В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Анализ элегии «Теон и Эсхин»

Скорбь человека, не сумевшего найти счастье в земной жизни, – вот, пожалуй, один из основных мотивов поэзии Жуковского. В чем же истинное счастье? В своей элегии «Теон и Эсхин» (1814) – произведении, можно сказать, программном – Жуковский показывает двух героев, две разные судьбы. Эсхин провел жизнь в поиске земных радостей и счастья:

И роскошь, и слава, и Вакх, и Эрот – 
Лишь сердце они изнурили;
Цвет жизни был сорван; увяла душа:
В ней скука сменила надежду.

Скромный в желаниях, Теон уверен, что его жизнь – путь к «прекрасной возвышенной цели». Первый – личность мятущаяся, второй – весь в скорбных размышлениях. Оторванный от реальной действительности, он живет уединенно, живет лишь воспоминаниями о минувшем счастливом времени и надеждами на то, что это время когда-нибудь вернется:

Но счастье, вдвоем столь живое,
Навеки ль исчезло? И прежние дни
Вотще ли столь были прелестны?
О, нет: никогда не погибнет их след;
Для сердца прошедшее вечно,
Страданье в разлуке есть та же любовь;
Над сердцем утрата бессильна.
И скорбь о прошедшем не есть ли, Эсхин,
Обет неизменной надежды,
Что где-то в знакомой, но тайной стране
Погибшее нам возвратится?
Взгляды Теона близки Жуковскому:
Я взором смотрю благодарным
На землю, где столько рассыпано благ…

И жизнь мне земная священна;
При мысли великой, что я человек,
Всегда возвышаюсь душою.

Главное на земле – человек, для Жуковского – это единственная подлинная реальность, это основная идея всего творчества Жуковского, в этом пафос его поэзии. Через сложный и богатый внутренний мир героев Жуковский стремился показать разнообразие человеческого характера, человеческая психология всегда привлекала его внимание. Но романтический субъективизм поэта приводил к известной односторонности. Обращаясь к Эсхину, Теон говорит:

 О, друг мой, искав изменяющих благ,
 Искав наслаждений минутных,
 Ты верные блага утратил свои –
 Ты жизнь презирать научился.

В этих словах Теона – квитэссенция взглядов самого Жуковского. Богатство внутреннего мира Теона, внутренний мир его сердца (и вообще любого человека) поэт противопоставляет непрерывным стремлениям Эсхина найти свое истинное счастье. Поэт уверен: истинное благо внутри человека. Не случайны слова Теона:

…боги для счастья послали нам жизнь –
Но с нею печаль неразлучна.

И жизнь и вселенна прекрасны.

Теон мужественно переживает все невзгоды, ниспосланные ему, он примирился со страданием, он сроднился с ним, не замечая своего душевного одиночества. Он уверен, что блаженство и счастье ждут его:

Все небо нам дало, мой друг, с бытием:
Все в жизни к великому средство;
И горесть и радость – все к цели одной…

Для Теона не существует борьбы за счастье; то, как он жил и живет, его вполне устраивает (жизнь предстает перед ним во всей красоте), та, которую он потерял, всегда с ним («Ах, свет, где она предо мною цвела, // Он тот же: все ею он полон…»), и в иной жизни они встретятся («…верно желанное будет»). Теон уверен: человек не должен роптать на судьбу, девиз Теона: «Жду и надеюсь!»

В словах Теона – исповедь человека одинокого, лишенного какой-либо деятельности, погруженного в счастливые воспоминания и размышления о прошлом (он уверен, что счастье, которого он достиг, «не мечта»). Но в них и осуществимость идеала в подчинении жизни человека «прекрасной, возвышенной цели» («Все в жизни к великому средство»), и христианское представление о бессмертии души, и античное представление о загробном мире (это не царство мрачного Аида), где человек находит утраченное.

Пафос элегии «Теон и Эсхин» в гуманизме, в романтической вере, что «любовь и сладость возвышенных мыслей», стремление к столь же «возвышенной цели» изначально присущи человеку («сих уз не разрушит могила»).

 


 Читайте также другие статьи о жизни и творчестве В.А. Жуковского:

 Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XIX века