В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Поэтическое мастерство Давыдова

Поэтическое творчество Давыдова – чуть более 70 стихотворений, написанных преимущественно в жанре послания, элегии, романса. Поэтический словарь Давыдова, как подсчитали исследователи, три тысячи триста слов. Разговорно-обыденные обороты речи, галлицизмы и славянизмы, военная лексика, подражание языку русских народных песен под талантливым пером поэта-гусара приобретают ту неповторимость и «неподражаемость», которые отмечали в поэтическом языке Дениса Давыдова его современники.

Работая в пределах «малых» жанровых форм, столь любимых поэтами карамзинской школы, Давыдов решительно борется против строгих жанровых канонов:

Сегодня вечером увижусь я с тобою,
Сегодня вечером решится жребий мой.
Сегодня получу желаемое мною –
Иль абшид на покой!
А завтра – черт возьми! – как зюзя натянуся…

«Решительный вечер», 1818

Элегическому началу стихотворения противостоит окончание – столь любимый поэтом прием резкого снижения тона и вкрапление «военной» лексики («абшид»).

С помощью этого приема построено и стихотворение «Я вас люблю…» (1834), где последние строки зачеркивают (и притом решительно) грустное и элегическое начало стихотворения:

На право вас любить не прибегу к пашпортуИссохших завистью жеманниц отставных;
Давно с почтением я умоляю их:
Не заниматься мной и убираться к чорту!

Все характерные черты оригинальной манеры Дениса Давыдова были неразрывно связаны с его точкой зрения на поэзию как на состояние «душевного восторга» и «воспламененного воображения». «Нет поэзии в безмятежной и блаженной жизни. Надо, чтобы что-нибудь ворочало душу и жгло воображение», – подчеркивал Давыдов. Особая темпераментность, «кипучесть», экспрессия свойственны «разгульно-удалому» стиху поэта-партизана (независимо от темы стихотворения): 

Вошла – как Психея, томна и стыдлива,
Как юная пери, стройна и красива…
И шепот восторга бежит по устам,
И крестятся ведьмы, и тошно чертям!

«NN», 1833

…Но чу! Гулять не время!
К коням, брат, и ногу в стремя,
Саблю вон – и в сечу! Вот 
Пир иной нам бог дает,
Пир задорней, удалее,
И шумней, и веселее…
Ну-тка, кивер набекрень,
И – ура! Счастливый день!

«Бурцову», 1804

Поэзия Дениса Давыдова – оригинальный поэтический мир, и в ее однообразии (преимущественном описании гусарской жизни) и заключалась ее сила: Давыдов сумел найти героя, нового для поэзии XIX века – лихого гусара, и показать различные стороны его жизни, создать неповторимый и глубоко индивидуальный образ. Он опоэтизировал гусарский быт и его красочные аксессуары (пуншевые стаканы, доломаны, сабли, трубки и даже «любезные усы»). Но батального материала (военные походы и сражения) в стихотворениях Давыдова очень мало. И в этом, как отмечали исследователи, и заключался секрет творческой самобытности поэта-партизана, особой неповторимости его творческой манеры. Стихи Давыдова – это стихи о войне военного человека, мир его душевных потрясений и переживаний, написанных на присущем ему одному языке. В стихах Давыдова современники видели символ русской души – «широкой, свежей, могучей, раскидистой». Учитывая накопленный до него опыт, но не копируя своих предшественников, Давыдов уверенно двигался вперед, создавая шедевры реалистической поэзии и оказывая огромное влияние на начинающих поэтов и уже зрелых мастеров поэтического слова.

Как уже было отмечено исследователями, стих Давыдова предвосхитит и поэтический «хмель» Н. Языкова, и метафорическую экстатичность «байронистов» лермонтовского поколения, и эротику Бенедиктова.

 


 Читайте также другие статьи о жизни и творчестве Д.В. Давыдова:

 Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XIX века