В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Начало поэтического творчества. Вольнолюбивая лирика

Года с 1808 (когда появилось в печати первое стихотворение Вяземского) и до конца 1810-х гг. можно определить как первый период в творчестве Вяземского. Для Вяземского никогда не существовало проблемы вхождения в литературу, «всю или почти всю литературу он нашел в собственном доме еще мальчиком... можно сказать, получил ее в наследство». Друг и почитатель Жуковского, Батюшкова, Дмитриева, воспитанный в семье Н.М. Карамзина и глубоко уважавший его, Вяземский, даже разойдясь с ним во взглядах, ни разу не сказал против него ни одного слова, тщательно избегая любого возможного намека на полемику с ним. Пламенный сторонник «Арзамаса», Вяземский пишет в тех стилевых и жанровых нормах, что отмечали карамзинскую школу. Но Вяземский не сумел проявить себя ни в одном из главенствующих жанров русской поэзии.

Его ранние стихи написаны в жанрах «легкой поэзии» – эпиграмма, альбомные стихи, куплеты, дружеское послание (в духе «Моих пенатов» Батюшкова). Лирический герой Вяземского – эпикуреец, мирно наслаждающийся своим уединением и всеми прелестями этого мирного существования на лоне природы. Вяземский пишет и сатиры литературные, направленные против литературных врагов Карамзина и «арзамасцев» – язвительные, колкие. Недаром юный Пушкин назовет Вяземского «грозой всех князей стихотворцев на Ш», имея в виду князей П.А. Шаликова, А.А. Шаховского и С.А. Ширинского-Шихматова, ярых противников «Арзамаса», сторонников «Беседы» и школы А.С. Шишкова. В 1817 г. Вяземский составляет проект литературно-политического журнала (органа «Арзамаса»).

Для решения новых творческих задач Вяземский ищет особые пути развития своей поэзии. «Худо верую в литературу, которая рождается и сосредотачивается в самой себе – вне больших житейских течений», – пишет он.

Важное свойство поэзии Вяземского – публицистичность. Поэзия, по его мнению, должна быть злободневна. «Поэту должно иногда искать вдохновение в газетах – теперь чудесное, сей великий помощник поэзии, на земле», – пишет он в 1821 г.

Вяземский 1820-х гг. по преимуществу поэт-публицист, поэт-сатирик. Стихи его чаще всего были известны по многочисленным спискам, т.к. не могли пройти через цензуру. В 1820 г. Вяземский был один из тех, кто подал царю записку об освобождении крестьян: «...рабство – уродливость, свобода... также неотъемлемая собственность человека, как воздух, вода и солнце», – написал он. В этом же году Вяземский пишет «Негодование» – своеобразную вольнолюбивую оду в духе вольных стихов Радищева, Рылеева, молодого Пушкина. «Негодование» – протест против крепостного гнета и деспотической власти самодержавия. Пафос поэзии Вяземского – пафос гражданский:

Я правде посвятил свой пламенный восторг;
Не раз из непреклонной лиры
Он голос мужества исторг.
Мой Аполлон – негодованье!

«Негодованье» – (термин декабристской поэзии) подсказало поэту сильные разящие слова:

...Где же он? Где ж казни бог?
Где ж судия необольстимый?
Что ж медлит он земле суд истины изречь?
Когда ж в руке его заблещет ярый меч
И поразит порок удар неотразимый?

«Негодованье» – лучшее произведение, сколько силы и души», – писал Вяземскому А.И. Тургенев. Вяземский обращается к традициям русской поэзии XVIII века (и в этом оригинальность стихотворения), к гражданским одам Державина и Радищева, отсюда приподнятая одическая лексика (обилие архаизмов), столь необходимая для «высокой» гражданской поэзии. «Архаизация» языка как бы подчеркивает значительность той темы, которую Вяземский развивает в своем стихотворении:

Свобода! О младая дева!
Посланница благих богов!
Ты победишь в упорстве гнева
Твоих неистовых врагов.
Ты разорвешь рукой могущей
Насильства бедственный устав...

Вяземский еще верит:

Он загорится, день, день торжества и казни,
День радостных надежд, день горестной боязни!
Раздастся песнь побед вам, истины жрецы,
Вам, други чести и свободы!
Вам плач надгробный! Вам, отступники природы!
Вам, притеснители! Вам, низкие льстецы!

