, эпитета, словосочетания у поэтов тех лет определялся как тематикой, жанром, так и сложившимися поэтическими традициями. «Цвет лет», «выпью чашу бед», «вечные» рифмы (по словам Пушкина) – «радость – сладость – младость», «кровь – любовь» – прекрасно вписываются в поэтические нормы 1820-х годов. Но тут же невольно обращает на себя внимание особый прием – своего рода анаграмма – из заключительного слова четвертой строки «бЕзНАДЕЖносТЬ» можно легко составить заключительные слова третьей строки «даже нет».

Хотя сонет и обращен к реальному лицу – С.Д. Пономаревой – портрет героини очень условен: «златые кудри», «небесные глаза», пожалуй, любимые эпитеты поэтов-романтиков.

В сонет Дельвига проникают элегические мотивы: поэт скорбит об ушедших годах, о радостях минувших лет, в прошлом остались покой и «свободной жизни сладость». Но, сожалея о прошлом, поэт готов мужественно встретить испытания, ниспосланные ему судьбой: «Но я готов, я выпью чашу бед: Мне не страшна грядущего безбрежность».

Это трижды повторенное авторское «я» («мне») как бы усиливает мысль Дельвига, которую он позднее разовьет в своих идиллиях и которая станет его своеобразным поэтическим кредо: не постигнув боль, не испытаешь и радость. Жизнь прекрасна во всех своих ипостасях, несмотря на горе и страдание. Поэтому и сочетание «грядущего безбрежность» явно не случайно в данном контексте.

Терцеты построены на антитезе. Для усиления поэтической выразительности Дельвиг резко противопоставляет прямо противоположные понятия:

Душа горит, но смолкла в сердце радость,

Во мне кипит и холодеет кровь:

Печаль ли ты, веселье ль ты, любовь?

На смерть или жизнь тебе я вверил младость?

Автор заканчивает свой сонет, прибегая к одному из своих любимых поэтических приемов – олицетворению. Дельвиг обращается к любви, как бы одушевляя ее и тем самым давая ей возможность выбрать для него, поэта, одно из двух: смерть или жизнь.

 


 Читайте также другие статьи о жизни и творчестве А.А. Дельвига:

 Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XIX века