В вашей корзине: 0 тов.
оформить | очистить
Отдел сбыта: +7 (8453) 76-35-48
+7 (8453) 76-35-49
Не определен

Анализ оды Г.Р. Державина "Снегирь". На смерть Суворова

Великий преобразователь русской поэзии Г.Р. Державин

 

"Снегирь" также посвящен скорбному событию. Умер Суворов, доблестный полководец и удивительный человек, которого поэт любил и глубоко почитал. И вновь – параллель с миром русской природы. Но теперь выбран снегирь, любимая народом птичка, маленькая, но отважная, не боящаяся морозов и снежных бурь. Построение стихотворения и его ритмическая организация иные, чем в предыдущем. Но ведь и герой, и ситуация совершенно иные. Суворов – воплощение воинского долга, мужества, солдатской неприхотливости и доблестной самоотверженности.

			Снегирь
	Что ты заводишь песню военну
	Флейте подобно, милый Снегирь?
	С кем мы пойдем войной на Гиену?
	Кто теперь вождь наш? Кто богатырь?
	Сильный где, храбрый, быстрый Суворов?
	Северны громы в гробе лежат.
	
	Кто перед ратью будет, пылая,
	Ездить на кляче, есть сухари;
	В стуже и в зное меч закаляя,
	Спать на соломе, бдеть до зари;
	Тысячи воинств, стен и затворов
	С горстью россиян все побеждать?
	
	Быть везде первым в мужестве строгом,
	Шутками зависть, злобу штыком,
	Рок низлагать молитвой и Богом,
	Скиптры давая, зваться рабом,
	Доблестей быв страдалец единых,
	Жить для царей, себя изнурять?
	
	Нет теперь мужа в свете столь славна:
	Полно петь песню военну, Снегирь!
	Бранна музыка днесь не забавна,
	Слышен отвсюду томный вой лир;
	Львиного сердца, крыльев орлиных
	Нет уже с нами! Что воевать?

Перед нами как бы моментальный словесный рисунок, сделанный сильными и резкими мазками. Портрет-характеристика героя помещен во вторую и третью строфы. Он взят, как в раму, в начальную и конечную строфы, содержащие обращение к Снегирю. Только в первой строфе это обращение имеет вид недоуменного вопроса:

	Что ты заводишь песню военну
	Флейте подобно, милый снегирь?

А в последней – имеет вид приказа:

	Полно петь песню военну, Снегирь!

Вся первая строфа состоит из сплошных вопросов. Умер тот, кого никем никогда не заменишь. Потому и растерянность, потому и взволнованные вопросы без ответа на них. Во второй и третьей строфах конкретизируется мысль о том, почему другого такого полководца, как Суворов, в России больше уже не будет. Уникален он в силу своей соприродности простым солдатам, людям из народа. Он разделяет их обычаи и привычки, в военных походах он живет их жизнью. У него тот же "русский сгиб ума", что и у самого поэта. А ведь по своему положению этот полководец едва ли не равен царям: он "дает скиптры", решает судьбы стран и народов.

Демократизм литературного произведения проявляется не только в его тематике, то есть не только в том, о чем в нем повествуется, – но и в его поэтике, то есть в том, как повествуется, какая форма выбирается. Говоря о Суворове, Державин выбирает поэтическую форму, передающую образ мышления человека из народа (народ по-гречески demos; отсюда и определение "демократический"). Это он, воюя рядом со своим полководцем, уверовал, что "зависть побеждается шутками", "злоба – штыками", а судьбу умилостивают молитвами. Это он вписывает себя в извечную русскую формулу: "жить для царей, себя изнуряя". И он считает, что именно так прожил свою жизнь любимый полководец Суворов.

Заключительная строфа возводит героя на пьедестал, отделяя от всех остальных: "Нет теперь мужа в свете столь славна". Образ приобретает величественные "герольдические" очертания: "Львиного сердца, крыльев орлиных". Однако финальная строка вновь звучит совсем не торжественно и пышно, а просто и лаконично. Так выразился бы потрясенный горем обычный человек, хорошо понимающий цену утраты:

	Нет уже с нами! Что воевать?

Нет больше Суворова, и Снегирю незачем больше петь "военную песню". Стихотворение взято в кольцо перекликающихся строк: открывающей повествование ("Что ты заводишь песню военну…") и завершающей его ("Полно петь песню военну, Снегирь!"). Горестный круг замкнулся: нет Суворова и умолкли песни славных подвигов и побед. Как точно соответствует это стихотворение названию нашей книги. В "Снегире", действительно, соединились звуки лиры и трубы. Маршевый ритм, ритм походов и приказов ("Полно петь песню военну, Снегирь!"), растворен в глубоком и искреннем лирическом переживании.

 


 Читайте также другие темы главы VI:

 Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XVIII века