Но, подвергая резкой критике существующий порядок, Вяземский невольно ослабляет гражданский пафос своего стихотворения – гимна свободе:

Свобода!..
Снесешь нам книгу вечных прав –
Союз между граждан и троном...

Союз граждан и трона – вот, по мнению Вяземского, гарантия свободы.

Политические сатиры Вяземского были широко известны («Давайте нам сатиры, сатиры и сатиры», – пишет ему К.Ф. Рылеев в феврале 1825 г). Сатира Вяземского «Петербург» была опубликована в «Полярной звезде» (издание К.Ф. Рылеева и А.А. Бестужева).

Как бы продолжая созданную поэтами XVIII в. традицию сатирических жанров, и свои вольные стихи он насыщает сатирическим содержанием («Сибирякову», «Волнение»). Вяземский пишет и куплеты, но куплеты сатирические. К такому жанру принадлежит и самая яркая из его сатир – «Русский бог» (1828). Известное читателям по многочисленным спискам, это стихотворение было впервые опубликовано в 1854 г. в Лондоне А.И. Герценом:

Нужно ль вам истолкованье,
Что такое русский бог?
Вот его вам начертанье,
Сколько я заметить мог.
Бог метелей, бог ухабов,
Бог мучительных дорог,
Станций – тараканьих штабов,
Вот он, вот он, руский бог.

Перед нами широкая, но вместе с тем емкая картина всего общества, всей России;

крепостное крестьянство:

Бог голодных, бог холодных,
Нищих вдоль и поперек...
Бог лаптей.

разоренное, но хлебосольное дворянство:

Бог имений недоходных...
Бог наливок, бог рассолов,
Душ, представленных в залог,
Бригадирш обоих полов,
Вот он, вот он, русский бог.

императорский двор:

Бог всех с анненской на шеях,
Бог дворовых без сапог,
Бар в санях при двух лакеях,
Вот он, вот он, русский бог.

Иностранцы, кто за счастьем и чинами приехал в Россию:

Бог всего, что из границы,
Не к лицу, не под итог...
Бог бродяжных иноземцев,
К нам зашедших за порог,
Бог в особенности немцев,
Вот он, вот он, русский бог.

Мысли Вяземского как бы перекликаются со словами Пушкина: «Мы в сношениях с иностранцами не имеем ни гордости, ни стыда... Мы хохочем и переводим эти барские слова любопытному путешественнику. Все это попадает в его журнал и печатается в Европе – это мерзко. Я, конечно, презираю отечество мое с головы до ног – но мне досадно, если иностранец разделяет со мною это чувство. ...Мы живем в печальном веке» (из письма к П.А. Вяземскому. 27 мая 1826 г.).

«Русский бог» – это резкий выпад против несправедливого устройства общества:

К глупым полон благодати,
К умным беспощадно строг,
Бог всего, что есть некстати,
Вот он, вот он, русский бог.

Вяземский создает новый жанр – своеобразный стихотворный фельетон. Для языка Вяземского характерны просторечие, народные обороты, газетная лексика (даже собственные имена связаны с некоторыми событиями). Вяземский как бы хочет порвать с «элегическим» направлением русской поэзии 1820 г., создавая новые формы художественного выражения («Коляска», «Зимние карикатуры», «Станция»). Если непринужденный разговор и мягкий переход от темы к теме еще сближает «Коляску» с традиционным дружеским посланием, то гражданский пафос и едкая сатира – это новые, отличительные черты поэзии Вяземского:

Прости, блестящая столица!
Великолепная темница,
Великолепный желтый дом,
Где сумасброды с бритым лбом,
Где пленники слепых дурачеств
Различных званий, лет и качеств,
Кряхтят и пляшут под ярмом.

Уже в этих нескольких строчках мы видим те приемы, которые так характерны для поэзии Вяземского 1820-х гг. – смелые и яркие сочетания несочетаемых слов: темница «великолепная», дом сумашедших – «великолепный», плясать «под ярмом».

 


 Читайте также другие статьи о жизни и творчестве П.А. Вяземского:

 Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XIX века