В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Анализ поэмы «Шильонский узник»

В сентябре 1821 г., путешествуя по Европе, Жуковский посещает Шильонский замок, крепость, построенную на скале. В тюремной камере, где долгие шесть лет томился герой поэмы Байрона, «Шильонский узник», Жуковский нашел надписи Байрона и Шелли, вырезанные на колонне, и рядом поставил свою. И посещение крепости, и поэзия Байрона вдохновили Жуковского на собственный перевод.

Франсуа де Боннивар – лицо историческое. Человек твердый, решительный, веротерпимый, независимый в своих убеждениях, он сыграл заметную роль в борьбе женевцев против герцога Савойского. По приказу последнего он в 1530 г. был заключен в Шильонский замок, где провел шесть лет. После освобождения он получил звание Женевского гражданина. Человек эрудированный, обладающий обширными знаниями в области истории и богословия, он собрал большую библиотеку и завещал ее городу, как и свое состояние.

Когда Байрон создавал свою поэму, он не знал этих фактов, иначе, писал он, – «я постарался бы воздать должную хвалу мужеству и доблестям Боннивара».

В поэме Байрона и переводе Жуковского – трагедия сильной активной, одаренной личности, находящейся в неволе, бездеятельное существование, выживание в невыносимых условиях составляют содержание поэмы:

Взгляните на меня: я сед;

Но не от хилости и лет;

Не страх внезапный в ночь одну

До срока дал мне седину.

Я сгорблен; лоб наморщлен мой,

Но не труды, не хлад, не зной –

Тюрьма разрушила меня.

Желая усугубить нравственные мучения героя, Байрон, а вслед за ним и Жуковский, заключают в ту же тюрьму двух братьев Боннивара (чего не было в действительности):

Цепями теми были мы,

К колонам тем пригвождены,

Хоть вместе, но разлучены,

Мы шагу не могли ступить;

В глаза друг друга различить

Нам бледный мрак тюрьмы мешал:

Он нам лицо чужое дал –

И брат стал брату незнаком.

Постепенно слабеют физические и умственные способности, и человек становится частью своей камеры, цепочкой той цепи, к которой он прикован:

Но скоро то же и одно

Во мгле тюрьмы истощено…

Свободой был бы смертный час.

Жуковского в поэме Байрона в первую очередь привлекала тема братской преданности и любви: герой с трудом переносит гибель близких – умирает старший из братьев, охотник, привыкший к свободному воздуху гор:

И гроб тюрьма ему была,

Неволи сила не снесла.

Затем умирает младший брат, любимец отца:

Он гас, столь кротко-молчалив,

Столь безнадежно-терпелив,

Столь грустно-томен, нежно-тих,

Без слез, лишь помня о своих 

И обо мне…

Узник прислушивается к дыханию брата, зовет его – отклика нет:

Я цепь отчаянно рванул

И вырвал… к брату – брата нет!

Он на столбе, как вешний цвет,

Убитый хладом, предо мной

Висел с поникшей головой.

Я руку тихую поднял:

Я чувствовал, как исчезал

В ней след последней теплоты…

И, мнилось, были отняты

Все силы у души моей…

После смерти братьев героя охватило чувство душевного одиночества, полное безразличие к своей судьбе и собственной жизни:

Но что потом сбылось со мной –

Не помню. Свет казался тьмой,

Тьма – светом; воздух исчезал;

В оцепенении стоял,

Без памяти, без бытия,

Меж камней хладным камнем я….

Вера запрещает герою самоубийство; пение сизокрылой птицы спасает его от кошмара, и оно столь сладостно, что его «душа невольно ожила».

У узника нет даже и мысли о бегстве: отныне весь мир для него тюрьма, ибо у него нет никакого из близких.

Но воля не входила мне

И в мысли… я был сирота,

Мир стал чужой мне, жизнь пуста,

С тюрьмой я жизнь сдружил мою:

В тюрьме я всю свою семью,

Все, что знавал, все, что любил,

Невозвратимо схоронил,

И в области веселой дня

Никто уж не жил для меня;

Без места на пиру земном,

Я был бы лишний гость на нем…

Прошло много лет, сколько, он не помнит, и когда последовало освобождение, первая мысль, которая пришла узнику, – его хотят насильно оторвать от второй его родины:

И люди, наконец, пришли

Мне волю бедную отдать.

За что и как – о том узнать

И не помыслил я: давно

Считать привык я за одно –

Без цепи ль я, в цепи ль я был:

Я безнадежность полюбил –

И им я холодно внимал,

И равнодушно цепь скидал…

В последних стихах поэмы усилено безразличие героя к обретенной свободе:

На волю я перешагнул –

Я о тюрьме своей вздохнул.

Поэма Байрона в свое время вызвала критику современников. Так, В. Скотт писал, что в планы Байрона не входило дать характеристику Боннивару, читатель не найдет у него ничего, что бы напоминало о мужественном и выносливом терпении человека, страдающего за вопросы совести; «цель поэмы состояла в том, чтобы… изобразить вообще тюремное заключение и указать, как оно постепенно притупляет и замораживает физические и умственные силы человека до тех пор, пока несчастная жертва не становится как бы частью своей тюрьмы…».

Перевод Жуковского сыграл заметную роль в развитии русской романтической поэмы. Структурная особенность поэмы – исповедь героя – оказала определенное воздействие на лермонтовскую поэму (особенно «Мцыри»). Поэма Жуковского написана четырехсложным ямбом, со смежной мужской рифмой. Поэма Жуковского – особый этап в истории русской поэзии. Недаром современники отмечали «крепость и мощь» языка Жуковского, особенно для выражения «страшных, подземных мук отчаяния».

 


 Читайте также другие статьи о жизни и творчестве В.А. Жуковского:

 Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XIX века